Коротко

Новости

Подробно

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ   |  купить фото

Дело тонкое

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 39

В Музее личных коллекций открылась выставка исламского искусства из коллекции фонда Марджани.


Рубрику ведут Мария Мазалова и Мария Семендяева


Два года назад музей Метрополитен в Нью-Йорке открыл отдел исламского искусства после восьмилетней реставрации. На это событие откликнулись все ведущие издания. Ислам для Америки — горячая тема: общество, построенное на декларативном мультикультурализме, приветствует любой повод узнать побольше о себе. И конечно, после 11 сентября ни одна культура не вызывает столько напряженного, смешанного со страхом любопытства.

Представительная, доверху набитая редкостями выставка в Музее личных коллекций падает на принципиально иную почву. В Америке "празднуют различия", если буквально переводить расхожую фразу. В России вопрос о том, к какой цивилизации мы все-таки относимся, остается дискуссионным. Для нее Восток слишком близко, и в быту тоже: есть большая разница между ориентализмом европейского эстета и ковром из Таджикистана, знаком благосостояния каждой уважающей себя советской семьи. Так что выставка "Девяносто девять имен Всевышнего" выглядит не гастролью чужеродной ментальности, а чем-то своим, родным, знакомым с детства.

Музейщики называют коллекцию фонда Марджани второй по значению после Эрмитажа. Временной охват действительно поражает воображение: здесь собраны рукописи, ткани и миниатюры с IX по XIX век. Здесь много прекрасного, но объяснения на стенах, увы, страдают академичностью и упором на описания техники изготовления, то есть области, в которой разбираются только специалисты по материальной культуре и археологи. Отсутствие доступных текстов, впрочем, позволяет сохранить загадку. Без пересказа сюжетов и перевода священных текстов зритель остается один на один с линиями, глядя на которые, трудно поверить, что перед нами слова. Мусульманскую образность часто называют музыкальной, и страницы из Корана действительно хочется читать как партитуры и переводить в звуки.

Искусства в европейском понимании цивилизации ислама не производили: здесь все служебное (коврик для молитвы, занавеска) и прикладное (иллюстрации к знаменитым текстам). А еще миниатюрное, детям и людям со слабым зрением выставка не рекомендуется. Самые крупные объекты здесь принадлежали высокопоставленным монголам. Их золотистые одеяния и головные уборы нельзя назвать красивыми, но функцию общественного расслоения они выполняли, надо думать, успешно. Бокка, шапка замужней женщины, представляет собой конструкцию высотой с голову и вызывает ассоциации с мигалкой на правительственной машине.

Иранские миниатюры, конечно же, самая доступная область мусульманского искусства. У фонда Марджани есть отличные образчики иллюстраций к легенде Юсуфа, исламского двойника Иосифа Прекрасного, и соблазнительницы Зулейхи в переложении Фирдоуси. В хитросплетении персонажей разобраться сложно, и поэтому лучше запоминаются отдельные фигуры. Например, девушка с бутылью не портрет, а аллегория истинной веры из арсенала суфиев. Связка истины с красотой понятна в любой цивилизации: так в католичестве Богоматерь вечно молода. Удивительно, однако, что при всем богатстве рифм с нашей культурой взаимопонимание дается с таким трудом. Хотя в России к нему готовы давно.

Валентин Дьяконов


Комментарии
Профиль пользователя