Боевые искусства отдали народу

Эпос Вонга Карвая на Берлинале

Фестиваль кино

Премьерой эпического кинополотна "Великий мастер" Вонг Карвая, возглавляющего международное жюри, вчера открылся 63-й Берлинале. Сегодня в рамках форума состоится первый показ фильма Светланы Басковой "За Маркса...". Завтра в конкурсе — "Долгая счастливая жизнь" Бориса Хлебникова. Из Берлина — АНДРЕЙ ПЛАХОВ.

Проект, известный ранее под названием "Великие мастера", был задуман знаменитым китайским режиссером еще 16 лет назад, когда он работал над фильмом "Счастливы вместе" — о любви двух гонконгцев, нашедших пристанище в Аргентине. Тот фильм, а также последовавшее за ним "Любовное настроение" принесли Карваю мировую славу рыцаря печального образа, великого мастера меланхолии, связанной и с его концепцией любви как фатально нереализованного чувства, и с судьбой разделенного Китая (режиссер родился в Шанхае, но прожил жизнь в Гонконге).

На первый взгляд любовь, меланхолия и прочие сантименты не имеют никакого отношения к теме боевых искусств — а именно она вдохновила "Великого мастера", построенного по мотивам биографии Ип Мана — виртуоза школы Вин Чунь, в которой учился Брюс Ли и которая приобрела культовую популярность во всем мире. Вонг Карвай отлично справляется с жанром восточного экшена, которому отдал дань еще в "Прахе времен", но очевидно и то, что захватывающие дух сцены боевых поединков нужны ему главным образом для того, чтобы поделиться своими ощущениями хрупкости бытия и безнадежности любых попыток реализовать свои амбиции и устремления. Жизнь — это шахматная партия, где каждый ход навсегда остается на доске, а игроки стареют, слабеют и умирают, понимая в конце концов, что именно они, а не шахматные фигурки были пешками в кем-то затеянной игре.

Таковы отношения, связывающие две школы китайских боевых искусств — южную и северную. Первую представляет благородный Ип Ман, вторую — не менее благородный Гон Ютьян и его дочь Гон Эр, наследующая после гибели отца его профессиональное наследие. Ип Мана играет постоянный актер режиссера Тони Люн, в роли Гон Эр — звезда китайского кино Чжан Цзыи. Отношения этих героев более всего напоминают атмосферу "Любовного настроения": их явно влечет друг к другу на протяжении десятилетий, но до самого последнего момента они, как партизаны на допросе, не признаются в этой слабости. А когда правда выходит наружу — уже поздно, поезд ушел.

Действие эпической драмы растягивается от конца 1930-х годов до 1960-х, оно вбирает в себя глобальные катаклизмы — японскую оккупацию, гражданскую войну, раздел Китая. Герои живут жизнью своей страны, вместе с ней страдают и приносят жертвы. Однако где-то они остаются независимы от всего происходящего и преданы той интимной атмосфере, которую пронесли из своей молодости в довоенном Китае через всю жизнь. И до сих пор от нее что-то остается: запахи, краски, тонкие чувства и понятия о благородстве, растоптанные большой историей. Вонг Карвай после неудачного опыта работы в Америке ("Мои черничные ночи") возвращается на знакомую территорию. И добивается успеха. Пускай к финалу картины начинает слегка подташнивать от сентиментальной музыки, зато режиссеру впервые удалось выйти из артхаусного гетто в сферу народного кино: фильм уже успешно прокатан в Китае.

Труднее с прокатом в России картины Светланы Басковой "За Маркса...". Это для нас редкий пример политического кино, снятого, естественно, без поддержки государства. Причем политическое здесь синоним социального. Классовый конфликт олицетворяют два любимых исполнителя Басковой — Владимир Епифанцев и Сергей Пахомов. Первый играет законченного негодяя и психопата, который нахапал государственного бабла и тратит миллионы на Малевича и Родченко: вот она, судьба левого искусства! Второй показывает своего героя потерянным, беззащитным, способным на предательство по слабости, но только не циником. А рядом с героями этого народного эпоса действуют рабочие интеллектуалы, которые организуют вместо карманных профсоюзов настоящий: фильм, таким образом, превращается из отстраненной метафоры в практическое руководство к действию.

Светлана Баскова, в отличие от Пазолини, в отличие от Годара, вылупилась из яйца contemporary art, и язык кинематографа для нее — дело прикладное. Но вслед за мэтрами европейского леворадикального кино она наделяет кинотворчество интерактивным свойством воздействовать напрямую — подобно агитплакату. При этом она помещает "плакат" в кавычки. Именно так выглядит в ее фильме афиша "Калины красной" Шукшина, висящая на стене комнаты, где собираются деятели независимого профсоюза литейного цеха.

В стране, где были заложены традиции политического кино и где еще не так давно существовал производственный жанр, пролетарии фигурируют в современных российских фильмах в основном с приставкой "люмпен" (из последних вспомним "Елену" Андрея Звягинцева и целый блок картин о гастарбайтерах). Вот почему появление фильма Светланы Басковой, где рабочему человеку возвращается утраченное достоинство, можно считать поистине революционным.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...