Коротко

Новости

Подробно

Головокружение от доспехов

Джеки Чан вспомнил старинную франшизу

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

Объявив "Доспехи бога-3: Миссия Зодиак" (Chinese Zodiac) своим последним большим боевиком, Джеки Чан после 20-летнего перерыва снова наряжается в костюм одного из своих любимых персонажей, китайского Индианы Джонса, наемного охотника за сокровищами по кличке Ястреб. По сути своей "Миссия Зодиак" культурная, и фильм, в сущности, посвящен не романтическому воровству аукционных лотов, а скучноватой, на взгляд ЛИДИИ МАСЛОВОЙ, хотя и справедливой, репатриации культурных ценностей.


Главное в новом фильме Джеки Чана, где он упоминается в титрах 15 раз в разном качестве, что ему самому явно хорошо, а значит, будет нормально и его старым поклонникам, остальных же можно попросить особо не беспокоиться. То, что 58-летний Джеки Чан здоров и бодр, очевидно из десятиминутного пролога, когда его герой в удивительном костюме, покрытом со всех сторон роликами и превращающем его обладателя в некое подобие трансформера, пробирается на русскую военную базу. Там его, стремительно мчащегося то лежа на животе, то на спине, то на ногах, то на коленях, никак не могут поймать солдаты, выражающие свое недоумение на чистейшем казарменном русском: "Я ничо не понимаю! Он быстрей машины!" После того как герой, которого теперь называют не Ястребом и не Кондором (как во второй части франшизы), а почтительными инициалами Джей Си, продемонстрировал свои навыки человека, способного достать что угодно откуда угодно, жадные деятели антикварного бизнеса заказывают ему добыть шесть из двенадцати бронзовых голов зодиакальных животных, вывезенных из одного китайского дворца англо-французскими захватчиками во время второй опиумной войны.

В 2012-м году у героя Джеки Чана кроме собственного тела и фальшивого удостоверения корреспондента National Geographic целая толпа молодых симпатичных помощников, в том числе обеспечивающих ему высокий технический уровень. Как и в предыдущих "Доспехах", авантюриста окружают хорошенькие девушки — студентка (Яо Синтон), изучающая китайское культурное наследие в Париже, а также французская обедневшая наследница (Лора Вайссбекер), которая сидит на нескольких артефактах, в том числе и на интересующей Джей Си бронзовой петушиной голове. Оказавшись в особняке у француженки, культурная китаянка выражает явное намерение чуть ли не собственноручно немедленно экспроприировать все вывезенные с ее родины ценности, однако мудрый Джей Си оттаскивает негодующую патриотку, пытаясь ее угомонить хитрым аргументом: "Мы не можем судить о делах давно минувших дней с точки зрения современных гуманистических понятий". Аналогичным образом едва ли продуктивно судить о кинематографе Джеки Чана с точки зрения новейшей кинематографической моды — хотя, скажем, для оживления действия лучше бы было, если бы женская историко-политическая дискуссия сразу переросла в драку, а так приходится дожидаться аналогичного аттракциона до самого конца, когда помощница Джея Си (Чжан Лансин) сходится в рукопашной со злодейкой в змеином жакетике и колготках в сеточку (Кейтлин Дешель).

Хотя о старческом увядании Джеки Чана в чисто физическом плане говорить преждевременно, но непременная комедийная составляющая его боевиков немного скукожилась — на этот раз она представлена дракой с четырьмя доберманами, в которой герой пытается изобразить более свирепую собаку, а также историей с пропавшим без вести прапрадедушкой французской аристократки, чьи берцовые кости очень кстати подворачиваются в схватке с пиратами, один из которых загримирован под Джека Воробья. Однако вся центральная часть фильма, когда множество различных персонажей выясняют отношения в джунглях на тропическом острове, явно затянута. При этом традиционные для Джеки Чана финальные обрезки не получившихся и свернувших в комическую сторону трюков, раньше доставлявшие отдельное удовольствие ужимками актера, сведены к минимуму и уступили место титру с благодарностью всем борцам за репатриацию и посвящением родителям. Но все равно это еще не прощальная стариковская сентиментальность, и порох в пороховницах Джеки Чана только начинает сыреть — хотя "Миссия Зодиак" нашпигована гаджетами, что твоя "Миссия невыполнима", неутомимый автор, как и 20 лет назад, находит способ хоть ненадолго, но показать себя в качестве супермена, летящего по воздуху без видимых специальных приспособлений. Так что когда в подпольной мастерской, где используются десятки технологий для состаривания только что изготовленных артефактов, звучит риторический вопрос "А есть ли на этом рынке вообще что-то настоящее?", напрашивается ответ: Джеки Чан и есть один из немногих оставшихся в этом мире неподдельных, хотя местами уже несколько поблекших и истершихся, артефактов.

Комментарии
Профиль пользователя