"Хромой лошади" назвали сроки

Обвиняемым по делу о пожаре запросили от двух до десяти лет

Гособвинение попросило суд приговорить к десятилетнему сроку главного фигуранта по делу о пожаре в клубе "Хромая лошадь" Анатолия Зака. Топ-менеджерам заведения, сотрудничавшим со следствием, грозит колония-поселение. По пять лет лишения свободы попросили пиротехникам, устроившим роковой фейерверк, а также инспектору Госпожнадзора Дмитрию Рослякову. Потерпевшие недовольны позицией прокуратуры.

Вчера в Ленинском районном суде Перми гособвинение завершило выступление в прениях по делу о пожаре в клубе "Хромая лошадь". Самый большой срок, как и ожидалось, прокуратура потребовала для главного фигуранта Анатолия Зака — гособвинитель Вадим Казаринов предложил назначить ему максимальное наказание, предусмотренное ч. 3 ст. 238 УК РФ ("Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц"),— десять лет колонии общего режима. В качестве смягчающих обстоятельств прокурор назвал наличие у господина Зака малолетнего ребенка-инвалида, а также то, что подсудимый возмещает вред шести потерпевшим по делу. В то же время Анатолий Зак стал единственным обвиняемым, в действиях которого гособвинение обнаружило отягчающее обстоятельство — особо активную роль в совершении преступления. Анатолий Зак своей вины не признал.

Исполнительному директору "Хромой лошади" Светлане Ефремовой и арт-директору Олегу Феткулову, которые признали вину частично и сотрудничали со следствием, прокурор запросил гораздо более мягкое наказание: для женщины — два года колонии-поселения, для Олега Феткулова — четыре года десять месяцев колонии-поселения с отсрочкой отбывания наказания до исполнения 14 лет его малолетнему ребенку. Также Вадим Казаринов заявил, что прокуратура отказывается от поддержания обвинения в части совершения преступления руководителями клуба "в составе организованной преступной группы", предложив его переквалифицировать на "группу лиц по предварительному сговору".

Сергею Дербеневу и его сыну Игорю, устроившим в "Хромой лошади" пиротехническое шоу, в результате которого начался пожар, прокуратура попросила максимальное наказание, предусмотренное ст. 218 УК РФ,— по пять лет колонии общего режима. Оба категорически отрицали свою вину, настаивая, что пожар произошел из-за замыкания в электропроводке.

Старшего инспектора Госпожнадзора Дмитрия Рослякова, который также не признавал свою вину, попросили признать виновным в "халатности, повлекшей смерть двух и более лиц" (ч. 3 ст. 293 УК РФ) и приговорить к пяти годам колонии общего режима. Наличие у него двух малолетних детей суд может учесть как смягчающее обстоятельство. Его коллеге Наталье Прокофьевой, единственной подсудимой, которая признала вину в полном объеме, попросили назначить четыре с половиной года колонии-поселения с применением той же отсрочки, что и у господина Феткулова.

Действия экс-главы краевого Госпожнадзора Владимира Мухутдинова в минувший вторник были переквалифицированы с ч. 3 ст. 285 УК РФ ("Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия") на гораздо более мягкую, первую часть этой статьи. Как считает прокуратура, совершенное им деяние не находится в причинно-следственной связи с гибелью людей на пожаре. Если раньше Владимиру Мухутдинову грозило до десяти лет лишения свободы, то теперь — максимум четыре года. А поскольку срок давности привлечения к ответственности за указанное деяние истек, господина Мухутдинова предложили освободить от уголовной ответственности. При этом прокурор попросил приговорить его к двум годам колонии-поселения по другому эпизоду — "злоупотреблению должностными полномочиями".

Позиция прокуратуры вызвала возмущение у многих потерпевших, присутствовавших на процессе. Так, Борис Гуляев заявил, что считает господина Мухутдинова одним из главных виновников трагедии. По его мнению, будучи хорошо знакомым с Анатолием Заком, Владимир Мухутдинов часто бывал в "Хромой лошади" и не мог не знать о вопиющих нарушениях правил пожарной безопасности. А Наталья Безе, потерявшая на пожаре дочь, удивилась позиции обвинения, касающейся наказания Светлане Ефремовой. По словам Натальи Безе, именно Ефремова занималась получением поддельных регистрационных документов. В итоге потерпевшие приобщили к делу документ, в котором выразили несогласие с позицией обвинения.

В ответ Вадим Казаринов пояснил, что обстоятельства дела и нынешнее законодательство "не позволяют гособвинению занять другую позицию относительно наказания". "Активное содействие некоторых подсудимых просто нельзя не учитывать — во многом благодаря их показаниям мы имеем дело в том виде, в каком оно есть",— считает господин Казаринов.

Максим Стругов, Пермь

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...