Коротко

Новости

Подробно

Ученицы десантного класса

Наталья Радулова: чему учатся девочки, которым нужна только армия

Журнал "Огонёк" от , стр. 30

Некоторые депутаты Госдумы предлагают вынести на обсуждение общественности вопрос о призыве женщин в армию — многие россиянки, мол, мечтают пройти срочную службу. Противники данной инициативы уверяют, что все это глупости, таких отчаянных девушек еще поискать надо. "Огонек" нашел


Наталья Радулова


Когда в 12 лет Саша Кокошинская решила поступать в кадетскую школу, ее мама даже расплакалась: "Куда? Ты же девочка!" Очень маме не нравилось, что дочь бросает занятия в художественной студии, бросает танцы, бантики, юбочки и плакаты поп-певцов — все, чем так увлечены ее сверстницы. Но Саша, как она теперь объясняет, заболела армией. Ей нравилась военная форма, оружие, а от словосочетания "Служу России!" даже мурашки появлялись. Поэтому как только она узнала, что в Нижнем Новгороде существует кадетский корпус имени Героя России Игоря Гурова, тут же принесла туда свои документы, забрав их из старой школы: "Теперь хочу у вас учиться". Директор Татьяна Масленникова девочку приняла, а мама продолжила рыдать и в директорском кабинете: "Ну как мне ее переубедить? Может, вы с ней поговорите? Пропадет ведь дочь! Замуштруют!"

"Они что, все одинаковые?"


Кадетские классы в школе N 4 впервые появились в 1998 году, и если что Татьяна Яковлевна за эти годы и поняла про своих учеников, так то, что девочки сюда приходят только по собственному желанию. Это мальчишек часто приводят матери-одиночки и бабушки: "Ой, нам так нужно мужское воспитание". А девочки — из 400 кадетов их сейчас около 40 — делают осознанный, хорошо обдуманный выбор. И очень часто они вынуждены преодолевать сопротивление своего окружения. "Солдафонкой станешь!", "Потеряешь женственность!", "Никто замуж потом не возьмет" — вот лишь некоторые предостережения, которые выслушала перед поступлением в кадетский корпус Соня Мищенко, одноклассница Саши. Поддержала ее только мама Наталья Викторовна: "Я сама когда-то мечтала об училище МВД, у меня и разряд по стрельбе был. Но родители не пустили, и я очень переживала из-за этого. Поэтому хочу, чтобы моя дочь всегда делала только то, что ей по душе". Зато остальные — учителя, подруги, родственники — были настроены очень критично: не женское это дело, и все тут.

"Я не понимала — о чем они,— вспоминает Соня.— Армия — это ведь так здорово, мне казалось, что каждый хочет быть с нею хоть как-то связан. Но когда я уже сдала сюда документы, Татьяна Яковлевна меня спросила, в каком классе я хочу учиться: в том, где есть одна девочка, или в том, где девочек вообще нет. Я растерялась: "У вас что, одни пацаны?" Я думала, что здесь все как в обычной школе".

Много лет это действительно была вполне обычная общеобразовательная школа — Татьяна Яковлевна преподавала здесь математику с 1974 года. Но в 90-е стали закрываться детские кружки, секции. "Многие ребята оказались без надзора, и тогда руководитель клуба "Десантник", что от нас через дорогу, предложил в качестве эксперимента организовать в нашей школе кадетские классы. Мы идею поддержали. И тут к нам как хлынули желающие! Из района даже ехали сюда подростки, снимали квартиры рядом, только чтобы учиться у нас. В итоге мы стали кадетской школой".

Военно-патриотический клуб "Десантник" до сих пор существует при школе. Его руководитель Олег Синькевич особой разницы между девочками и мальчиками не видит: "Они что, все одинаковые? Все зависит от характера ученика, а не от его половой принадлежности. Бывает, что и мальчишка слаб духом оказывается, труслив, а бывает, что девчонка всем фору даст. Саша и Соня, к примеру, у нас боевые. Этих хоть сейчас можно в армию призывать. Хотя, конечно, есть некоторое влияние воспитания. Я заметил, что девочки все-таки более добросовестные, исполнительные. Просто в семьях от них больше требуют, вот они и привыкают к ответственности. А среди мальчишек чаще встречаются избалованные".

В 10 "В" — равноправие: "Нет у нас различия — мальчики, девочки. Мы все кадеты"

В 10 "В" — равноправие: "Нет у нас различия — мальчики, девочки. Мы все кадеты"

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

"Не смей прыгать!"


Многие родители, которые надеются с помощью кадетской школы воспитать "настоящего мужчину", сами к своим детям относятся как к маленьким пажам. "Еду я как-то на работу в автобусе,— рассказывает директор Татьяна Яковлевна.— Смотрю, наш кадет вошел, пятиклассник, с бабушкой. Эта пожилая женщина сразу его усадила на свободное сиденье, а сама стоит, его рюкзак держит. И этот паренек сидит, довольный такой. В форме! А потом эта бабушка будет удивляться, почему внучок такой инфантильный, хотя и в кадетской школе учился, и автомат разбирать умеет".

"Был у нас мальчик, которого тоже мать в кадетку привела, но при этом приказала: "Не смей прыгать!" — рассказывает преподаватель парашютно-десантной подготовки, заслуженный мастер парашютного спорта Валентина Тарасова.— У нас все десятиклассники прыгают, а он хоть на сборы и поехал, но на земле остался. Ну и как к нему коллектив потом относился? А ведь это не единичный случай, опекают в семьях очень сильно некоторых парней. И эти же родительницы плачутся, рассказывают, что мы — их последняя надежда, что подростки растут маменькиными сынками".

"Да, это настоящий позор, если мама прыгнуть не разрешила",— соглашаются десятиклассники. У них сегодня занятия на спецкурсе у Тарасовой, учатся складывать парашют. Ребята объясняют, что если даже дома строго-настрого запрещают выполнять какие-то кадетские задания, то совсем необязательно об этом кому-то рассказывать. Прыгнул молча, да и все. Кто-то даже произносит фразу: "Мужчина прежде всего должен выполнять свой долг, а не указания мамы".

"А как вы относитесь к феминизму?" — спрашиваем десятиклассников. Девочки пожимают плечами. "Это отрицание чего-то?" — высказывает Саша предположение. Одноклассник Вадим Гумбин тут же поправляет: "Это ты про нигилизм сейчас". Но сам верного ответа дать тоже не может. Одноклассники одну за другой отметают наши подсказки: "Может, это кулинарное блюдо? Техника узелкового плетения? Город в Китае?" Почти все мальчики из 10 "В" уверены, что женщины равноправны с мужчинами во всех сферах общества и поэтому девушкам надо разрешить служить в армии. Но — по желанию. И мужчинам тоже — по желанию. Потому что такие люди, как Саша и Соня, конечно, побегут служить, а вот другим это может быть не по силам. Только Валера Ехлик категорично заявляет, что место женщины — дома: "Она должна готовить, воспитывать детей, а не с парашютом прыгать..." "Внимательнее!" — раздается строгий голос Тарасовой, и Валера, забыв про свою жизненную философию, снова принимается за укладывание строп. Тяжело рассуждать о предназначении женщины на спецкурсе у Валентины Александровны, совершившей 3500 прыжков.

"Люблю оружие, устав, форму. Даже когда еще маленькая разнашивала свои первые "берцы" и натирала такие кровавые мозоли, что и носки не могла снять, все равно радовалась. Понимала: вот оно, дело моей жизни"

"Люблю оружие, устав, форму. Даже когда еще маленькая разнашивала свои первые "берцы" и натирала такие кровавые мозоли, что и носки не могла снять, все равно радовалась. Понимала: вот оно, дело моей жизни"

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

"Посидим помолчим, мужики"


Соня и Саша собираются поступать в Рязанское десантное училище. Главная причина — "Туда девушек принимают!". Да и вообще, у школы ведь десантный профиль, надо его и дальше придерживаться. "У меня уже третий разряд по парашютному спорту,— объясняет Соня.— Я живу этим, дышу. Мне ничего другого не надо. Только армия!" Так что пока все остальные школьницы после занятий гуляют и смотрят реалити-шоу, младший сержант Мищенко и ефрейтор Кокошинская ходят на тренировки по армейскому рукопашному бою, бегают кросс. "Бывает, конечно, что мы музыку после уроков слушаем,— признается Саша.— Любимая группа? Ансамбль Воздушно-десантных войск России "Голубые береты", конечно! Как же они поют!.. "Многих наших в строю уже нет. Посидим помолчим, мужики. Вспомним лучшие годы свои-и-ии..."".

Не все девочки в кадетской школе разделяют подобные увлечения. Некоторые и поступали сюда только для того, чтобы быть в окружении мальчишек. Таких, как нам объясняют, вычислить просто: они все носят очень короткие юбки, даже в мороз. А наши героини одеты в "комки", камуфляжную форму. Так теплее и удобнее. Ведь в школе приходится много двигаться, заниматься спортом. "Каждому свое,— усмехается Соня.— Кто-то хочет кокетничать с парнями, а кто-то — Родине служить".

В школе есть правило: если кто-то провинился, получил замечание от учителя, то начальник взвода предлагает ему отжаться несколько раз — в зависимости от степени проступка. Девочки, те самые, кто носит мини-юбки, отказываются от подобных упражнений: "Еще чего! У меня маникюр! У меня прическа!", а Саша и Соня — никогда. Никаких поблажек для себя они не требуют и жалобно: "Мы девочки! Мы не будем это делать!" не пищат. Может, поэтому все одноклассники отзываются о них с большой теплотой. Класс 10 "В" вообще очень дружный. На каникулах одного из учеников вызывали на ковер, грозились исключить из школы за неуспеваемость. Так все десятиклассники бросили свои дела, приехали, сидели под дверью учительской, пока парня распекали, а потом дружно обещали взять его на поруки. "Мы друг за дружку горой,— объясняет Саша.— Для нас наши мальчишки — настоящие товарищи. А модницы, которые все пытаются выяснить, почему к нам в школе относятся с таким уважением, никогда этого не поймут".

Модой Соня и Саша тоже интересуются. Изучают в интернете видеоролики типа "Как правильно отбить голубой берет. Натягиваете берет на тарелку и обливаете водой с сахаром...". И в социальных сетях странички у них есть. Кошечек и розочек там не наблюдается, девочки почти на всех фотографиях красуются в форме и состоят в группах вроде "Я люблю армию". Но рецепты красоты — "Избавляемся от синяков под глазами: 1 ч.л. ромашки залить 0,5 ст. кипятка, настоять, разделить на 2 части, одну использовать в гор. виде, др. в холодном, по 10 минут примочки!" — в их дневниках имеются.

Любимые фильмы подруг — "Солдат Джейн" и "А зори здесь тихие". "Мы их уже раз триста посмотрели,— говорит Соня.— Как это прекрасно — воевать за Родину! Я бы — хоть сейчас, в Афган, в Чечню... Эх, была бы война!"

Соня и ее одноклассник и спарринг-партнер Вадим Гумбин

Соня и ее одноклассник и спарринг-партнер Вадим Гумбин

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

"Дисциплина — мать порядка"


Накануне в школу заезжал свадебный кортеж. "Наша кадетка замуж вышла,— объясняет директор.— Вот приехала поздороваться с учителями, разделить с нами свою радость. Многие наши выпускники заходят, рассказывают о себе. И от их командиров мы получаем только благодарности, ни разу еще нареканий не было. Наши кадеты теперь работают в полиции, учатся в академии МВД, в военных училищах, служат. Есть у нас кавалер ордена Мужества. И потери в горячих точках тоже, к сожалению, есть... Вообще я за то, чтобы в армию шли те, кому нравится служить. А это желание уже с детства видно. Такие дети и в зарницах первые, и в соревнованиях, и в почетный караул рвутся. Вот сейчас у нас будет очередной лыжный переход, почти до Москвы дойдем. И у малышни уже глаза горят, когда они видят, как старшие готовятся к этому. Так что все сразу понятно — кто выберет эту дорогу".

Старшеклассники в кадетской школе контролируют младших товарищей. Учат с ними устав, объясняют, как подшивать воротнички, как приветствовать старших. Даже как вести себя в столовой. Соня очень быстро навела порядок среди расшумевшейся малышни: "Поели? Вышли!" И те ее слушались беспрекословно — так тут положено. "У нее звание есть, и вообще она из десятого класса,— шепотом объяснила Саша.— Они не могут не подчиниться. У старшеклассников авторитет в школе даже больше, чем у некоторых преподавателей. И это меня тоже привлекает в армии, кстати. Люблю командовать",— Саша улыбается, прикрывшись ладошкой.

В школьной столовой, где висят плакаты "Дисциплина — мать порядка" и "Хлеб — народное богатство", обедают и четвероклассники. Ими пока никто не командует, они не в форме и выделяются на фоне всех остальных учеников, как гражданские в казарме. Их учительница Эльвира Крохоняткина вздыхает: "Последний год я с ними, потом увольняюсь". Начальных классов в школе больше не будет. Теперь сюда станут принимать учащихся только с пятого класса, сразу в кадетский корпус. Поэтому многие дети переведутся в другие общеобразовательные школы. "А я останусь",— тихо говорит 10-летняя Яна Чигиринова, совсем маленькая девочка, едва из-за стола ее видно. Мы и ей задаем вопрос "Почему?", и она смотрит на нас с таким же недоумением, как и старшеклассницы: "Ну... тут же можно маршировать. Как вы не понимаете?!"

Комментарии
Профиль пользователя