Коротко

Новости

Подробно

Броненосец Матроскин

Андрей Архангельский: чему учат школьников рекомендательные списки Министерства образования

Журнал "Огонёк" от , стр. 40

Министерство образования представило список "100 книг, которые должен прочитать каждый выпускник школы". Наряду с недавним списком "100 фильмов" он приучает школьника к мысли, что не родина для тебя, а ты — для нее


Андрей Архангельский


Логичнее всего — если уж так тянет на списки — было попросить составить их самих старшеклассников: это было бы, по крайней мере, оригинально и вероятность того, что дети все это станут читать, была бы больше. "Старшеклассники выбирают любимые книги" — всероссийская акция, каждое обсуждение превращается в очень важный урок для детей и взрослых. Отпал бы вопрос "почему это, а не то", потому что дети выбрали. Вероятно, этот список был бы не так богат и разнообразен и вообще не так "культурен"; там не было бы, допустим, "Бесед о русской культуре" Лотмана или фильма "Броненосец "Потемкин"" — зато он был бы реалистичным. Это был бы такой культурный ЕГЭ: мы узнали бы реальное положение дел с кругозором школьников. Кроме того, делить в начале XXI века книги и фильмы на "наши" и "зарубежные" является вообще-то гуманитарной дикостью. Как будто при наличии интернета можно как-то вот умудриться отдельно любить Пушкина, а отдельно — какого-нибудь Кортасара.

Но в России книги для детей выбирают взрослые — учителя, специалисты, дяденьки и тетеньки. Соответственно списки формируются как свадьба или новоселье: побогаче, не для чтения, а для красоты; чтобы перед соседями (друзьями, знакомыми, начальством) было не стыдно.

Еще пару лет назад шли споры по поводу сокращения часов по литературе, вымыванию гуманитарной сферы. И вдруг маятник качнулся в другую сторону: теперь мы видим просто-таки загуманитаривание школьной программы (потому что фильмы и книги эти не каждому взрослому по силам). Как понимать эту противоречивость? А просто — "ведь старший приказал": Владимир Путин в январе 2012 года заявил, что неплохо бы было... и через год это "неплохо бы" ретиво отлито в граните. Оформлено, закреплено, утверждено. Получило вид необходимого: "должен прочесть каждый".

Забавно так совпало, что одновременно с обнародованием списков, рассчитанных на высокий уровень интеллекта, появилась масса законодательных запретов, ограничивающих практическую свободу школьников. Государство опять берет ответственность за все — за рай и ад: и за высокий культурный уровень, и за мораль (согласно проекту приказа Минобразования о дисциплинарной ответственности отчислить из школы теперь можно за "аморальное поведение"). Происходит регламентация детства и юности: подросток зажат в консервативном, иерархичном мире, при том что взрослые сегодня ни с какими культурными иерархиями не считаются. Такая ситуация порождает только лицемерие: школа подспудно внушает мысль, что культура — это неприменимый к жизни инструмент. Списки составлены как будто специально так, чтобы внушить подростку представление о культуре как об "абстрактном гуманизме", как о чем-то мертвом, замороженном, не имеющем к жизни отношения.

Списки составлены взрослыми и отражают конфликты взрослых в первую очередь. Это якобы богатство и разнообразие, "палитра", а также "разные точки зрения" никак не являются преимуществом этих списков: они, наоборот, его, подростка, окончательно запутывают. Главный внутренний конфликт списков — выбор пути, модернизационный или консервативный, и спор о том, какая из бывших Россий является идеалом. Новой России ни в одном из списков нет, это уже отмечено критиками. Списки спорят о том, была ли у нас эпоха великая или трагическая, и являются компромиссом между двумя мировоззрениями. Условно говоря, есть фильм "Освобождение" — каноническое пропагандистское кино 1970-х. И вот условный либеральный отец хватается за сердце, и ищет противоядие, и находит его в том же списке: скажем, фильм "Проверка на дорогах". Вот вам Фадеев — а вот вам Набоков. Есть "Конармия" Бабеля, но есть и "Очерки русской смуты" Деникина: всем сестрам по серьгам, представлены "разные точки зрения". Детям эти компромиссы до лампы: искусственное вовлечение их в разборки между советским и антисоветским антигуманно. По сути, взрослые возлагают на детей решение своих проблем. Дети должны решить вопросы, которые не решены взрослыми.

На самом деле и кино, и книги в списках лишь служат подручными средствами для рассказа об истории страны. А тут все по Гегелю: история рациональна, закономерна, частное приносится в жертву общему. Нынешнее время при таком подходе всегда оказывается вершиной прогресса. Этим "историческим подходом" объясняется желание составителей списка втиснуть в ничтожное в общем-то количество книг ВСЮ историю. Только так можно объяснить наличие в списке, к примеру, книги Валентина Янина "Я послал тебе бересту..." — о поисках берестяных грамот. Или эпосы, былины, сказания. Скука вообще-то скучнейшая, признаемся честно. Хотя и попытка учесть "многонациональность" и в очередной раз сплясать от истоков до наших дней: обрушить на школьника "связь времен". Ровно тот же — историографический — принцип присущ и списку "100 фильмов". Мы видим общую тенденцию: "растворить" литературу и кино в истории, сделать кино и литературу служанками исторического прогресса. Это и есть важнейший критерий, которым руководствовались отборщики: восхищение местами страшной, ужасной, но, безусловно, огромной и великой историей страны.

Историю кино можно было бы рассматривать как историю освобождения от цензуры (например, движение от "Смелых людей" к "Маленькой Вере"): но на общем фоне отвоеванная свобода советского кино ничтожна. Советское кино может быть только условно-свободным, только на фоне предыдущего периода. Посмотрите любой из фильмов 1970-1980-х: то, что с таким трудом проталкивалось, отвоевывалось, осталось после цензуры — в виде намека,— сегодня кажется лишь одним из вариантов неправды. Или вот военная тема: казалось бы, все книги и фильмы так или иначе попытки написать "правду о войне". Но: "Живые и мертвые" Симонова правдивы лишь до той поры, пока не появляется, к примеру, "Жизнь и судьба" Гроссмана. А вот книги "Батальоны просят огня" и "Горячий снег" Бондарева — вещи даже по советским меркам не самые смелые и уж точно не самые сильные. Это те крупицы правды о войне, которые давно уже превзойдены последующими правдами. Пропагандистские фильмы "Звезда" (1949) или "Смелые люди" (1950) — это вообще за гранью, сервильное и отлакированное сталинское кино.

В списке книг по-прежнему нет корпуса произведений, которые были бы посвящены становлению подростка, самоидентификации, личностному развитию. Личность в подавляющем большинстве предложенных книг неотделима от государства. В России вообще редкая книга учит свободе — что-то вроде "Чайки по имени Джонатан Ливингстон", или "Тома Сойера", или "Карлсона". В списке таких книг, за исключением Стругацких и Драгунского, почти нет. Да, еще Крокодил Гена с Котом Матроскиным.

Зато есть Наталья Кончаловская, "Наша древняя столица" — книга впервые появилась к 800-летию Москвы в 1947 году. ("В поэтической форме предстают перед читателем важнейшие исторические события допетровской эпохи и картины жизни и быта наших предков — москвичей".) А еще Александра Ишимова, "История России в рассказах для детей", 1837-1840 годов: книга не страдает назидательностью и за то была любима Пушкиным и Белинским. Четвертая часть начинается с главы "Рождение Петра": "Так, мои маленькие друзья, любовь к Петру одинакова не только во всяком звании народа нашего, но, мне кажется, и во всяком возрасте". "Как же можно нам, русским, для счастия которых Петр посвящал каждый час своей славной жизни, как можно нам менее восхищаться им?" "Мать Петра! Сколько величия, сколько славы в этом слове для женщины!" Есть и произведение Александра Боханова "Александр III: император и человек", в котором написано: "Истинное служение России — святая обязанность всех, но в первую очередь тех, кто самим Богом поставлен на высокое место. Александр знал, что в числе прочих и ему предназначена такая судьба"...

Короче, жизнь за царя. На фоне подробного изучения жизни правителей вообще не отражен период последних 25 лет жизни Отечества. Если судить по списку фильмов и книг, с 1986 года до 2012 года ничего существенного с нами не произошло. Освобождение человеческой личности, опыт обретения политической свободы — этот период не рассматривается как важный, фундаментальный, поворотный; он не рассматривается никак. Почему? Составители списков не дают ответа.

Все произведения, попавшие в оба списка — книжный и киношный,— в той или иной форме рассказывают о человеке как о заложнике государства. Тот же "Белеет парус одинокий" — при всех плюсах книги это ведь о том, как мальчик становится частью государства. Гайдар, Носов, Борис Полевой, Фадеев — все о том же. Ничтожность человека перед величием исторического замысла. Ничего не происходит без государства — такой вот критерий. Не родина для тебя, а ты — для нее, как пел Вася Обломов. Культура оказывается подручным средством для того, чтобы описывать величие страны.

Гарри Поттер как зеркало русской культуры

Опрос

"Огонек" попросил старшеклассников составить свой список любимых книг и фильмов. В списке книг первое место поделили Джоан Роулинг, Гоголь, Достоевский, Горький и Булгаков (их назвали 10 человек из 25). Киносписок мы приводим полностью из-за отсутствия явного фаворита. В опросе приняли участие 25 выпускников 11-го класса средней школы в Горках Одинцовского района Московской области


1. "Гарри Поттер" (5 человек)

2. "Шаг вперед" (5 человек)

3. "Пираты Карибского моря" (4 человека)

4. "Три метра над уровнем неба" (4 человека)

5. "Елки" (3 человека)

6. "Реквием по мечте" (3 человека)

7. "Начало" (3 человека)

8. "Подмена" (3 человека)

9. "Пила" (3 человека)

10. "Белое солнце пустыни" (3 человека)

11. "Влюбись в меня, если осмелишься" (3 человека)

12. "Жизнь Пи" (3 человека)

13. "Мой парень — ангел" (3 человека)

14. "Сумерки" (3 человека)

15. "Санктум" (3 человека)

16. "Мальчишник в Вегасе" (3 человека)

17. "Иван Васильевич меняет профессию" (2 человека)

18. "Хоббит" (2 человека)

19. "Гран Торино" (2 человека)

20. "Паранормальное явление" (2 человека)

21. "Зеркала" (2 человека)

22. "Пятый элемент" (2 человека)

23. "Хроники Нарнии" (2 человека)

24. "Судьба человека" (2 человека)

25. "Области тьмы" (2 человека)

26. "Заложница" (2 человека)

27. "Битва титанов" (2 человека)

28. "Поворот не туда" (2 человека)

29. "ДухLess" (2 человека)

30. "Ключ от всех дверей" (1 человек)

31. "Пункт назначения" (1 человек)

32. "Семнадцать мгновений весны" (1 человек)

Подготовила Анастасия Исакова


Комментарии
Профиль пользователя