Окрошка из нечисти

Бесформенные "Охотники на ведьм" Томми Вирколы

Премьера кино

Очередная киноинтерпретация популярной сказки братьев Гримм про Ганзеля и Гретель "Охотники на ведьм" (Hansel & Gretel: Witch Hunters) сделана норвежским режиссером Томми Вирколой, который года три назад понравился голливудским продюсерам после комического по замыслу, но не очень смешного по исполнению хоррора "Операция "Мертвый снег"" о том, как фашистские зомби в горах заживо съели нескольких туристов. Приговоренные к поголовному истреблению ведьмы удались норвежскому пародисту, по ощущению ЛИДИИ МАСЛОВОЙ, ненамного лучше, чем мертвые немцы.

В "Охотниках на ведьм" режиссер Виркола снова демонстрирует обостренный вкус к кровавому насилию, но посредственное чувство юмора — в целом его сказка про выросших Ганзеля и Гретель похожа на такой же несмешной анекдот, как и его альпийский зомби-хоррор. В "Мертвом снеге" автор прилежно демонстрировал тщательное знакомство со "Зловещими мертвецами" (Evil Dead) и вообще старался как мог продемонстрировать свое знакомство с кинематографической поп-культурой, однако в новой картине он даже и не пытается задействовать какие-то сказочные культурные референции и обыграть в своем сценарии тот факт, что главная особенность находчивых братца Ганзеля и сестрицы Гретель заключается в их упрямстве и от них нипочем невозможно избавиться, как ни старайся завести их поглубже в лес — все равно найдут обратную дорогу. Но при избранном Томми Вирколой подходе, когда главное — не характеры героев, а количество практикуемых ими способов истребления ведьм, сгодятся вообще любые сказочные персонажи. Примерно с таким же успехом можно было отправить охотиться на ведьм сестрицу Аленушку и братца Иванушку, отыскав в их тяжелом детстве какие-нибудь переменившие всю их судьбу травмы — как это пытается проделать с Ганзелем и Гретель самодеятельный психоаналитик Виркола.

Самое очевидное преимущество "Охотников на ведьм" перед "Операцией "Мертвый снег"" в том, что теперь бюджет позволяет ангажировать исполнителей посимпатичнее, чем малопривлекательные приятели режиссера, пошедшие на корм нацистским зомби. Пожалуй, основная эстетическая ценность "Охотников" заключается в том, как слаженно Ганзель и Гретель в основном принимают эффектные боевые позы, грациозно вертя своими арбалетами и делая грозные лица: при этом на Джереми Реннере превосходно сидит черный кожаный плащ, а на Джемме Артертон — обтягивающие кожаные штаны. Хотя, конечно, если говорить о том душевном надрыве Ганзеля и Гретель, на который намекает Томми Виркола, то в плане способности его передать двое главных исполнителей находятся в разных весовых категориях. Возможно, в роли Гретель была бы более уместна Ева Грин, рассматривавшаяся как одна из кандидатур, а то, что она недавно играла ведьму в "Мрачных тенях" (Dark Shadows), могло бы сойти за дополнительный юмористический штрих. Джемма же Артертон при всех ее несомненных физических достоинствах скорее похожа на пышущую здоровьем деревенскую деваху, способную противопоставить ведьмам грубую физическую силу, но мало что понимающую в колдовстве. Брат ее Ганзель в этом смысле тоньше, чувствительней и даже способен диагностировать ведьму в результате поверхностного осмотра, хотя и не со стопроцентной гарантией точности — и в этом смысле охотник на ведьм тоже ошибается один раз, как и тот сапер, которого Джереми Реннер сыграл в принесшем ему известность "Повелителе бурь" (The Hurt Locker) Кэтрин Бигелоу. Там его герой страдал чем-то вроде адреналиновой зависимости, на этот раз Томми Виркола тоже попытался придумать ему усложняющую образ биохимическую проблему. Ганзель — диабетик, иногда в самый неподходящий момент падающий в обморок от "сахарной болезни", как ее называет симпатизирующая охотнику положительная ведьма (Пихла Виитала), пытающаяся его подлечить, несмотря на то что он в существование способных приносить пользу ведьм поначалу категорически не верит. Лечение вскоре выливается в любовную сцену в пруду, а чтобы Гретель не чувствовала себя обделенной, для нее тоже находится поклонник — какой-то огромный рисованный тролль, помогающий ей в батальных сценах и в общем по психофизике идеально соответствующий этой богатырь-девице.

Если есть в "Охотниках на ведьм" что-то, касающееся не физического аспекта проблемы (он заключается в том, что ведьме лучше всего сразу оторвать голову, чтобы кровища брызнула во все стороны), а внутренней сути ведьмачества, то это несколько актеров, способных одним своим данным от природы лицом создавать атмосферу демонизма и инфернальности. Это, во-первых, появляющийся в роли одного из заказчиков Ганзеля и Гретель Петер Стормаре, ну и, конечно, сыгравшая предводительницу ведьм Фамке Янссен — но она, увы, большую часть фильма проводит с подрисованной на компьютере головой какого-то звероящера, напоминающей мексиканских ведьм из фильма "От заката до рассвета" (From Dusk Till Dawn), а также свидетельствующей, что ведьм Томми Виркола представляет себе столь же наивно, как и немецко-фашистских захватчиков.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...