Коротко


Подробно

Зима не приходит одна

"Снегурочка" в Театре имени М.Н. Ермоловой

Премьера театр

Театр имени М.Н. Ермоловой продолжает пополнять свой репертуар, курс на радикальное обновление которого взял новый худрук Олег Меньшиков. Очередная премьера, третья за полтора месяца,— "Снегурочка" по пьесе Островского в постановке молодого режиссера Алексея Кузмина-Тарасова. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.


Новый спектакль — вне зависимости от степени его готовности к премьере и убедительности — свидетельствует о двух важных и обнадеживающих вещах. Первая: Олег Меньшиков готов рисковать и пускать на большую сцену театра молодых режиссеров. (Тут сразу нужно оговориться, напомнив, что смелость не должна превращаться в безрассудство.) Вторая, не менее важная: несмотря на объявленную худруком приверженность принципам репертуарного театра, Меньшиков понимает, что замкнутость постоянной труппы плохо сочетается с радикальным обновлением — в "Снегурочке" заняты всего два штатных актера ермоловской труппы, остальные — "пришлые", молодые, приглашенные только на этот спектакль.

Необходимость привлечения свежих сил становится ясна вскоре после начала: постановка Алексея Кузмина-Тарасова проходит по ведомству молодежных спектаклей. Помимо актеров в "Снегурочке" принимают участие музыканты группы Гарика Сукачева "Неприкасаемые" — они исполняют песни, написанные самим режиссером на текст Островского. Песни, надо сказать, получились неплохо, но называть, как некоторые уже сделали, этот спектакль "мюзиклом" все-таки не стоит. Потому что песни в "Снегурочке" остаются лишь музыкальными вставками, своего рода полезными ритмическими инъекциями, помогающими и зрителям, и актерам переходить от одних эпизодов истории к другим. И заодно напоминающими публике, что песенная стихия — один из источников пьесы Островского.

Драматург сочинил свою "весеннюю сказку", вдохновившись фольклорными мотивами — его "царство берендеев" можно считать утопическим сообществом детей природы. Естественно, что любой режиссер, не собирающийся ставить "Снегурочку" в стиле добродушного костюмированного утренника с хороводами и прибаутками, должен ответить на вопрос, кто все эти люди и где происходит действие. Алексей Кузмин-Тарасов определил жанр спектакля как "сцены из Захолустья" и превратил героев пьесы в жителей усредненной российской провинции, и не поймешь, то ли сегодняшней, то ли позднесоветской — той, где молодежь от нечего делать собирается вечером на танцы. Девушки надевают цветастые платья, а парни выделяются, кто чем может — мотоциклом или умением неплохо бренчать на гитаре, как Лель Артема Ефимова.

Царь Берендей (Сергей Бадичкин), самый яркий из героев этого спектакля, чем-то напоминает жизнелюбивого и хитроватого председателя колхоза — и о смерти Снегурочки (Вероника Иващенко) и Мизгиря (Рустам Ахмадеев) говорит так, как наши функционеры среднего звена сообщали о разоблачении американских шпионов, посуровев лицом и с неожиданным металлом в голосе. Нет, не природа и не смена времен года делает здесь свое дело — хотя с огибающего сцену серповидного помоста и стягивается, напоминая ледоход на реке, покрывало с большими, бесформенными осколками чего-то белого. Здесь люди сами отторгают и изгоняют чужаков, а Снегурочка и Мизгирь здесь явно чужие, вроде как городские, невесть зачем попавшие к провинциалам с их простым жизненным укладом.

В сущности, пьеса Островского — совсем не добродушная сказка, а довольно жестокая, и из нее можно добыть много современных ритмов и смыслов. Кажется, Алексей Кузмин-Тарасов именно этим и собирался заняться. Но остановился где-то на полпути, решив, возможно, что музыка сама поведет за собой, а намеченная внешними признаками социальная среда заставит проявиться все остальное — мотивировки поступков, взаимоотношения персонажей и т.д. Может быть, и мера ответственности сделала свое дело, и большой зал удержал режиссера от радикализации замысла. Но вопрос адреса спектакля перед "Снегурочкой", скорее всего, встанет сразу после только что сыгранной премьеры.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение