Коротко

Новости

Подробно

"Проще всего поставить "Онегина" и получить полный зал"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 42

В театр "Новая опера" назначен директором Дмитрий Сибирцев. О том, как он собирается вернуть театру былую известность, с ним поговорил корреспондент "Власти" Сергей Ходнев.


Как вы представляете себе ваши первоочередные задачи в театре? Это менеджерские проблемы или вопросы художественного руководства тоже?

Пожалуй, прежде всего менеджерские. Но, конечно, я не следить за количеством работающих лампочек и за уборкой снега пришел, для этого в администрации должны быть другие люди. Половина труппы мне знакома как исполнители, многим артистам я сам и аккомпанировал на конкурсах и на концертах, звал в свои собственные проекты. Так что у меня изначально были представления о возможностях труппы, о том, как можно грамотно их использовать. Но и, скажем так, болевые точки театра я тоже себе представлял. Может быть, пришло время что-то изменить и взглянуть на театр новыми глазами, используя те плюсы, которые есть. Да не обидятся на меня руководители других театров, но у нас замечательный оркестр, замечательный хор, есть великолепные солисты, которых все чаще приглашают и в Большой, и за рубеж.

И что бы вы отнесли к болевым точкам?

Наверное, одна из главных проблем была в планировании. Театр составлял афишу всего на пару месяцев вперед, и сейчас мы с этим боремся, потому что так невозможно работать. То и дело получается так, что наши звезды не могут петь у нас, потому что у них в те же сроки выступления за границей — на Западе, естественно, все планируют сильно загодя, и это нормальная практика. Потом, были ошибки репертуарного характера, когда выходило так, что в разных театрах в один год ставились одни и те же оперы. И не всегда постановка "Новой оперы", скажем так, получалась сильнее, чем в "Геликон-опере" или в Театре Станиславского. Или вот, когда я пришел в театр, я с ужасом узнал, что в декабре в театре премьера "Трубадура".

Почему с ужасом?

Для менеджера это просто крах. Декабрь — самый ходовой месяц для продаж, публика активно идет в театр, причем на любые спектакли, и в это время на две недели закрывать сцену и уходить на репетиционный период — это катастрофа. Тем более что премьера была назначена на 16 декабря, и в тот же день должна была быть премьера любимовского "Князя Игоря" в Большом.

Которая не состоялась.

Это другой вопрос. Но мы же прекрасно понимаем, что, если бы она состоялась, абсолютно все пошли бы на Юрия Петровича, а не на нашего "Трубадура".

Как вам кажется, должен быть у "Новой оперы" какой-то специалитет — скажем, свой фирменный репертуар?

Я бы хотел сделать театр не просто максимально известным, но и максимально открытым для всех. Конечно, я человек, воспитанный советским оперным театром 70-80-х годов, у меня есть соответствующие вкусовые предпочтения. Но я же понимаю, что кто-то идет на Верди и Чайковского, кому-то интересно другое, и поэтому у нас будут и Рихард Штраус, и Вагнер. Наверное, и Прокофьев. Может быть, Бриттен. А еще будут современные оперы. Кстати, вы себе не представляете, сколько в России сейчас пишется опер, это потрясающе! У каждого композитора в столе лежит хотя бы одна. И все, как теперь выясняется, просто мечтают их увидеть на сцене "Новой оперы".

И что, вы уже выбрали что-нибудь?

У нас есть проект, связанный опять же с именем Юрия Петровича Любимова. Это опера, которую на днях, я надеюсь, уже начал писать для нас композитор Владимир Мартынов. Называется "Школа жен".

Неужели по Мольеру?

По Мольеру, да. Будет интересная постановочная бригада, помимо Юрия Петровича: сценография Зиновия Марголина, хореография Елены Тупысевой. Если все сложится, в мае 2014 года мы должны выпустить премьеру.

А как сейчас принимаются художественные решения в театре, коллегиально или единолично?

Я бы сказал, что решения принимаются коллегиально, а ответственность единоличная. Да, у нас существует художественная коллегия, но полномочия у нее скорее совещательные.

Ян Латам-Кениг остается главным дирижером?

Да, он обязательно готовит в сезон одну премьеру от начала до конца. Всего в год он проводит 14-15 спектаклей, делает две новые концертные программы. И еще мы договорились, что он будет принимать участие в наших гастролях. Это много, но он очень энергичный человек. И очень инициативный. То, что он, придумывая свои программы, старается познакомить публику с не очень известными у нас произведениями, очень важно, и я даже готов идти на то, что не всегда эти программы сразу начинают собирать зрителей. Мы должны хорошим исполнением и правильным пиаром привлечь публику и на это. Естественно, проще всего поставить "Евгения Онегина" и автоматически получить полный зал. Но мы легких путей не ищем. Кроме того, это Латам-Кениг настаивал, чтобы мы поставили "Тристана и Изольду" Вагнера, оперу, которая никогда не ставилась в Москве и с которой можно куда-то выехать и показать, что русские артисты тоже могут делать вагнеровские спектакли.

И вы ставите?

Да, премьера должна быть 19 мая. Конечно, будет неимоверно сложно. Но как директор я обязан эту затею поддержать, пусть даже как музыкант я имею право сомневаться.

А что станет первой постановкой, где все решения будут уже исключительно на вашей ответственности?

"Пиковая дама". Даже при том, что это название витало в воздухе еще до моего прихода. Во-первых, оно прекрасно соответствует моим собственным пожеланиям, а во-вторых, я тут уже имел возможность влиять на решения, касающиеся постановочной команды. Я согласился с тем, что этот спектакль будут делать режиссер Юрий Александров и наш художник Виктор Герасименко. Юрия Исааковича не надо представлять, он по всей стране ставит огромное количество спектаклей...

В том числе и "Пиковую даму".

Да, но он очень по-разному ее делает, посмотрим, какой вариант будет у нас. Все-таки есть художник, с которым они должны договориться. И к тому же я могу влиять на музыкальную сторону. Принято решение, что этот спектакль будет ставить приглашенный дирижер, это будет Александру Самоилэ, который сейчас возглавляет Одесскую оперу. И пройдет кастинг на главные партии. Причем спектакль будет в конце ноября, а прослушивание — уже 24-25 февраля. 1 марта мы уже выпускаем предварительную афишу спектакля с указанием исполнителей, подписываем контракты. И я надеюсь, что это будет первый случай, когда в "Новой опере" — репертуарном театре — мы сможем дать минимум пять спектаклей подряд.

Почему это театру необходимо?

Я вам отвечу, во-первых, как несостоявшийся вокалист и как человек, который очень много работает с вокалистами. Настроить голос на одну и ту же партию гораздо удобнее, чем сегодня петь Чайковского, а завтра Верди.

Если не приходится несколько дней подряд петь Германа.

Ну, можно петь через день. Потому что если человек месяц занимался только Германом перед этим и настроил свой голос, ничего с ним от этого не случится. А вот если он сегодня поет графа ди Луна, а послезавтра выходит петь Томского, то что-то одно у него получится хуже. Это закон. Второе: оркестр, который только выигрывает, если он несколько вечеров подряд исполняет одну вещь. Третье: у нас есть спектакли, где декорации надо монтировать день-полтора, то есть сцена простаивает, если мы не даем спектакль блоком.

О современной опере вы сказали, а будет ли старинная музыка?

Обязательно. На следующей "Крещенской неделе" мы представим проект, который называется Dido: "Дидона и Эней" Перселла и музыка Майкла Наймана — то, что недавно в концертном варианте делала Пермская опера. У нас будет своя собственная сценическая версия. И, конечно, будет Моцарт. Если мы снимаем с репертуара "Волшебную флейту" в постановке Ахима Фрайера, которая уже развалилась и в чем-то стала неактуальна, значит, мы обязаны обеспечить певцов возможностью работать с этим стилем.

На какой срок вы подписали контракт?

Вообще-то пока на год, потому что я привык оставлять себе пространство для маневра. Но сейчас я понимаю, что могу говорить о каких-то солидных перспективах, и настроен на серьезную работу именно здесь. И список премьер я примерно расписал уже до 2017 года.

Комментарии
Профиль пользователя