Коротко

Новости

Подробно

«Начала биться головой об стену»

Как в советские времена родители отказывались от родительских прав

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 48

60 лет назад, 16 января 1953 года, завершилось рассмотрение крайне необычного для СССР дела — об отказе от материнских прав. Поскольку речь шла не о банальном оставлении ребенка в роддоме или бегстве от детей, работники прокуратуры решили сделать суд показательным, чтобы другие родители в тяжелых ситуациях не смели даже думать о том, что заботу о воспитании детей можно законно переложить на плечи государства. Однако итог трудного разбирательства оказался столь же необычным, как и само дело.


Из справки Комитета партийного контроля при ЦК КПСС по заявлению М. А. Степановой, 1953 год

В Комитет Партийного Контроля при ЦК КПСС поступила жалоба Степановой Маины Алексеевны, в которой она сообщает, что прокуратура Ленинского района г. Львова без всякого основания возбудила против нее уголовное дело за отказ от воспитания своего ребенка, что при вызове ее в районную прокуратуру к ней издевательски отнеслись и незаконно заключили под стражу. Далее т. Степанова в своей жалобе сообщает, что при расследовании ее дела была допущена волокита.

Проверкой на месте установлено, что Степанова М. А. имеет дочь Княжицкую Виолету 1941 года рождения, отец которой в 1945 году погиб в Крыму при автомобильной катастрофе. Дочь Виолета с апреля 1949 года начала брать и уносить деньги и вещи из дома, а затем у соседей по квартире, за что Степанова ее сильно избила. За нанесение побоев своей восьмилетней дочери Степанова М. А. 17 августа 1949 года была осуждена народным судом 3-го участка Шевченковского района г. Львова по ст. 153 часть II УК УССР к двум годам лишения свободы условно, с 3-х летним испытательным сроком. В конце 1949 года Степанова вышла замуж за Задорожного, который хорошо относился к девочке и принимал участие в ее воспитании. Чтобы создать нормальную обстановку для дочери, Степанова меняла два раза местожительство в городе Львове и переводила ее на учебу в другие школы. Учителя, у которых училась Виолета, характеризуют ее положительно. Однако Виолета продолжала совершать кражи и уходить из дома. Тогда по просьбе Степановой Львовская облпрокуратура дала указание поместить ее дочь во 2-ю детскую колонию для исправления, где она и пробыла 7 месяцев.

По характеристике детколонии Виолета отличалась дисциплинированностью, была активной во всех проводимых мероприятиях. По просьбе Виолеты Степанова взяла ее домой, но в ноябре 1951 года дочь вновь похитила вещи и ушла из дома. Через несколько дней, получив извещение, что ее дочь находится в Стрийском детприемнике, Степанова в письме к директору детприемника просила, чтобы дочь оставили там, так как она не в силах ее больше воспитать, однако девочка была привезена в г. Львов по месту жительства матери, но Степанова ее взять отказалась.

В Львовской областной прокуратуре 10 января 1952 года помощником прокурора области по делам несовершеннолетних т. Сокольчук М. М. были взяты объяснения от Степановой, Виолеты, работника детприемника Лифанова, и этот материал об отказе Степановой от воспитания малолетней дочери в марте 1952 г. был направлен в Ленинскую районную прокуратуру г. Львова для возбуждения уголовного дела против Степановой по ст. 161 УК УССР, причем зам. прокурора области т. Параскевич в своем сопроводительном письме предложил райпрокурору т. Чабуркину согласовать рассмотрение этого дела в показательном порядке, а также обеспечить поддержание обвинения в суде.

21 марта 1952 г. было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела против Степановой.

10 апреля 1952 г. в прокуратуре Ленинского района в присутствии 2-х практикантов из юридической школы следователем Виговской Н. А. (беспартийная) было предъявлено Степановой М. А. постановление о привлечении ее к уголовной ответственности по ст. 161 УК УССР и в спокойной обстановке взяты показания по существу предъявленного обвинения.

Прокурор Ленинского района т. Чабуркин С. И., не разобравшись с делом Степановой, не побеседовав с ней, в этот же день дал санкцию на ее арест. Необходимо отметить, что Степанова, находясь еще на фронте, была ранена в голову и является инвалидом Отечественной войны.

Узнав о том, что мера пресечения избрана содержание под стражей, Степанова сообщила следователю, что она инвалид Отечественной войны и в настоящее время больна и просила разрешение встретиться с прокурором района т. Чабуркиным, где все она объяснит, но просьбы ее не были удовлетворены, а Виговская предложила присутствующим практикантам тт. Фик И. и Сикора Д. А. отвезти Степанову в камеру предварительного заключения. После этого Степанова в сильном нервном возбуждении начала кричать.

По заявлению Степановой, она в этот момент подвинула дело, лежащее на столе следователя Виговской, ручка и пресс-папье упали на пол. Однако Виговская и Сикора Д. А. показывают, что Степанова взяла пресс-папье, лежавшее на столе, и бросила в Виговскую, которое упало на пол и разбилось, затем бросила документы и взялась за чернильный прибор, пытаясь бросить его, но т. Фик удержал Степанову за руки. Виговская сказала, чтобы Степанова прекратила симуляцию, последняя начала биться головой об стену, но была остановлена практикантами и одному из них т. Фику Степанова оцарапала лицо. Вызванные два милиционера взяли Степанову и на автомашине отвезли в камеру предварительного заключения.

Находясь в КПЗ, Степанова в ночь с 10.IV на 11.IV.1952 г. пыталась покончить жизнь самоубийством через повешение, но вскоре была замечена работниками милиции и самоубийство было предотвращено. Об этом случае прокурор Ленинского района т. Чабуркин был поставлен в известность.

В связи с тем что Степанова была в болезненном состоянии, с 10 по 17 апреля она находилась в КПЗ, а 17 апреля помещена в тюремную больницу, где пролежала до 26 апреля 1952 г., затем переведена в общую камеру.

Муж Степановой, Задорожный, неоднократно просил прокуратуру района освободить из-под стражи Степанову на поруки, мотивируя ее слабым состоянием здоровья. Степанова, находясь в тюрьме, также обращалась с письменной просьбой в областную прокуратуру о скорейшем окончании дела и освобождении из-под стражи, однако 25 апреля 1952 г. прокурор Львовской области т. Нетименко по докладу пом. прокурора т. Сокольчук в изменении меры пресечения отказал и обязал прокурора района расследование закончить до 1 мая 1952 года. Однако это указание районной прокуратурой не было выполнено.

Продолжая находиться под арестом уже более месяца и видя, что никакого следствия по ее делу не ведется, Степанова в знак протеста против таких действий 19 мая объявила голодовку.

23 мая психиатрическая больница дала заключение, что Степанова обнаруживает функциональные расстройства нервной системы после перенесенной в прошлом травмы черепа, с истерическими наслоениями.

Нарследователь т. Шпак, которому было передано это дело от Виговской, прибыл в тюрьму для ведения следствия только 4 июня и предъявил Степановой дополнительное обвинение по ст. 69 ч. I и ст. 71 ч. I за оказание сопротивления следователю. Степанова же это обвинение отрицала и от подписи в предъявленном ей обвинении отказалась. 9 июня дело было закончено и направлено в нарсуд для рассмотрения, и 27 июня суд 3 участка Ленинского района по ст. 161 УК УССР Степанову оправдал, а по ст. 69 ч. I и ст. 71 ч. I УК УССР засчитал срок пребывания в тюрьме, т. е. 2 месяца 17 дней, и из-под стражи освободил, а дочь суд решил определить в детский дом.

По указанию заместителя областного прокурора т. Параскевича и пом. прокурора т. Сокольчук райпрокурором Ленинского района т. Чабуркиным решение суда опротестовано ввиду его мягкости.

22 августа 1952 г. дело вновь рассматривалось во 2-м участке нарсуда уже Железнодорожного района г. Львова, который определил, чтобы дело направить в областную прокуратуру на доследование.

В результате дополнительного расследования 16 сентября 1952 г. прокурор области т. Нетименко утвердил постановление о прекращении уголовного дела по обвинению Степановой М. А.

В постановлении указывается следующее: "Привлечение к уголовной ответственности Степановой по ст. 161 УК УССР является неосновательным, так как она все меры предпринимала для перевоспитания своей дочери, однако положительных результатов не достигла, после чего обратилась с просьбой оставить Виолету в детприемнике, где среда детского коллектива лучше влияет на воспитание дочери. Без материальной поддержки Степанова дочь никогда не оставляла".

Далее в постановлении говорится: "Уголовное дело по обвинению Степановой Маины Алексеевны по ст. 161 УК УССР прекратить из-за отсутствия в действиях Степановой состава преступления по ст. ст.: 69 ч. I, 71 ч. I УК УССР из-за нецелесообразности привлечения к уголовной ответственности".

Таким образом, областная прокуратура в январе 1952 г. направила материал в прокуратуру Ленинского района для возбуждения дела против Степановой, а 16 сентября 1952 г. сама же областная прокуратура это дело прекращает из-за отсутствия состава преступления.

Прокурор Ленинского района т. Чабуркин, не разобравшись с делом Степановой, незаконно дал санкцию на ее арест, так как она имела постоянное местожительство, не уклонялась от следствия и не влияла на ход следствия. Кроме этого прокуратура района, несмотря на ясность, допустила возмутительную волокиту при расследовании дела Степановой, хотя для решения этого вопроса необходимо было не более 5-7 дней.

В результате необоснованного ареста и допущенной волокиты Степанова незаконно содержалась в тюрьме 2 месяца 17 дней.

Генеральный прокурор СССР т. Сафонов по результатам проверки своим приказом от 16 января 1953 года за необоснованный арест и волокиту по делу Степановой бывшему нарследователю Виговской Н. А., ныне работающей помощником прокурора Ленинского района г. Львова, и прокурору Ленинского района Чабуркину С. И. объявил строгий выговор. За невнимательное рассмотрение дела Степановой заместителю прокурора Львовской области Параскевичу В. В. этим же приказом Генеральный прокурор СССР т. Сафонов объявил выговор.

Публикация Светланы Кузнецовой


Профиль пользователя