Коротко

Новости

Подробно

Павел Астахов: "Мы можем практически полностью сократить детские дома к 2020 году"

от

Меры по поддержке сирот и приемных родителей коренным образом изменят ситуацию, заявил уполномоченный при президенте по правам ребенка Павел Астахов. По его словам, до марта следующего года в Госдуме рассмотрят законопроекты о налоговых льготах усыновителям детей-инвалидов. Господин Астахов обсудил эту тему с ведущим Алексеем Логиновым.


Закон, запрещающий американцам усыновлять российских сирот, подписал 28 декабря Владимир Путин.

— Я так понимаю, что для вас это ожидаемое и, в общем-то, радостное событие – подписание президентом закона?

— Конечно. Действительно, это событие очень ожидаемое. Потому что такой указ появляется, наверное, впервые за последние 20 лет, а, может быть, и за 100 лет, начиная с Октябрьской революции. Меры, которые этот указ предусматривает, очень серьезные. Они, вы знаете, и справедливые, с одной стороны, и, с другой стороны, очень ясные и разумные. В частности, например, уменьшение перечня документов, предъявляемых для передачи ребенка в приемную семью. Потому что иногда приемные родители месяцами обивают пороги, собирают какие-то справки, типа справки о жилищных условиях или справки из нарко- и психдиспансера. Эти документы по электронному запросу опека может сама получить. Сегодня в эру коммуникаций все это можно получать просто.

Дальше: например, у нас очень много жалоб на то, что не хватает квадратного метра для норматива, по которому можно дать заключение о передаче приемного ребенка в семью. Вы представляете себе, не хватает квадратного метра! Что с этим делать? Прямо написано: снизить норму. Дальше: мера материального стимулирования. Вводятся единовременные выплаты. Каждый регион должен разработать, представить. Государственная дума должна до 1 марта рассмотреть законопроект, и с 1 января ввести налоговые льготы для тех, кто берет детей-инвалидов и берет второго, третьего и последующих детей на усыновление.

То есть целый комплекс мер, который обеспечивается тем, что — в самом указе говорится об этом — высшие должностные чиновники Российской Федерации, то есть все министры, и в том числе ваш покорный слуга, должны контролировать реализацию этих мер. А органы исполнительной власти регионов и главы регионов обязаны их исполнять и также контролировать.

— Как вы считаете, ожидаемое и радостное ли это событие для тех детей, которых уже должны были усыновить в следующем году американцы?

— А что значит "уже должны были"? У нас решение об усыновлении принимает суд. По данным Министерства образования и науки, на первую половину сегодняшнего дня в России принято 630 решений по детям, которые должны выехать в Америку. Все эти решения выполнены – дети выехали. Мы сейчас говорим о 52 детях, которые подбирались на усыновление.

Но вы, не зная процедуру, не представляете себе, что американцы сюда приезжают два раза, в отличие от российских усыновителей, которые каждый день начинают ходить в детский дом, когда они уже выбрали ребенка, когда они договорились, когда они собирают документы, тогда ребенок действительно привыкает к людям. А дети, которых американцы один раз увидели и собирают документы, не знают этих родителей, кандидатов в родители, скажем так.



— Итак, радостное ли это событие для тех детей, усыновление которых предполагалось американскими семьями?

— Вы послушайте, что вы сами говорите: "предполагалось возможное". Это значит, вообще всех детей, которых могли усыновить потенциальные американцы.

— Я имею в виду тех 46 детей, о которых уже была некая первоначальная договоренность, которых уже видели американские родители.

— Я вам еще раз объясняю порядок. Американские родители один раз приезжают в Россию, чтобы увидеть ребенка. Второй раз они приезжают на решение суда. Все. Они здесь не живут месяцами и не ходят навещать ребенка, чтобы он привык – это первое. Второе – информация об этих детях, скажем так, немножко преувеличена. Потому что этих детей 52 теперь, а не 46. Министерство образования разбирается в ситуации, они находятся в разных регионах, в разной стадии подготовки, по ним ведется учет в агентствах по усыновлению, вот откуда информация. Они говорят, что у нас есть 52 ребенка, которых мы готовим к усыновлению. Но они точно так же уйдут в российские подготовленные семьи без всякого ущерба для них, потому что теперь этим будут заниматься лично губернаторы, лично руководители регионов.

— Они же видели своих попечителей?

— Вы были в детском доме?

— Да.

— Какие попечители? Когда вы приходите, ребенок вас воспринимает как потенциального папу сразу.

— Естественно, да.

— Всех взрослых, которые приходят в детский дом, дети-сироты воспринимают как потенциальных родителей, поэтому не надо преувеличивать трагедию.

— Что с ними будет в итоге?

— Я сказал: по ним ведется индивидуальная работа, в каждом детском учреждении, где они находятся, в каждом регионе, где они находятся. Эти 52 ребенка не сидят где-то в зале ожидания и ждут, когда их американцы вывезут. Они живут своей жизнью.

— Но ведь по этим детям была уже проведена работа? Известно же, что иностранцам отдают детей после того, как от них отказались российские приемные семьи?

— Это не всегда так, к сожалению. Это преувеличенная у вас информация. У меня есть подтверждение тому, что, например, в Санкт-Петербурге и Москве российские родители готовили документы, по четыре месяца собирали, а американцы увели за два-три дня этих детей.

Притом, что в Санкт-Петербурге очередь 360 человек была на начало года за детьми, там иностранное усыновление превышает российское. Поэтому это говорит как раз о том, что за деньги быстрее собираются документы, быстрее рассматриваются дела. А иностранцы только за деньги усыновляли наших детей.



— Давайте поговорим о программе "Россия без сирот", о которой вы сегодня заявили. Когда же наступит это светлое будущее?

— Светлое будущее наступит в недалеком будущем. Я так думаю, что если правильно будет реализована стратегия "Россия без сирот", и указ президента полностью будет выполнен в течение 2013 года, и дальше будут приняты все законы Государственной думой, которые этот указ предусматривает, мы реально можем сократить практически полностью детские дома к 2020 году.

У нас вся стратегия рассчитана до 2020 года — экономическая, демографическая стратегии, все остальные. Это реальный срок. Потому что Украина отказалась от детских домов, Болгария отказалась, Польша давно уничтожила все детские дома, поэтому это вопрос времени, и меры стимулирования как раз направлены на то, чтобы 100 тыс. детей, которые сегодня по-прежнему живут в детских домах, обеспечить российскими семьями. Кого можно вернуть в родную семью, восстановить родную семью — вернуть в родную. Кого можно отдать приемным родителям, подготовленным, отобранным, обученным, сопровождаемым — отдать в приемную.

— Вы говорите о мерах стимулирования. Вероятно, приемным семьям будут выделяться какие-то деньги и льготы. Вы же прекрасно владеете ситуацией в регионах, там же приемные семьи могут во многих случаях брать детей просто для получения этих денег?

— Почему вы говорите "во многих случаях"? У вас есть сведения о том, что это многие случаи? Мы знаем несколько случаев, когда действительно детей брали для того, чтобы на этом зарабатывать, для того, чтобы детей эксплуатировать — в Ростовской области, в Нижегородской это было. По каждому случаю мы разбирались.

Я говорю вам, отвечая на вопрос: для этого нужны школы приемной семьи в каждом городе, в каждом регионе, для того, чтобы родители или кандидаты в приемные родители, которые только хотят стать приемными, приходили туда, проходили тестирование, как это, например, происходит в Перми. Когда вы заходите в такой центр, прежде всего, отвечаете на 90 вопросов. Ответили — прошли тест, не ответили — извините, вы не готовы. И такой отбор должен существовать. Наша задача — из тысячи взрослых дееспособных людей на одного ребенка-сироту, который у нас сегодня живет в детском доме, найти двоих, это огромный потенциал. Если школы приемных родителей появятся, будут отбирать, обучать, а потом сопровождать, ставя под контроль приемные семьи, я вас уверяю, под этим жестким контролем никто не захочет подпадать под статью.

— Задача-то понятная, но просто с учетом огромной территории нашей страны выполнима ли она?

— Наша огромная территория делится на 83 субъекта, 25 тыс. муниципалитетов, в которых вся эта работа должна реализовываться — снизу доверху. Если этого не делается, то глава региона будет отвечать. Посмотрите указ, шестой пункт, там прямо вводятся критерии оценки эффективности исполнительной власти региона, его главы, в ситуации с детьми-сиротами, семейным устройством.

— Почему всем этим только сейчас стали заниматься?

— Этим стали заниматься немного раньше, просто вам интереснее всему обществу рассказывать про иностранные усыновления и про тех немногих счастливых детей, которые либо нашли свое счастье, либо о тех несчастных, которые там погибли, вместо того, чтобы рассказывать о Вологде и программе "Вологодчина без сирот", о Краснодаре и "Кубани без сирот", где 20 детских домов закрыли без вреда детям, и приемных семей становится больше и больше. Вы почему-то не рассказываете о внутрироссийском усыновлении.

Комментарии
Профиль пользователя