Коротко


Подробно

Вор должен сидеть в чалме

Сергей Безруков в фильме "Джентльмены, удачи!"

Премьера кино

Завтра в прокат выходит очередной новогодний подарок от компании Тимура Бекмамбетова — ремейк зрительского шлягера "Джентльмены удачи", снятого в 1971-м Александром Серым. Новый фильм использует название и сюжетную канву старого, но благоразумно оставляет в покое разошедшиеся на цитаты диалоги Виктории Токаревой и Георгия Данелии, пытаясь предложить вместо них более современные остроты — однако поздравить их авторов с большой удачей ЛИДИЯ МАСЛОВА не может.


Обновленных "Джентльменов" в звательном падеже режиссировали Александр Баранов и Дмитрий Киселев, которые уже работали над бекмамбетовскими первыми и вторыми "Елками" (а возможно, поработают и над третьими), но в отличие от "еловой" франшизы, использующей оригинальную драматургическую идею, осовремененные "Джентльмены" представляют характерный пример кинематографического "рециклинга наоборот" — когда при переработке старого, но цельного и кондиционного продукта на выходе получается не что-то качественно новое и более соответствующее меняющимся зрительским потребностям, а скорее аккуратная кучка утильсырья, в которой нужно порыться, чтобы найти что-то относительно годное к употреблению.

К созданию ремейка в качестве одного из сценаристов был привлечен известный блогер Слава Сэ, однако остроумие в картине не то чтобы брызжет через край, возможно, из-за жанровых корректив. Старый фильм был криминальной комедией, хоть и с нотками предновогодней сентиментальности, но все-таки "нелирической" (как было сразу указано в титрах), отводящей лирике скромное место и ограниченное время. Нынешние же "Джентльмены" — это, по сути, добрая новогодняя сказка с отдельными вкраплениями юмора, причем крайне безобидного, диетического, в преддверии праздника примиряющего всех со всеми (в данном случае нарушителей закона с его блюстителями) — вроде открывающих картину благожелательных рассуждений о том, что жуликам никто не дарит новогодних подарков, поэтому они вынуждены делать их себе сами. В сказке на новый лад вместо золотого шлема Александра Македонского, фигурировавшего в старом фильме, банда жуликов крадет себе в подарок казахский сувенир — парадный доспех "Золотого воина", гастролировавший в петербургском музее. Главаря банды теперь кличут не Доцент, а Смайлик, в свою очередь, его двойник, заведующий детским садом Трошкин, превратился в аниматора Трешкина (обе роли играет Сергей Безруков), в интерпретации авторов — инфантильного хипстера-переростка, который любит в жизни три вещи: свою девушку, свою работу и свои усы. Чтобы заставить Трешкина сотрудничать с правоохранительными органами, авторы безжалостно лишают его двух любимых вещей: коварная девушка сначала заставляет хипстера сбрить усы, а потом изменяет ему с человеком-хот-догом, притворявшимся трешкинским лучшим другом. Измена становится поводом для цитаты из старого фильма ("плохой человек — сосиска"), а также для романтической линии с участием дочки полицейского генерала (Валентин Смирнитский), лейтенанта Славиной, которая теперь руководит операцией по спасению музейной ценности вместо лейтенанта Славина. Конкурировать по красоте с Олегом Видовым Марине Петренко непросто, но мини-юбка и красные шпильки все-таки выручают, особенно во время кульминационной action-сцены на сталелитейном заводе. (Кировский завод вообще послужил наиболее эффектной декорацией, где среди прочего прекрасно смотрится Константин Мурзенко в камео крановщика по прозвищу Клешня — "кочегара", оказывающего бандитам услуги по кремации в мартеновских печах и добавляющего в джентльменскую бочку меда каплю черного юмора.)

Персонажей комического толка местами выручает голливудский реквизит, безусловно более необходимый для общения с подростковой аудиторией, чем явные или скрытые цитаты из первоисточника. Так, один из членов банды (Гоша Куценко), пытающейся после побега из египетской тюрьмы под руководством честного Трешкина заработать немного денег аниматорским трудом на пляже, надевает набедренную повязку и, выкрасившись в синий цвет, предлагает всем желающим "романтическое приключение с Аватаром, недорого". Младший из шайки, этакий простак вроде Шуры Балаганова, наряжается Шреком — но играющий его Антон Богданов, увы, не обладает куценковским комическим талантом. Да и внедренный в банду вместо Василия Алибабаевича по национальной квоте Джафар в исполнении Дато Бахтадзе тоже не особо уморительный клоун, а просто колоритный южный толстяк с акцентом. Сам главарь Трешкин из голливудских сказочных героев выбирает Джека Воробья, скрещивая его со своим привычным амплуа Бармалея и дополняя этот мультикультурный образ восточным колоритом и песней "Египетский централ, ветер северный". Это, пожалуй, максимум юмористической изобретательности авторов ремейка, подменяющих блатную романтику, квинтэссенцией которой является само словосочетание "джентльмены удачи", банальными, хотя и вечно актуальными, социальными комментариями типа "Самые приличные люди у нас кто? Воры!".

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение