Коротко


Подробно

Владимир Путин: "Вы садомазохист, что ли?"

Президент России дал большую пресс-конференцию впервые за четыре года. На мероприятие аккредитовались более тысячи журналистов. «Ъ-Online» отметил самые интересные моменты и неожиданные повороты дискуссии.








Об ответе на «акт Магнитского»


Ксения Соколова, «Сноб»: В ответ на «акт Магнитского» Госдума приняла запретительные меры в отношении усыновления российских детей американцами. Считаете ли вы такой ответ адекватным? Нормально ли, что дети становятся оружием в политической борьбе?

Владимир Путин: Вы сейчас сказали, что это ответ на «закон Магнитского», я скажу, как я к этому отношусь. Это, безусловно, недружественный в отношении России акт. И дело не в чиновниках, мы сами считаем, что наши чиновники должны иметь счета в российских банках. Если наши коллеги за границей помогут выявить нарушителей, мы им будем благодарны, готовы премию выписать. Но дело не в чиновниках — один антироссийский закон заменили другим. Все пытаются остаться в прошлом, это отравляет наши отношения. Что касается усыновления, насколько я знаю опросы общественного мнения, большинство граждан негативно относятся к усыновлению иностранцами наших детей. Вчерашнее предложение Дмитрия Медведева правильное: нужно развивать систему внутри, снимать бюрократические барьеры. Реакция Госдумы — это реакция на позицию американских властей: когда преступления в отношении российских детей совершаются, американская фемида не реагирует на это. Российских представителей фактически не допускают даже в качестве наблюдателей на эти процессы. Дурочку просто включили — и все. А тюрьма Абу-Грейб? У нас бы уже с потрохами бы сожрали, а у них тишина. Может быть, и пытки там продолжаются. А секретные тюрьмы ЦРУ? Кто наказан?

О запрете на усыновление


Александр Колесниченко, «Аргументы и факты»: Я сам усыновитель. Вне зависимости от происходящего в США я считаю поправки неадекватными, людоедскими. Говорят, что у нас достаточно средств для того, чтобы ухаживать за сиротами. Но это не так. Мне кажется, это обман.

В. П.: Я с вами не согласен категорически. Речь идет не о конкретных людях, а об отношении американских властей к конкретным случаям. А вам еще раз говорю: они просто не допускают российских представителей. Вы считаете это нормальным? Вы садомазохист, что ли? То, что вы усыновили ребенка, честь вам и хвала. Я надеюсь, вашему примеру последуют многие люди. Что касается нашей судебной системы, которая избыточно, может быть, относится к этим вопросам, это, может быть, зависит от личности судьи.

*Уточнение от «Эха Москвы»*: А каково ваше личное отношение к представленным поправкам об усыновлении?

В. П.: Я деталей не знаю, я текста не видел. В целом свое отношение к проблеме я достаточно ясно сформулировал. Подпишу или нет? Я текст должен посмотреть. Я поддерживаю. Но у нас же соглашение еще есть, мне надо посмотреть, что там. Это не праздный вопрос.

«Дождь»: Уточнение про «закон Димы Яковлева»: важно ли вам мнение интеллигенции, тем более что эти люди в общем-то против внесенных поправок?

В. П.: Мне важно мнение каждого российского человека, даже если это не большинство. Но тем не менее. Речь идет не о проблемах с конкретными гражданами США — они усыновляют наших детей, руководствуясь самыми добрыми намерениями. Вопрос в отношении американских властей к проблемам, когда они возникают.

«Новая газета»: «Новая газета» успела собрать 100 тыс. подписей против принятия «закона Димы Яковлева». Надеюсь, вы примете это к сведению.

В. П.: Да, 100 тыс. подписей должны быть основанием для рассмотрения этого вопроса в Госдуме.

О том, как в России усыновляют детей-сирот, читайте в справке "Ъ-Online".



О деле Магнитского


LA Times: Вы говорили много применительно к Евгении Васильевой и касательно хищений в «Оборонсервисе», что у нас не 37-й год. Но, например, говоря о Магнитском, вполне себе наступил 37-й год. У России было три года, чтобы ответить, что случилось. Но ответа нет. Вы проявляете осведомленность в других делах, но не здесь. Что там произошло с миллионами долларов, которые якобы таможенные инспекторы украли из бюджета?

(Аплодисменты)

В. П.: Объясните, что это такое? Вы поддерживаете вопрос? Хорошо.

В. П.: Когда трагедия случилась, я узнал об этом из СМИ. Я чувствую, что мне придется погрузиться в это дело. Но вы прислушайтесь. Я понимаю, что вы работаете в LA Times, а не в «Правде» и не в «Известиях». Американские власти, избавившись от одного антироссийского акта (поправка Джексона—Вэника.— “Ъ”), вынуждены принять сразу другой. Чтобы мы не расслаблялись. Это нас огорчает. Не знаю деталей, но Магнитский умер от сердечного приступа, не от пыток. Его никто не пытал. Если оставили человека без помощи, то нужно выяснять, что там произошло. А что, в американских тюрьмах не умирают, что ли? Полно. И что, мы будем сейчас это выяснять? Все, что связано с этим делом, крайне политизировано, и не мы это сделали.

О деле Михаила Ходорковского


Reuters: По лентам прошло сообщение, что принято решение сократить срок содержания Михаила Ходорковского. Ясно, что принять это решение без согласования с вами суд не может. Вы говорили, что «вор должен сидеть в тюрьме». Может, Ходорковский уже достаточно посидел и хватит?

В. П.: У вас неправильное представление о функционировании нашей судебной системы. Я четыре года не был президентом. Я не влиял на деятельность правоохранительных органов. Что касается самого Михаила Борисовича…Что, он занимался политикой? Был депутатом? Возглавлял партию? Нет, там речь идет чисто об экономическом преступлении. Посмотрите на США — там за экономические преступления и 100 лет дают. Не надо политизировать этих вопросов. Я надеюсь, что в соответствии с законом Михаил Борисович выйдет на свободу, дай бог ему здоровья.

Журналист: Хватит Ходорковского, хватит Магнитского, приезжайте на рыбалку!



О «болотном деле»


Lenta.ru, Илья Азар: Хотелось бы вспомнить вашу фразу о душевных скрепах. К примеру, Акименко сидит в тюрьме и стремительно теряет зрение. А госпожа Васильева, которая принесла больше вреда, чем Акименко, сидит в 13-комнатной квартире и требует уборщицу.

В. П.: У Следственного комитета нет врагов, Следственный комитет обязан следить за исполнением законодательства. Что касается того грузинского политического деятеля (Гиви Таргамадзе.— “Ъ”), он совсем не враг России, но он пытался подстрекать граждан России к противоправным действиям. Я думаю, что это очень убедительно было показано. Должен раскрыть вам гостайну — они случайно попали в контролируемое помещение. Я не думаю, что за участие в массовых акциях нужно сажать в тюрьму. Но недопустимо рукоприкладство в отношении представителя органа власти. Попробуй в США руку в карман суньте — сразу пулю в лоб получите. Почему кто-то думает, что у нас дозволено нападать на полицию? Мы развалим полицейскую систему. Крайне аккуратно нужно подходить. Вы назвали фамилии… я не знаю деталей. Я посмотрю. Но если это связано с тем, что я сказал, я вмешиваться не буду.

В. П.: Если нас шлепнули, надо ответить. Иначе всегда будут шлепать.



О деле «Оборонсервиса»


«Газета.ру»: Рейтинг доверия России к вам — 34%. Недовольны курсом вашего правления 35%, и растет. Как вы думаете, с чем связано падение рейтингов? Может, это связано с разницей содержания 18-летней Духаниной и той же Васильевой? Или с тем, что народ хотел дискутировать про «закон Магнитского», а Дума принимает его в оперативном порядке?

В. П.: Еще недавно вы говорили: разве можно за экономические преступления сажать в тюрьму (о Евгении Васильевой — “Ъ”)? А теперь говорите обратное. Будьте последовательны.

Владимир Путин о Дмитрии Медведеве: «Четыре года исполнял обязанности главы государства».



О политической конкуренции


«Независимая газета»: в 2000-х людей не пускали на выборы, не признавали подписи. Анализируя ваше послание и сегодняшнее выступление, газета приходит к выводу, что на смену политтехнологиям приходит политика. Согласны ли вы с этим? И даст ли это стране политическую конкуренцию?

В. П.: Конкуренция будет расти, нам нужно больше внимания уделять легальной политической борьбе, которая должна представлять собой борьбу мнений. Не просто: «Вали такой-то!», «Давай зачистим». Такие люди были у власти, что они построили, мы знаем.



«Ваши 6 соток»: Андрей Туманов, внештатный корреспондент журнала «Ваши 6 соток»…

В. П.: Почему внештатный?

«Ваши 6 соток»: А теперь я в Госдуме.

В. П.: Карьерюга...



О переезде федеральных органов власти из Москвы в Новую Москву


«Радио Маяк», «Вести ФМ»: Насколько велика вероятность переезда назад штаба военно-морского флота из Петербурга в Москву. А также будет ли построен административный центр на территории Новой Москвы и переедут ли туда чиновники?

В. П.: Дано поручение посчитать, сколько это будет стоить. Если мы хотим получить средства за реализацию имущества в центре столицы, мы должны понимать, сколько стоят эти объекты. Нужно понять, сколько будет стоить новая инфраструктура.

О ситуации в Сирии


Associated Press: Запад выступает за то, чтобы Башар Асад ушел со своего поста. Россия так не считает. Не приведет ли это к тому, что Россия останется в изоляции, если останется при таком мнении?

В. П.: Чем бы они ни объясняли свою позицию, государство-то разваливается. Мы не озабочены судьбой режима Асада. Нас беспокоит, что дальше будет. Нас интересуют не наши интересы, которых там не так уж и много. Нужно, чтобы сначала люди договорились о том, как жить дальше, как будет обеспечена их безопасность, а потом обеспечивать реализацию договоренностей.

О губернаторских выборах


В. П.: Мы за прямые выборы губернаторов. Российское общество давно к этому подошло. Но есть вопросы, которые недавно были поставлены представителями национальных республик, где бок о бок живут вместе представители титульных наций. Если одна из них находится в меньшинстве, то у нее есть опасения, что она никогда не будет представлена в руководящем органе. Россия — сложное государство. Мы должны это иметь в виду. Мы же не хотим разбалансирования. Мы не можем одним субъектам предоставить одно право, а другим — другое.

Газовый вопрос России и Украины


В. П.: Речь не идет о присоединении Украины к Таможенному союзу, но мы понимаем озабоченность руководства Украины тем, что по мере развития ТС часть полномочий государств передается в наднациональный уровень и Украине все труднее решать свои вопросы. Украинские партнеры ищут такие варианты сотрудничества с ТС, которые были бы приемлемы для Украины. У нас есть долгосрочный контракт, мы работаем по нему. Если мы видим, что украинские партнеры сталкиваются со сложностями, «Газпром» идет навстречу, предоставляет кредиты, оплачивает вперед транзитные платежи. Идет нормальная партнерская работа. Но «Газпром» развивает и свою инфраструктуру.

О борьбе с коррупцией и судебной системе


«Первый канал»: Не секрет, что эффективна не столько жестокость наказания, сколько его неотвратимость. Ощущение, что масштабы коррупции в России связаны с отсутствием независимой судебной системы. Согласны ли вы с этим и как сделать суды независимыми?

В. П.: Я не согласен с тезисом, что у нас отсутствует независимость судебной системы. Я не согласен с огульным обвинением нашей судебной системы в подкупности — это ерунда. У нас стабильная судебная система, она развивается. Пеплом посыпать ни к чему. Коррупция — наша традиционная проблема. Вопросы, связанные с коррупцией, напрямую стыкуются с развитием экономики и рынка. Бороться надо последовательно и настойчиво, санкции повышать. Наказание должно быть неотвратимым. Работа идет.

«Народное вече»: «Я очень жестко вас в своей газете критикую. Вы, наверное, знаете об этом?»



Об Анатолии Сердюкове


«Народное вече»: «В Минобороны воровали миллиарды, вы разве не знаете?»

В. П.: «Нет, не знаю. Маша, сядьте, пожалуйста, отдайте микрофон...»

В. П.: Я действительно назначал Сердюкова в свое время, он двигался в правильном направлении. Вопрос в отношении к людям, это отдельный вопрос. Человек в погонах заслуживает к себе уважения. Что касается стиля руководства, там действительно были вопросы. Но уволил я его за то, что у органов следствия возникли обоснованные данные о том, что неправильно реализовывалось имущество. Да, есть сомнения в корректности поведения Сердюкова, поэтому он отстранен. Но «уворовали или нет» решит суд. Нет желания кого-то выгораживать. Будьте уверены на 100%.

О защите журналистов


ВГТРК Кабардино-Балкарии: После смерти нашего коллеги встал вопрос о безопасности журналистов. Как нам защитить тех, чье оружие — слово?

В. П.:Есть профессии, выбирая которые люди понимают, на что они идут. Как вы знаете, ваш коллега не вел антитеррористических и прочих репортажей подобного рода. Это просто желание напугать. Я уверен, результат будет обратным ожидаемому. Но мы понимаем, к каждому журналисту невозможно приставить охрану.

Об авторитарной системе власти


«Известия»: За 19 лет вы построили довольно жесткий режим власти, фактически авторитарной. Как вам кажется, он жизнеспособен в новом времени?

В. П.: Я считаю, что мы обеспечили ту самую стабильность, о которой спрашивал Сергей Брилев. Эта стабильность чрезвычайно важна. Назвать эту систему авторитарной не могу. Самый яркий пример того, что это не так,— мое решение не идти на третий срок. Я же мог просто изменить Конституцию, это можно было легко провести через парламент. Но я этого не сделал.



«Новая газета»: Дмитрий Медведев говорил, что ответственная власть должна признавать свои ошибки. Были ли за 12 лет ошибки, которые стоило бы признать?

В. П.: Что касается ошибок Медведева: кто из нас или вас без греха? Наверное, ошибки были, но говорить о том, что они были системными… я говорю абсолютно искренне, если бы такие ошибки были, я бы вам сейчас сказал.

О преемнике


«Дождь»: Когда были митинги, со стороны властей мы всегда слышали ответ: «Если не Путин, то кто?» А что вы думаете? Есть ли лидеры, которые приходят извне? Кто-то, кому можно доверить страну?

В. П.: Не я доверяю страну, граждане доверяют страну в ходе голосования. Рано или поздно я, разумеется, оставлю этот пост. Разумеется, мне небезразлично, кто будет возглавлять страну. Мы же почти в два раза увеличили ВВП страны, это огромное достижение, только вдумайтесь. Я люблю Россию.

О ситуации на Кавказе


«Путь Кадырова»: Газета «Путь Кадырова»…

В. П.(прерывает): Оживление в зале неуместно.

«Путь Кадырова»: Внимание общественности было приковано к чеченскому вопросу. Но сейчас страна стала местом благополучия и процветания. Сейчас внимание переместилось в соседнюю республику. В чем корень проблем? Как стабилизировать обстановку?

В. П.: СМИ, особенно на Кавказе, играют важнейшую роль. Вопрос об увеличении финансирования телеканала «Кавказ» будет рассмотрен. Что касается ситуации на Кавказе: в Чеченской Республике ситуация лучше, чем в соседних республиках, это, конечно, заслуга региональных властей. Возрождение из пепла Грозного — это огромная заслуга чеченского народа, конечно, не без поддержки остальной России. Количество преступлений террористической направленности по стране стало меньше, но все-таки они происходят.

Как сообщило агентство "РИА Новости", после завршения пресс-конференции администрация Итум-Калинского района объявила о закрытии газеты "Путь Кадрова". "Я считаю, что в первую очередь нужно было поинтересоваться мнением семьи, спросить, согласны ли они, чтобы именем Кадырова назвали газету. Иначе, это неэтично", — заявил глава республики Рамзан Кадыров.



О российско-американских отношениях


«Вести»: Дадите ли вы МИДу установку пересмотреть российско-американское соглашение?

В. П.: Соглашение не работает. Сотрудники посольства в соответствии с соглашением не допускаются. Чушь какая-то. Если президент США так легко соглашается со своими законодателям, то почему вы считаете, что президент России не должен соглашаться со своими законодателями?

О стабильном застое


«Вести»: К концу вашего нынешнего президентского срока, совершеннолетия достигнут те, кто родился, когда вы к власти только пришли. Не опасаетесь ли вы, что стабильность превратится в застой?

В. П.: Это очень эффектное выражение, но оно не имеет под собой основания. Обязательное условия развития — это стабильность. Иначе кто же будет вкладывать туда деньги? Как бы ни ругали систему в Китае, а деньги-то туда идут. Инвесторы знают, что их деньги не растворятся в результате каких-то политических потрясений. Это не значит, что мы должны устроить такую же систему, как в Китае.

О здоровье президента


«Магаданская правда»: Откуда возникают эти информации и кому они выгодны?

В. П.: Выгодны политическим оппонентам. На вопрос о здоровье могу ответить традиционно: «Не дождетесь».

О зимнем времени


В. П.: Когда Медведев принимал это решение, он исходил из настроя значительной части наших граждан, которые говорили, что перевод стрелок часов плохо сказывается на здоровье. Но оказалось, что недовольных этим решением еще больше, чем тех, кто призывал к изменениям. Правительственными структурами сейчас проводится мониторинг, будет принято решение. Есть проблемы, связанные с предстоящими крупными соревнованиями. Когда разница с другими странами по времени большая, соревнования уже начинаются, а значительная часть потенциальных зрителей еще на работе находится. Нам на это указывают.

О дочерях президента


НТВ: Как живут ваши дочери? Где они живут, что с ними?

В. П.: Все в порядке, дети в Москве, они учатся, отчасти работают. У них все хорошо и в личной жизни, и с точки зрения профессионального роста. Я ими горжусь.

О деофшоризации российской экономики


Bloomberg: Вы говорили про деофшоризацию экономики в своем послании Федеральному собранию. Как вы хотите этого добиться? К примеру, сделка «Роснефти» и ТНК BP — это офшорная сделка. Вот эти деньги вернутся в Россию? И как вы планируете вернуть вообще офшорные средства в Россию?

В. П.: Нужно добиваться деофшоризации цивилизованными способами, нужно добиваться подписания соответствующих соглашений с офшорными зонами, раскрывать информацию о конечных бенефициарах, это вполне цивилизованно, ничего здесь страшного нет. Это правовое действие. Вернутся ли деньги, которые заплатила «Роснефть» частным акционерам ТНК? Мы не можем этого сказать. Мне очень хотелось бы, чтобы значительная часть средств вернулась в российскую экономику.

Об Алексее Кудрине


«Московский комсомолец»: Вы раньше не скрывали, что Алексей Кудрин был для вас источником альтернативного мнения. Когда вы говорили да, он говорил нет. А кто же сейчас стал для вас таковым?

В. П.: Господин Кудрин никуда не исчез, на ПМЖ никуда не переехал, я с ним регулярно встречаюсь. Я слушаю его мнение, оно мне представляется важным, Алексей Леонидович — хороший эксперт. Но отличие экспертов от людей, принимающих решение, в том, что эксперты не несут политической ответственности за решения. Но мнение экспертов важно знать, чтобы принять сбалансированное решение. Нет ли планов вернуть Кудрина в команду? Команда — это же условное название.

О российско-грузинских отношениях


«Рустави-2»: Вы не раз говорили, что отношения между нашими странами будут зависеть от выборов. И одним из первых шагов господина Иванишвили стало назначение первого представителя Грузии. Как вы видите дальнейшие отношения Грузии и России?

В. П.: Мы видим позитивный сигнал от новых грузинских властей. Михаил Саакашвили завел ситуацию в тупик. Мы реально хотим нормализации отношений с Грузией. Но надо прямо сказать, Грузия заинтересована в этом больше. Но нос мы задирать не собираемся.

В. П.: Грузинские товары должны появиться на российских рынках, если того требуют принципы ВТО.

Life News: Про вас столько анекдотов ходит. Последний, например, касается конца света: «Путин столько знает про конец света и потому столько всего обещает».

В. П.(перебивает): Я знаю, когда наступит конец света. Через 4,5 млрд лет.

Life News: А французы боятся конца света и даже бегут из страны — Депардье вот, говорят, паспорт фактически от вас получил.

В. П.: У нас очень хорошие отношения с Францией, и мы дорожим ими, поэтому никакие решения в этой сфере не повлияют на российско-французские отношения. Я уверен, что высшие должностные лица Франции не хотели обидеть Жерара Депардье. Актеры, музыканты — люди тонкой душевной организации. У меня с ним сложились добрые дружеские отношения, я знаю, что он любит Францию, я надеюсь, что проблема разрешится. Но если Жерар хочет получить вид на жительство в России, будем считать, что этот вопрос решен положительно.

О рабстве на галерах


«Комсомольская правда»: Борис Ельцин как-то сказал, что он — президент России номер один. Вы, получается, номер два и номер четыре? Как за эти годы изменился Владимир Путин? Чем Владимир Путин номер четыре отличается от Владимира Путина номер два? Вы так и будете как раб на галерах?

В. П.: Что касается «рабства на галерах» — мы вчера начали работать в 10 утра, закончили ровно в 22:00. Примерно так складывается практически вся неделя, я к этому привык. По поводу изменений: все течет, все меняется. Изменения есть, они связаны с увеличением жизненного опыта, на меня позитивно подействовала работа в качестве премьера в период жесткого острого кризиса. Приходилось брать на себя ответственность.

О Химкинском лесе


«Эхо Москвы»: А что в итоге со строительством дороги Москва—Петербург?

В. П.: Строительство дороги Москва—Петербург было перенесено. Иностранные партнеры сказали, что ждут несколько недель и из проекта выходят. Для нас потеря партнеров была опасна, это могло бы просто привести к сворачиванию проекта. Поэтому, когда мы решаем вопросы экологии, нужно всегда это соотносить с государственными интересами, с развитием инфраструктуры. Я не против экозащитников, но делать это нужно цивилизованно.

Дарья Тросникова, Наталья Ромашкова


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

самое читаемое

присоединяйтесь

обсуждение