Коротко


Подробно

Неосторожность превыше всего

Обвиняемый в гибели студента спортсмен вышел сразу после приговора

Замоскворецкий районный суд Москвы вчера приговорил к двум годам ограничения свободы чемпиона мира по боевому самбо Расула Мирзаева (Черный Тигр) за убийство по неосторожности студента Ивана Агафонова. Поскольку обвиняемый провел под стражей больше года, он был освобожден и от этого наказания. Судья Андрей Федин объяснил свое решение тем, что по закону не мог назначить подсудимому большего срока. К вечеру полиция оцепила Манежную площадь, чтобы предотвратить столкновения между молодежными группировками из-за этого приговора.


О том, что в Замоскворецком суде Москвы состоится что-то необычное, было заметно уже на подходе к нему: по тротуарам прохаживались полицейские патрули, а вдоль дороги стояли автобусы с бойцами ОМОНа. Пространство перед зданием суда было оцеплено, а движение перекрыто. В суд же пускали только по журналистским или адвокатским удостоверениям. Впрочем, посторонние туда все равно проникли. Уже после начала оглашения приговора, некоторые из присутствовавших в зале надели на головы бейсболки с партийной символикой ЛДПР.

В начале оглашения приговора председательствующий судья Андрей Федин сразу объявил, что обвиняемый по ч. 4 ст. 111 УК РФ ("Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего") Расул Мирзаев "причинил смерть по неосторожности" (ст. 109 УК РФ). Из чего следовало, что суд принял квалификацию, предложенную прокурором в ходе прений на предыдущем заседании. Собственно квалификация действий Расула Мирзаева и являлась предметом ожесточенных споров между представителями потерпевших и защитой спортсмена на протяжении всего процесса.

Дело в том, что в случае квалификации действий Черного Тигра по ст. 111 УК РФ ему грозило наказание на срок до 15 лет, а по ч. 1 ст. 109 УК РФ — лишь до двух. А с учетом того, что это было первое правонарушение Расула Мирзаева, по закону он мог быть приговорен лишь к ограничению свободы на тот же двухлетний срок.

Тем временем судья Федин огласил обстоятельства дела, напомнив, что стычка между чемпионом мира по боевому самбо Расулом Мирзаевым и Иваном Агафоновым произошла 15 августа 2011 года у ночного клуба "Гараж". В ходе нее спортсмен "из личной неприязни" ударил молодого человека рукой в правую скулу, после чего тот, потеряв равновесие, упал. Ударившись "левой затылочной частью головы" об асфальт, Иван Агафонов получил "тяжкие повреждения", после чего в тяжелом состоянии был доставлен в больницу, где спустя двое суток скончался.

Для просмотра необходимо установить последнюю версию Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

Затем судья огласил показания многочисленных свидетелей, которые разнились в зависимости от того, на чьей стороне они выступали. Так, свидетели со стороны потерпевших утверждали, что Иван Агафонов не провоцировал Расула Мирзаева. Мол, в тот злополучный вечер он, катая по земле радиоуправляемую машинку (подарок его другу на день рождения), подкатил игрушку к ногам неизвестной ему посетительницы — Аллы Косогоровой (подруга Мирзаева), предложив "прокатиться". А после того как девушка ответила отказом, оставил ее в покое. Но происходящее заметил Расул Мирзаев. Подойдя к Ивану Агафонову, он задал ему вопрос: "Может, и меня прокатишь?" Не подозревавший подвоха студент ответил: "Садись". После чего самбист и нанес Ивану Агафонову сильный удар в правую скулу. Свидетели со стороны обвинения доказывали, что диалог носил иной характер. По их версии, Иван Агафонов, будучи в нетрезвом состоянии, открыто заявлял, что "собирается снимать телок", и предлагал "сняться" девушке Расула Мирзаева. А когда дагестанец переспросил Агафонова: "Может, и меня еще снимешь?", тот дерзко ответил: "Если надо, и тебя". Не выдержавший такого оскорбления, Расул Мирзаев ответил коротким поставленным ударом в челюсть обидчику, от которого тот рухнул.

Разнились показания свидетелей и в том, как повел себя спортсмен после падения Ивана Агафонова на асфальт. Друзья Расула Мирзаева утверждали, что самбист оказал студенту необходимую помощь (это позже признал и суд, что явилось смягчающим обстоятельством). А когда Иван Агафонов был уже в больнице, неоднократно справлялся о его здоровье. Когда же Расул Мирзаев узнал, что Иван Агафонов умер, сам явился в полицию с повинной. Впрочем, свидетели со стороны потерпевших все это отрицали.

Когда оглашались показания в пользу Расула Мирзаева, отец Ивана Агафонова Александр, не обращая внимание на судью, стал с шумом пробираться к выходу. "Я это вранье уже целый год слушаю! — кричал он.— Сколько можно терпеть! Уж лучше сразу срок зачитайте!" Ему вторили родственники, также потянувшиеся к выходу. "Смерть русского человека на русской земле не сойдет вам с рук!" — громко возмущался кто-то из них. Но судья, лишь повысив голос, продолжил чтение приговора.

Закончив с показаниями свидетелей, Андрей Федин еще раз напомнил, что эксперты Российского федерального центра судебных экспертиз при Минздравсоцразвития РФ не выявили прямой связи между ударом Расула Мирзаева и смертью студента. Тем более что злополучный удар "не только не причинил тяжкого вреда здоровью", но и вообще какого-либо "вреда". Тяжкие же повреждения, по мнению экспертов, появились у потерпевшего лишь "от падения с высоты собственного роста (192 см.— "Ъ") и последующего удара головой о дорожное покрытие". Однако эксперты не могли утверждать, что после удара Мирзаева студент потерял сознание. Поэтому-то прокурор и попросил признать Черного Тигра виновным по ч. 1 ст. 109 УК РФ, с чем судья вчера согласился.

Поскольку уголовное преступление было совершено Расулом Мирзаевым впервые, председательствующий Федин, признав его виновным в "убийстве по неосторожности", приговорил Расула Мирзаева к двум годам ограничения свободы (в соответствии с этим обвиняемый, в частности, должен был периодически отмечаться в полиции, не выходить из дома поздно вечером и не участвовать в массовых мероприятиях; см. "Ъ" от 16 ноября). А поскольку день, отбытый в СИЗО, засчитывается за два дня, проведенных в условиях "ограничения свободы", спортсмена, находившегося под стражей год и три месяца, отпустили сразу после оглашения приговора. Это известие потонуло в возмущенных криках. "Значит, можно убивать и дальше! — кричали сторонники потерпевших.— Нас еще много осталось!"

Предвидя такую реакцию, конвоиры сразу вывели самбиста из зала. И, как стало известно, он был вывезен в автозаке в район Болотной площади, где его приняли в свои объятья родной брат и защитник Алексей Гребенской. Реакция на приговор адвокатов потерпевших была также довольно нервозной.

"Мы все-таки надеялись на объективный приговор,— заявила адвокат потерпевших Оксана Михалкина.— Но получилось так, что Мирзаев ни в чем не виновен, а виновен асфальт. Мы будем обжаловать приговор. И, если надо, дойдем до Европейского суда по правам человека".

В свою очередь, судья Федин, выступая позже на пресс-конференции в находящемся неподалеку офисе телекомпании "ТВ Центр", подробно и доходчиво объяснил, почему он вынес именно такой приговор. Он заявил, в частности, что "не мог иначе квалифицировать" действия Расула Мирзаева, поскольку "квалификацию его деяний изменила сама прокуратура". А это для суда "является определяющим". Также, по мнению судьи, он был неволен и в выборе наказания самбисту. "По закону судья не может назначить реальный срок заключения за незначительные преступления, к каковым и относится убийство по неосторожности",— отметил он. В выборе срока наказания судья ограничен требованиями УК.

Отметим, что если бы не злополучная стычка у "Гаража", то под судом, скорее всего, оказался бы сам Иван Агафонов. Дело в том, что еще 19 мая 2011 года в отношении него было возбуждено уголовное дело по ст. 162 УК РФ ("Разбой"). По версии полиции, вместе с сообщниками — курсантами тогда еще милицейского колледжа — Иван Агафонов заказал по телефону три iPhone стоимостью 105 тыс. руб. А когда курьер привез их к станции метро "Сходненская", налетчики, вооруженные предметом, похожим на пистолет, отняли у него товар. Ивана Агафонова так и не арестовали, хотя было вынесено соответствующее постановление. До своей гибели он находился под подпиской о невыезде.

Что касается следствия СКР, то первый следователь Виталий Ванин, обвинявший Черного Тигра по "легкой" — 109-й статье УК РФ, отказался переквалифицировать обвинение на более тяжкое. В результате его уволили по сокращению штатов, и сейчас экс-следователь пытается восстановиться на работу через суд. Его иск Пресненский райсуд должен рассмотреть в декабре.

Ну а закончился день освобождения спортсмена перекрытием Манежной площади и якобы учебной тревогой с эвакуацией депутатов из Госдумы, находящейся рядом с ней. Полиция, как сообщили источники в ней, проводила на Манежке и в других районах города профилактические мероприятия по предотвращению возможных столкновений между различными группами молодых людей — поддержавших приговор Расулу Мирзаеву и выступавших против него.

Алексей Соковнин


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение