Коротко

Новости

Подробно

Агитбригада музейного значения

Борис Барабанов об Антоне Адасинском и группе АВИА

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 34

Фильм Алексея Учителя "Рок" (1987) остается основополагающей документалкой российской рок-музыки, еще в перестроечные времена программа "Взгляд" раздергала его на цитаты, и до сих пор лента спасает, когда нужно отметить какой-нибудь рок-н-ролльный юбилей или пустить ностальгическую слезу на тему "поколения дворников и сторожей". Шоумен группы АВИА Антон Адасинский был одним из двух героев фильма — немузыкантов и единственным, кто вскоре после его появления полностью отошел от рок-движения. После того как организованный им в 1988 году петербургский театр "Дерево" быстро стал европейским культурным феноменом, даже разговор о том, что группа АВИА может быть реанимирована, не имел смысла. "Дерево" казалось более современным, живым и подвижным объектом, нежели любая русская рок-группа. К тому же, затевая собственный театр, Антон Адасинский прежде всего решил, что не будет в нем говорить и петь.

Даже когда в 2008 году группа АВИА воссоединилась в Санкт-Петербурге, было ощущение, что это ностальгический опус на один вечер. Слишком уж круто обстоят дела у господина Адасинского в театре и, как выяснилось позднее, в кино — актер снялся в одной из главных ролей в "Фаусте" Александра Сокурова. АВИА всласть похулиганили в питерском клубе The Place, на следующий год переиздали свой монументальный альбом "Жизнь и творчество композитора Зудова", а потом опять притихли. И вот нынешним летом, видимо, придя в себя после успеха и рекламной кампании "Фауста", Антон Адасинский вновь появился на сцене в роли предводителя гротескной агитбригады. Дело было в Перми на фестивале "Сотворение мира". Стало ясно, что, несмотря на все многочисленные победы в высоких жанрах, АВИА остается для Антона Адасинского важной вещью, а его соратники Алексей Рахов и Николай Гусев (еще один основатель группы Александр Кондрашкин ушел из жизни в 1999 году) всегда готовы снова броситься в омут пролетарского арт-панка.

Трудно представить себе в Москве более удачное место для концерта АВИА, чем Политехнический музей. Наверное, в идеале их перформансы должны проходить на Красной площади, а количество участников "Физкультурной группы им. АВИА" должно исчисляться тысячами. Но Политех, стены которого помнят выступления Маяковского и Бурлюка и диспуты футуристов и символистов, конечно, станет дополнительным действующим лицом концерта. В конце концов, то, что делает вставший лагерем в лектории музея "Политеатр", отчасти перекликается с АВИА и в чем-то даже продолжает дело группы — переосмысление языка пропаганды и исследование самых броских форм массового искусства.

Когда в конце прошлого десятилетия АВИА еще только пробовали вернуться на сцену, было ясно, что их не хватало больше, чем многих из сошедших со сцены команд 1980-х. Возьмись они тогда за серьезную запись новой музыки, сейчас АВИА стояли бы в одном ряду с самыми мощными арт-роковыми командами страны — "Аукцыоном" и "Вежливым отказом". Конечно, дело здесь было в изначально выбранной эстетике, которая уходила сквозь АВИА в публику, как электрический ток. Клавишник Николай Гусев, комментируя истоки АВИА, называл стилистику группы балансированием на грани уважительного и ироничного отношения: "АВИА никогда не была пародией... Мы тогда были искренне увлечены советским авангардом 1920-х — конструктивизмом, театром Мейерхольда, индустриальной музыкой и так далее. Ведь, отвлекаясь от политики, в искусстве это время было очень прорывное. Люди сделали большой шаг вперед и вверх, что отразилось на духе времени... А вообще же, что касается обличительной стороны, АВИА — это история про бессмертный человеческий идиотизм, который никуда не девается и всегда жив. А что изменилось сейчас? Да ничего — все то же самое".

Большой уверенности в том, что Антон Адасинский готов потратить на возрожденную группу АВИА серьезную часть своего времени, нет. Поэтому на АВИА нужно не идти, а бежать, да еще тащить за собой друзей-иностранцев, для которых конструктивистско-тоталитарное шоу группы должно стать в один ряд с фотографиями Родченко, драматургией Мейерхольда и домом Наркомфина.

"Политеатр", 1 декабря, 20.00

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя