Коротко

Новости

Подробно

Летный стаж не пропьешь

Дензел Вашингтон в "Экипаже"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

Сегодня в прокат выходит "Экипаж" (Flight), в котором Роберт Земекис как будто возвращается к более реалистическому кинематографу после всех этих полуанимационных волшебных сказок, которые занимали его последнее время. Тем не менее "Экипаж" местами произвел на ЛИДИЮ МАСЛОВУ немного сказочное и фантастичное впечатление.


Переиначив оригинальное название "Полет" на "Экипаж", наши прокатчики воспользовались названием культового фильма Александра Митты совершенно не по делу, поскольку Земекис задумывал историю не столько о слаженном (или, наоборот, каком-то дисфункциональном) профессиональном коллективе, сколько об одиноком в общем-то мужчине-индивидуалисте, пытающемся разобраться в самом себе. Слово "полет" в данном случае приобретает и метафорический оттенок: герой Дензела Вашингтона, чудом посадивший старый самолет жадной авиакомпании, в котором перетерлась важная деталь, по ходу фильма преодолевает собственную морально-этическую турбулентность — выходит из пике, взлетает над своей предыдущей жизнью, охватывает ее печальным покаянным взором и начинает совершенно новую (хотя об этой новой жизни, наверное, ни один даже самый предприимчивый режиссер не сумел бы снять ничего интересного).

Впрочем, какие-то отношения между членами экипажа сломанного самолета все-таки складываются, и иногда весьма неформальные. Так, разведенный пилот часто проводит досуг с молодой стюардессой, с которой его помимо прочего связывает и увлечение алкоголем, а чтобы поутру, перед рейсом, прийти в форму, позволяет себе дорожку-другую кокаина. Наркотики по первому зову мгновенно подгоняет один из самых симпатичных и колоритных персонажей (Джон Гудман), который также доставляет попавшему в больницу после аварии другу сигареты, алкоголь и порножурналы, чтобы тот не умер от скуки (при этом из диалогов можно сделать вывод, что этот поставщик всех мыслимых радостей жизни работает в каком-то университете). Еще один отчасти комически окрашенный образ создает Дон Чидл в роли профсоюзного адвоката, пытающегося отмазать героя от обвинений в пьянстве: например, когда он с убийственной серьезностью говорит "Я буду драться за то, чтобы включить волю божью в список вероятных причин аварии", он почти так же забавен со своей наивной правильностью, как следователь, которого он играл в комедии "Однажды в Ирландии" (The Guard). И хотя Дензел Вашингтон периодически делает самое трагическое лицо — то выливая все имеющееся в доме спиртное в раковину, то снова устремляясь к винному отделу,— галерея окружающих его персонажей не позволяет воспринимать "Экипаж" как серьезную драму о поисках выхода из жизненного тупика и борьбе с пагубной страстью. Не очень помогает даже мелодраматическая героиня Келли Райлли, драматургически никчемная и введенная сугубо в воспитательных целях,— героиновая наркоманка, которая знакомится с героем в больнице, куда попадает после передоза, начинает жить у него и, напрочь забыв о своем героине, аккуратно посещает собрания анонимных алкоголиков, словно по рассеянности перепутав свой poison of choice. Ну и едва ли в настоящей драме может произойти загадочный и необъяснимый инцидент с гостиничным мини-баром, когда герою, продержавшемуся перед судом девять дней в трезвости, неизвестные злоумышленники под покровом ночи подменяют безалкогольное содержимое бара сокрушительным арсеналом спиртного.

Самое, однако, приятное в сценарии "Экипажа" — оттенок двусмысленности и возможность сомнения: во время расследования обстоятельств катастрофы ни один из трезвых летчиков, поставленных на симуляторе в ту же ситуацию, оказывается неспособен повторить блистательный трюк подвыпившего пилота, интуитивно принявшего парадоксальное решение перевернуть самолет в воздухе вверх ногами и таким образом замедлившего аварийную посадку. И хотя назидательный и фальшивый в своей сентиментальности финал немного портит общее впечатление, но его можно простить "Экипажу" не только за обаяние амбивалентного главного героя или за захватывающую сцену авиакатастрофы в начале. Это к тому же один из самых юмористических фильмов Роберта Земекиса, который, конечно, как ответственный художник не может позволить себе подтолкнуть зрителя к откровенному выводу, что профессионализм не пропьешь, но, кажется, где-то в глубине души совсем не уверен, что злодейка с наклейкой — главное зло в этом мире.

Комментарии
Профиль пользователя