Коротко


Подробно

"Лайк" на миллиард

Интернет-инвесторы перестали жаловаться на недостаток проектов в России. Во-первых, идей стало больше. Во-вторых, идеи стали лучше. И в-третьих, кто сказал, что они должны быть обязательно российскими? "Секрет фирмы" представляет первый рейтинг отечественных интернет-миллионеров.


Над проектом работали: Светлана Горбачева, Владислав Коваленко, Полина Русяева, Ксения Шамакина


Цветастая рубаха навыпуск, синие штаны и, конечно же, малиновый пиджак. С Аркадием Морейнисом мы виделись последний раз четыре года назад, когда он работал директором по разработке и развитию проектов "Рамблера". С тех пор в его фирменном стиле мало что изменилось. Он по-прежнему ярок, травит анекдоты и не дает визиток. Разве что седины в висках было тогда чуть меньше.

Морейнис одним из первых начал профессионально заниматься посевными инвестициями в российские интернет-проекты, организовав в 2010 году "Главстарт" — "ангельский фонд из меня одного", как называет его сам основатель. "Совершив энное количество ошибок, я осознал некоторое число проблем, которое на российском рынке seed-инвестиций надо решать",— говорит Морейнис.

Первая ошибка — место. "Классическая история посевного инвестора: даешь деньги и думаешь, что через полгода люди к тебе придут с готовым продуктом,— говорит Морейнис.— А на деле все как в том анекдоте про два хрустальных шара. Помните, когда "один разбил, другой про...бал куда-то"? Люди иногда вдруг сворачивают не туда или притормаживают". Важно, чтобы создатели разных проектов работали вместе, это создает атмосферу. Вторая ошибка — деньги. "Главстарт" вкладывал в проекты до $100 тыс. Сейчас Морейнис приходит к заключению, что это перебор, ведь стартаперы начинают по-настоящему шевелиться, только когда деньги подходят к концу, и не важно, было это $50 тыс. или $100 тыс. И третья ошибка — степень участия инвестора в жизни стартапа. "Я достаточно глубоко погружался в проект,— объясняет Морейнис,— а тут важен баланс. Нельзя тянуть проект за уши. Потому что, как только ты его отпускаешь, он падает".

Всего в портфеле фонда сейчас восемь проектов. Из них пока только "Море салонов" (онлайн-навигатор по московской сфере услуг) нашел инвестора следующего раунда — в компанию вложился "КупиКупон".

С точки зрения Морейниса — бизнес-ангела, это, может, и неплохо, но ведь Морейнис-предприниматель был куда успешнее. В 2008 году "Рамблер" выкупил 49% его собственного агрегатора товаров и цен Price.ru, по оценкам, за $17 млн (контрольный пакет Морейнис продал будущему работодателю еще в 2006-м).

Что посеять?


Основатель Russian Ventures Евгений Гордеев не носит малиновые пиджаки, анекдоты не рассказывает и подходит к проблеме посевных инвестиций совсем иначе, чем Аркадий Морейнис. Из полутора десятков проинвестированных Гордеевым и  партнерами проектов 80% основаны на его собственных идеях. Для их реализации Гордеев просто нанимает команду исполнителей. Среди его компаний — сеть баннерной рекламы iBrand и сервис для размещения ссылок в соцсетях Pluso.

С 2008 года Гордеев смог заинтересовать своими стартапами только одного инвестора: 51% его платформы для создания соцсетей Ogorod купил РБК за $1 млн. Однако сейчас, по словам Гордеева, по уже запущенным проектам готовятся несколько сделок в диапазоне $2-4,5 млн. В ближайшие пять лет Гордеев планирует проинвестировать около 70 стартапов.

Пожалуй, самые существенные различия между Морейнисом и Гордеевым касаются подхода к созданию эффективной "посевной" машины в Рунете. Гордеев о выходе на зарубежные рынки и не помышляет: "Мы в США никто. А в России я могу в течение 30 минут связаться практически с любым человеком из российской интернет-тусовки. И не забывайте, что Россия — крупнейший в Европе рынок по количеству интернет-пользователей".

Морейнис, напротив, все "баги" своей первой инвестиционной жизни собирается решать за счет глобализации, которая будет проходить под эгидой Global Venture Alliance (GVA), где Морейнис занимает пост управляющего партнера. Это российский акселератор, работающий в партнерстве с известным американским Plug & Play (P&P участвовал в свое время в становлении поисковика Google, платежной системы PayPal, сервиса синхронизации данных Dropbox). Четыре раза в год GVA совместно с P&P будет инвестировать в некоторое количество стартапов (по $50 тыс. за 5%). Сбудется и мечта Морейниса про "место" — разработчики будут сидеть в московском офисе GVA на Баррикадной. В качестве менторов удалось привлечь, в частности, Google (разработка), Mail.ru Group (интерфейсы), PricewaterhouseCoopers (финансовое моделирование).

В рамках GVA создается seed-фонд объемом $10 млн и фонд для инвестиций на более поздних стадиях.

В России судьба посевных инвесторов и создаваемых ими инкубаторов вообще складывается непросто. Посевными инвестициями пробовал заниматься Александр Галицкий в Almaz Capital, но проект не пошел. В 2010-м закрылся инкубатор InVenture. Даже Runa Capital, изначально носивший название Almaz Seed, в итоге вырос в далеко не посевной фонд солидных размеров. В нашем рейтинге интернет-миллионеров (см. стр. 71) более или менее заметные seed-проекты есть, пожалуй, у двух участников: Алисы Чумаченко (Game Indsight) и Игоря Мацанюка (Game Indsight, инкубатор Farminers). Но Каплун попал в рейтинг скорее благодаря инвестициям в фонд TMT, а Game Insight можно назвать инкубатором с большой натяжкой: все его участники работают по одной и той же проверенной бизнес-модели — создают игровые приложения для соцсетей.

50% капитализации потеряла крупнейшая в мире социальная сеть Facebook с момента IPO на NASDAQ



Местная история


Вадим Курин и Грегори Беренштейн, управляющие партнеры Zoom Capital, узнали о магазине Vseinstrumenti.ru случайно, "от знакомых знакомых". Дело было в 2010 году: партнеры только-только продали своего интернет-провайдера NetByNet "Мегафону" за $270 млн и искали, куда бы еще вложиться.

"Мы думали, что у нас получился довольно крупный проект,— вспоминает Курин, занимающий 36-ю позицию в нашем рейтинге.— А Vseinstrumenti.ru со своими $100 млн уже тогда опережали NetByNet по обороту. Было удивительно, что ее сделали ребята-студенты за четыре года без инвестиций". У "ребят" были серьезные планы: за пять лет вырастить компанию с оборотом $1 млрд. Курину и Беренштейну эта амбициозность пришлась по душе.

За прошедшие два года они вложили в компанию $30 млн и еще $10 млн вложат до конца года. Доля, которую инвесторы получили в проекте, не раскрывается (меньше контрольного пакета). Однако вырастить магазин с оборотом $1 млрд только в интернете (ну или по крайней мере в Рунете) за такой короткий срок нереально. До 2011 года компания работала лишь в онлайне и только по Московскому региону. За 2012-й она обзавелась 60 офлайновыми точками в 40 городах, строит новый распределительный центр и, возможно, будет выкупать конкурентов. "В следующем году мы собираемся сделать еще один раунд инвестиций с привлечением новых партнеров",— говорит Курин.

Приобретения — это как раз по части Курина и Беренштейна. Пока партнеры развивали NetByNet, они вложили около $100 млн в скупку нескольких десятков мелких провайдеров. "Мы hands-on-инвесторы, которые при необходимости могут засучить руки и заняться операционным управлением,— говорит Курин.— Часто компания — это хаос, в котором сложно выстроить понятные управленческие процессы. Мы как инвесторы создаем капитализацию, а хаос капитализировать невозможно. Так что моя задача — сохранить предпринимательский дух и в то же время навести порядок".

С таким подходом много проектов не проинвестируешь. Но Курин и Беренштейн за количеством не гонятся. Помимо интернет-магазина в портфеле Zoom Capital лежат сервис онлайн-кредитования Vsevcredit.ru и микрофинансовая компания Vivadengi.ru.

Инвесторов, заметных в интернет-коммерции, в нашем топ-50 не так много. Кроме основателей Zoom Capital это Леонид Богуславский с Ozon.ru (девятое место), Ульви Касимов с Sotmarket.ru и Utinet.ru (33-е место), а также Андрей Баронов и Ратмир Тимашев (16-17-е места), владеющие через свой ABRT онлайновым шопинг-клубом KupiVIP.ru. Вот, пожалуй, и все. Ничего странного тут нет. Во-первых, по словам Курина, более или менее активная инвестиционная жизнь в российской электронной коммерции и началась-то лишь в 2012 году. Во-вторых, эти проекты капиталоемкие и, главное, немасштабируемые, говорит Герман Каплун.

Большинство инвесторов, располагающих серьезными финансовыми ресурсами, предпочитают финансировать идеи совсем другого плана.

$18,4 млрд составляет общая стоимость интернет-активов топ-50 участников рейтинга интернет-миллионеров "Секрета фирмы"



Здесь русский дух


"70% наших вложений — компании со стратегией глобального развития",— говорит управляющий партнер Almaz Capital Александр Галицкий. Фонд инвестировал в Parallels, Alawar, Jelastic, Acumatica, Vyatta, nScaled. Всего в портфеле 13 проектов.

"Мы с первого дня решили, что Almaz Capital будет фондом, инвестирующим в выходцев из бывшего Советского Союза,— рассказывает Галицкий.— До сих пор люди с российским произношением английского языка и фамилиями имеют трудности с подъемом денег на Западе. Даже если ты живешь в Америке, ты все равно в категории "загадочных русских". Я сам с этим сталкивался, когда был предпринимателем". Позже, по словам Галицкого, оказалось, что проблема распространяется на любые развивающиеся страны. Так что во втором фонде Almaz объемом $10 млн, формирование которого завершается, концепция звучит шире — инвестиции в глобальные компании на быстрорастущих рынках.

Что ж, в первом фонде концепция показала себя на отлично. У Almaz пока было только два выхода: в начале 2011 года Skype выкупил у фонда долю в Qik, а в середине 2011-го на IPO вышел "Яндекс" (Almaz владеет долей в поисковике). За счет этих двух сделок возврат на инвестиции составил, по словам Галицкого, 49% годовых.

"Из инвесторов, которые профессионально и последовательно вкладываются в западные компании, я бы назвал в первую очередь Богуславского, Runa и Almaz,— говорит Галицкий.— Я с уважением отношусь к тому, что делают Алишер Усманов и Юрий Мильнер. Они инвестируют в международные интернет-проекты, но это уже не венчурная стадия, это больше похоже на private equity, с минимизацией технологических рисков".

Пока инвесторы, занимающие верхние строчки нашего рейтинга, находятся, пожалуй, в самом выигрышном положении. На первую пятерку миллионеров приходится 45% активов всех участников рейтинга. Четверо из этой пятерки (Алишер Усманов, Юрий Мильнер, Аркадий Волож, Григорий Фингер) заработали состояние на IPO, из них Усманов, Мильнер и Фингер — бывшие или нынешние совладельцы Mail.ru Group. Их интересуют инвестиции в относительно безрисковые международные интернет-активы, находящиеся на поздней стадии развития. Конечно, основатели Mail.ru могли бы создать нечто вроде Y Combinator (YC). Но на Западе российским инвесторам запустить такую "машину" непросто (Мильнер вместо этого решил инвестировать в стартапы YC), а в России — практически нереально.

По словам Морейниса, 75% стоимости 316 стартапов этого инкубатора ($10 млрд) приходятся всего на два проекта — Airbnb.com и Dropbox.com. Конечно, Галицкий отмечает, что за минувшее десятилетие в российском интернет-сегменте "раз в десять" выросло количество проектов и улучшилось (хоть и не столь радикально) их качество. Но из 150 принятых GVA заявок лишь три-четыре имеют достаточный уровень, чтобы получить деньги, говорит Морейнис. Страшно подумать, сколько проектов в России нужно отсмотреть, чтобы собрать 300, среди которых по счастливой случайности могут оказаться FitSeven.ru, Dropbox.ru и Airbnb.ru.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение