Коротко


Подробно

Шестибалльный приговор

Елена Пушкарская — из Рима

На родине Галилея вновь вынесен приговор ученым, имена которых известны за пределами Италии. Вина их в том, что они не смогли предсказать землетрясение в Аквиле. Мера наказания — шесть лет тюрьмы, что на два года больше, чем просил прокурор


Елена Пушкарская, Рим


Шестибалльное землетрясение 6 апреля 2009-го потрясло небывалыми для Европы масштабами: погибли 309 человек, полторы тысячи получили ранения, 70 тысяч остались без крыши над головой, а сам город-музей был полностью разрушен. За прошедшие три с лишним года эта беда обросла, как в Италии и полагается, многочисленными процессами. Прокуроры разбираются в нарушениях, допущенных при строительстве, выявляют коррупцию при распределении подрядов на восстановительные работы, обнаруживают скандальные злоупотребления при распределении средств пострадавшим, возбуждают дела о несвоевременном оказании помощи...

В этой судебной рутине процесс по делу членов Комиссии по определению рисков, обвиняемых в том, что они допустили ошибки в прогнозах и не сумели предсказать столь разрушительное землетрясение, сенсаций не обещал. Почти все в Италии были уверены, что приговор будет оправдательным. В подтверждение вспоминали: миру известно всего лишь одно точно предсказанное землетрясение — в Китае в 1975 году, пунктуальность прогноза тогдашние руководители Поднебесной не преминули отнести на счет достижений культурной революции.

Стоит добавить, что дискуссия о том, насколько реальны точные прогнозы землетрясений, активно велась специалистами с начала 1990-х и завершилась вердиктом Международной ассоциации сейсмологии и физики земных недр как раз в том, печальном для Италии, 2009 году — в январе, за пару месяцев до землетрясения в Аквиле. Вердикт ученых мужей гласил: на данный момент предсказать крупные колебания почвы наука, увы, не может, однако Ассоциация будет поддерживать исследования в этой области.

Многоуважаемые осужденные


В общем, если говорить по-простому, приговор, который глядя в пол и почему-то согнувшись, скороговоркой отбарабанил неделю назад, 22 октября, судья Марко Билли, вызвал еще одно землетрясение — на сей раз в умах. Шутка ли: все семь членов комиссии признаны виновными в непреднамеренном убийстве на том основании, что за семь дней до землетрясения в ходе заседания комиссии дали дезориентирующие население и службы безопасности прогнозы сейсмической опасности в регионе. При этом суд приговорил каждого из обвиняемых к шести годам заключения, хотя прокурор Фабио Пикути просил меньше — по четыре года. Что, впрочем, тоже немало.

Все осужденные при этом являются людьми заслуженными и уважаемыми в стране, а некоторые — и за рубежом. Среди них: экс-председатель комиссии, 74-летний Франко Барбери, один из создателей современной системы гражданской обороны Италии, в прошлом замминистра и даже министр; его коллега — 60-летний Энцо Боски, основавший 12 лет назад Национальный институт геофизики и вулканологии, чьи работы признаны во всем мире. А также: Джулио Сельваджи, директор Национального центра землетрясений; Клаудио Эва, профессор физики университета Генуи; Бернардо Де Бернардинис, второе лицо в прежнем составе Службы гражданской обороны (по сути — местного МЧС), а также два его, теперь тоже бывших, высокопоставленных сотрудника.

Услышав этот вердикт, подоспевший аккурат к вечерним новостям, я подумала, что перестала понимать итальянский. Тюрьма для ученых, которые не сумели дать точный сейсмопрогноз,— ну чем не средневековье! Интересно, а как быть теперь с прогнозами погоды, за которые в Италии отвечают по традиции ВВС и которые тоже частенько не соответствуют реальности? Пересажать все летное начальство?

...Телефон Энцо Боски ответил сразу же. Чувствовалось, что ученый с мировым именем ищет возможность выговориться.

"Я убит, уничтожен,— то ли кричал, то ли рыдал он в трубку.— Пока даже не понял, в чем меня обвиняют. Я ведь никого не обнадеживал. Тот протокол, который мне инкриминируют (речь о протоколе заседания комиссии от 31 марта, чрезмерно оптимистически оценившей сейсмологическую ситуацию.— "О"), я даже не знаю, кто его написал, он появился уже после землетрясения, мне дали его на подпись, когда все случилось. Я подписывал его на полуразрушенной стене, зажатый между машинами скорой помощи..."

На следующий день в газете La Repubblica появилось интервью, в котором мой собеседник выражался еще более жестко. "Бертолазо (Гвидо Бертолазо — во время землетрясения в Аквиле возглавлял Службу гражданской обороны Италии.— "О") лжет,— говорил там ученый.— Я не мог исключить возможность толчков в Абруццо (горная и сейсмически опасная область, столицей которой является Аквила.— "О"), я же не сумасшедший, мои послания в департамент сейсмологии ГО совсем не были успокаивающими".

Так откуда же взялся странный протокол комиссии, в котором говорилось буквально следующее: "толчки, подобные тем, что были в 1703 году, не представляются возможными"? Чтобы разобраться в этой истории, надо вернуться в начало 2009 года.

Кто же Гражданскую оборону попутал?


Весь март 2009-го Абруццо трясло: за месяц около 400 подземных толчков. Население постепенно охватывала тревога. Ее явно усилили заявления рядового исследователя Джанпаоло Джулиани: он занимался замерами скопления радоновых газов в породах Абруццских гор и на основании своих расчетов предупредил, что в середине апреля возможно крупное землетрясение в районе городов Аквилы и Сульмоны. После этого жители окрестных коммун стали ночевать кто в машинах, кто в загородных постройках, а кто и вовсе перебрался к родственникам на равнину. Здесь хорошо помнили разрушительное землетрясение десятилетней давности, от которого особенно досталось городкам Ассизи и Фолиньо. Да и вообще, добрая половина Италии — в сейсмически опасной зоне. В общем, люди не то что запаниковали, но, по их словам, стали принимать меры, чтобы стихия не застала их снова врасплох.

А что же власти, прежде всего те, что отвечают за защиту населения от стихийных бедствий? Так получилось, что Гвидо Бертолазо, возглавлявшего в ту пору Службу гражданской обороны Италии, той весной волновали иные дела. Непонятно, по какой причине, скорее всего из-за близости к тогдашнему премьеру Сильвио Берлускони, он занимался строительными подрядами на острове Маддалена, где летом 2009-го должен был разместиться саммит G8. Судя по всему, с задачей этой Бертолазо справился как-то не очень: подрядами на Маддалене, а заодно и персонально главой ГО занялась прокуратура. Как будто к "делу ученых" это отношения не имеет, но именно из той мартовской прослушки карабинерами разговоров подозреваемого в махинациях Бертолазо и выплыли обстоятельства, которые проливают свет на нынешнюю сентенцию суда Аквилы.

Итак, 30 марта 2009-го Гвидо Бертолазо позвонил своему региональному помощнику Даниэлле Стати и сказал следующее: "Тебе позвонит Де Бернардинис (в то время заместитель Бертолазо и член комиссии по рискам, ныне также осужденный.— "О"). Я ему велел провести завтра в Аквиле совещание по поводу угрозы землетрясения, чтобы заткнуть рот этому мерзавцу (исследователю Джулиани.— "О") и унять страхи. Он привезет с собой "светил" (речь о членах комиссии, ныне приговоренных к тюремному сроку.— "О"). Они лучшие эксперты по землетрясениям. Они скажут, что все хорошо, что ситуация нормальная и все такое, в общем, обычная медийная встреча. Соберите прессу. Сам не приеду".

Все прошло так, как велело начальство. Почтенная комиссия собралась в Аквиле на заседание, после чего для прессы от имени "светил" было сделано заявление: мол, научное сообщество пришло к выводу, что нет никакой опасности, и ситуация благоприятная. На YouTube можно посмотреть ролик, где второе лицо в системе ГО Бернардо Де Бернардинис дает местному журналисту интервью, в котором советует обитателям горной области "научиться сосуществовать с этой территорией и не бояться". "Сегодня нет никакой опасности,— уверяет он.— Научное сообщество продолжает подтверждать, что ситуация благоприятна... Толчки интенсивные, но не слишком. Думаю, мы готовы совладать с ситуацией". "Тогда можно выпить стаканчик вина?" — услужливо подсказывает интервьюер. "Конечно, Монтепульчано DOC — в самый раз",— пользуется случаем чиновник, чтобы промотировать винный бренд Абруццо (между нами, кислятина). В общем, "медийная акция" прошла как по маслу.

"Представляешь, все это "научное заседание" длилось не больше 45 минут,— рассказывал мне коллега из газеты La Repubblica, проводивший самостоятельное расследование.— Они даже не вели протокола, и только на следующий день после трагедии Боски был срочно доставлен вертолетом гражданской обороны в Аквилу, где его ждал Мауро Дольче (чиновник службы ГО, он тоже получил шестилетний срок.— "О") с протоколом, который он и подписал задним числом".

Обвиняемые — профессор физики Клаудио Эва (в центре) и бывший замглавы Службы гражданской обороны Бернардо Де Бернардинис (третий справа) — слушают приговор суда: шесть лет тюрьмы за неправильный прогноз по землетрясению

Обвиняемые — профессор физики Клаудио Эва (в центре) и бывший замглавы Службы гражданской обороны Бернардо Де Бернардинис (третий справа) — слушают приговор суда: шесть лет тюрьмы за неправильный прогноз по землетрясению

Фото: AP

Все сходится: Боски по телефону рассказывал то же самое.

Землетрясение в умах


Известие о приговоре, вынесенном ученым, мигом взбудоражило их коллег. "На их месте,— посочувствовал итальянцам профессор Института исследования землетрясений Токийского университета Синси Сакаи,— я бы сказал то же самое, потому что невозможно определить, когда произойдет сильный сейсмический удар". "Решение суда Аквилы, безусловно, ведет к тому, что ученые будут менее свободно делиться своим мнением даже в тех случаях, когда их опыт и знания необходимы",— предупредил глава департамента сейсмических угроз Британской геологической службы Роджер Массон. Американский геофизический союз в специальном коммюнике подчеркнул: этот приговор вообще может обернуться "кризисом усилий международного сообщества, направленных на исследования источников природных катаклизмов". Наконец, американский Союз обеспокоенных ученых вообще призвал вмешаться в эту "абсурдную ситуацию" президента Италии.

Обоснованность этих громких предупреждений подтвердил и новый состав Комиссии по определению рисков в Италии, в полном составе ушедший в отставку. Это не просто акт солидарности с приговоренными коллегами, новый руководитель комиссии физик Лучано Майани прямо заявил, что "в сложившейся ситуации" он не видит "возможности спокойно работать" в связи с чем и покидает свой пост. В узком кругу физик сказал еще больше: этот приговор "погубит всю систему предоставления научным сообществом своих знаний государству".

Эта ситуация мигом поставила и ряд совершенно конкретных вопросов. Например, комментируя ситуацию "Огоньку", директор Института геоинженерии Паоло Мессина спрашивает: "И что теперь они будут делать, эвакуировать население при каждом подземном толчке?"

В панике и Служба гражданской обороны Италии, которую, кстати, теперь возглавляет бывший префект Аквилы Франко Габриэле. Там опасаются, что с развалом комиссии возникнет паралич службы оповещения населения об опасностях, а сама ГО превратится в "пожарную команду".

Не испытывает особого удовлетворения от приговора и тот самый инженер Джанпаоло Джулиани, оказавшийся точным в своих предсказаниях. "Я думал приговор будет менее суровым,— объяснил он "Огоньку".— Надеюсь, что он хотя бы поможет стране изменить свою систему предупреждения о рисках".

Не только научное сообщество защищает своих: 73 процента итальянцев полагают, что ученые не должны быть крайними в такой ситуации.

Впрочем, есть и нюансы. Так, нельзя не увидеть: суд Аквилы не собирался судить ученых, и тем более науку в целом. Именно это подчеркнул в своей обвинительной речи прокурор, заявивший, что "никто не требовал от ученых предсказания землетрясения, но нужна была адекватная информация о рисках". По его словам, обнадеживающие выводы комиссии, собравшейся в Аквиле 31 марта, привели к нарушению "норм осторожности, которые в случае, если бы они были соблюдены, могли бы спасти человеческие жизни".

"Мой отец почти две недели ночевал в сарае за пределами города, но после заверения ученых, что все в порядке, вернулся домой и погиб под обломками",— утверждала на процессе одна из свидетельниц обвинения. Вынося обвинение в непреднамеренном убийстве членам комиссии, суд особо оговорил, что имел в виду не все 309 жертв землетрясения, а только 29 из них — тех, кто, как установлено, вернулись в свои дома после "медийного совещания". Мотивации суда, в соответствии с итальянскими законами, будут обнародованы лишь через две недели после вердикта, но и сейчас ясно: ученые были осуждены не за их научные выводы или их отсутствие, а за поведение, выразившееся в молчаливой поддержке навязанных им экс-главой ГО выводов. Последний, кстати, избежал процесса, так как не участвовал в том злополучном совещании.

Италии еще предстоит разбираться в том, что же заставило всех семерых членов высокой комиссии согласиться на роль свадебных генералов в этой комедии, хотя они знали, что земля Абруццо всегда готова содрогнуться. Почему ни один из них не почувствовал угрозы — хотя бы для своего доброго научного имени? Или прессинг со стороны власти был столь весом? Много или мало за это шесть лет тюрьмы, не знаю. Не вполне уверена, что у людей, далеких от аквильской трагедии, есть моральное право вести дискуссии на эту тему, но, похоже, дилемма о допустимых компромиссах науки с властью касается не только итальянских ученых.

Мне самой довелось побывать в Аквиле трижды. В первый раз это был саммит G8, показательно проведенный Берлускони вблизи руин через несколько месяцев после землетрясения. Затем здесь был благотворительный концерт с участием дирижера Риккардо Мути. И, наконец, совсем недавно в полуразрушенном и до сих пор необитаемом городе новаторский режиссер поставил шекспировскую трагедию "Троил и Крессида". Все эти мероприятия затевались с целью поскорее вернуть к жизни город, в котором люди до сих пор боятся жить.

Увы, эти усилия так ничего и не изменили. Надо признать, безлюдный город и безнадежные поиски виноватых и есть на сегодня главные итоги этой трагедии — не шекспировской, не научной, а реально пережитой итальянской Аквилой и ее окрестностями, где, по подсчетам строителей, только разбор завалов займет еще лет 60 — до 2075 года.

Комиссия преткновения

Справка

Комиссия по определению рисков создана Службой гражданской обороны Италии и представителями научного сообщества, работающими в ней на добровольной основе. Основная задача — подготовка научно-технических советов руководству службы ГО, а также выработка рекомендаций о прогнозировании и предупреждении природных катаклизмов.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Журнал "Огонёк" от 29.10.2012, стр. 26
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение