Коротко

Новости

Подробно

"Моя мечта — счастливое общество"

Способен ли рейтинг менять мир?

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

В британском офисе CAF началась работа над составлением Мирового рейтинга благотворительности за 2012 год, третьего по счету. Специалисты единодушны: это крупнейшее глобальное исследование филантропии. За 2011 год Россия в нем только 130-я среди 153 стран, и критики разводят руками: отстаем!.. В то же время многие отечественные эксперты критикуют рейтинг, находя его и некорректным, и даже лукавым. Эксперт Русфонда МАРИНА АЛАРИЧЕВА расспрашивает РИЧАРДА ХАРРИСОНА о методологии рейтинга и его миссии.


В основе рейтинга CAF — данные всемирного опроса компании Gallup, в котором участвует свыше 150 тыс. респондентов из 153 стран. Место страны в рейтинге зависит от среднего значения по трем показателям: пожертвование людьми денег в благотворительные организации, работа в качестве волонтеров, оказание помощи незнакомцам.

— Ваш рейтинг необычен, он вызвал большой интерес в России. Как родилась идея его создания?

— Идея международного рейтинга возникла четыре года назад. Англичане говорят: "Можешь измерить — можешь управлять". Если ты хочешь что-то доказать, тебе нужны аргументы. Если ты хочешь что-то улучшить в стране, требуется одобрение политиков, министров, лидеров благотворительности. Значит, у тебя должно быть нечто, что убеждает. На одной международной конференции исследователей благотворительности на завтраке с коллегами кто-то сказал: "Если бы только у нас было что-то, что показывало ситуацию по всему миру". А я незадолго до этого на сайте Gallup нашел сто вопросов, которые задаются тысяче людей в каждой из 150 стран исследования. Да, это были уже придуманные вопросы, три из них относились к благотворительности и были хороши. И на завтраке я сказал: "Кое-что уже есть в ежегодном исследовании Gallup". Поразительно, но никто не заинтересовался. У каждого же свое мнение о вопросах, которые следует задавать.

Да, миссия исследователя — цифры в благотворительности, но не они наша мечта. Наша мечта — счастливое общество. Мы не хотели давать только цифры пожертвований, а у Gallup как раз оказались и вопросы о добровольчестве и помощи незнакомцам.

Прелесть нашего исследования в том, что один и тот же вопрос задается везде. Один и тот же в каждой стране! Тогда только и можно сравнивать. Человек в России, интересуясь благотворительностью Индии, может погрузиться в местные индийские исследования. Но, по-моему, куда лучше, если есть возможность сопоставить данные, это придаст уверенности.

— В России удивляются: как так вышло, что Туркмения (14-е место) и Узбекистан (46-е) в вашем рейтинге опередили нас? Да, в мусульманских странах часто помогают другим из религиозных соображений, но это еще не говорит ни о степени развития там благотворительности, ни об уровне культуры.

— Фокус в том, чтобы менять положение дел на местах. Возьмите Туркменистан. Да, два года назад его осудили в отчете ООН по правам человека, а в рейтинге он на первой позиции по помощи волонтеров. Почему? Наверное, потому, что людей там заставляют работать? Но не могу же я вписывать в рейтинг, что правительство страны в немилости у мирового сообщества. Я допускаю, что они выглядят глупо на первых местах. Но так у людей появляется возможность указать своему правительству на конкретику, разоблачающую его истинную природу.

Что до религии, то я не соглашусь с вами. Пожертвование — это поведение, а мы высвечиваем этот позитив. Если филантропия людей — особенность вероисповедания, то почему эти люди не должны быть вознаграждены?

— А как реагируют другие страны?

— У нас 40 тыс. отзывов в интернете, почти все положительные. Авторы негативных откликов утверждают, что наши показатели разнятся с их собственными. Конечно, у вас другие цифры, господа! У вас другая исследовательская компания, она задает другие вопросы, по другой методике, в другое время года. Я считаю, рейтинг должен быть полезен для НКО. Вот наш премьер-министр заявил, что пользуется этим инструментом; вот малазийское правительство, реагируя на рейтинг, создало зонтичную организацию для добровольцев; вот президент Сингапура и правительство Новой Зеландии сообщают о своей признательности. Это внушает мне уверенность, что дело нужное.

— Что же делать, чтобы политики использовали рейтинг как повод и начали что-то менять?

— Идея рейтинга как такового противоречива. Это трудное решение: делать рейтинг или просто информацию по странам. Моя надежда на политиков, которые, завидя свою страну ниже других, начинают что-то делать. Хотелось бы, чтобы ваше правительство смутилось, увидев цифры. Россия — одна из важнейших стран мира. И если, глядя на рейтинг, российский премьер решит создать комиссию по благотворительности на манер британской, значит, и я тоже причастен к этому сдвигу в вашей общественной жизни. И пусть потом получу еще тысячу жалоб, оно того стоит. Я надеюсь, что в Москве появятся структуры, которые, используя рейтинг, начнут работать с властями.

Ричард Харрисон,


создатель Мирового рейтинга благотворительности,


директор по исследованиям Фонда поддержки развития филантропии (CAF), Великобритания


Весь сюжет

rusfond.ru /kolonka

Комментарии
Профиль пользователя