Коротко

Новости

Подробно

Восток и Запад бряцают ценностями

Конфликт цивилизаций становится новым бичом современного мира

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Беспрецедентные волнения в исламском мире, вызванные фильмом "Невинность мусульман", сделали столкновения на религиозно-культурной почве одним из главных трендов международной жизни. Рост насилия со стороны мусульманской улицы, впервые получивший поддержку исламистов во власти, наталкивается на все более жесткий ответ Запада, вставшего на защиту собственных ценностей. Множащиеся конфликты грозят новой дестабилизацией и России.


Крупнейший за последние десятилетия всплеск антиамериканских и антизападных настроений стал неожиданным. Парадокс в том, что о новом "конфликте цивилизаций" заговорили в период правления, казалось бы, самого толерантного в послевоенной истории президента США — Барака Хуссейна Обамы, в свое время даже представлявшего себя жертвой исламофобии. Еще до избрания президентом афроамериканец Обама провозгласил главной задачей восстановление имиджа США, сильно пострадавшего при его предшественнике Джордже Буше из-за войн в Афганистане и Ираке.

Барак Обама пообещал объяснить мусульманскому миру, почему ему стоит не бояться, а любить Америку. Новая администрация США придавала этому жесту огромное значение и долго не могла определиться с местом произнесения речи президента. В качестве вероятных стран называли Турцию, крупнейшую мусульманскую страну Индонезию, где в детстве Барак Обама жил с матерью, однако в итоге выбор пал на Египет — самую многонаселенную арабскую страну, культурный центр исламского мира. Выступая в Каирском университете в июне 2009 года, Барак Обама извинился за исламофобию, охватившую Запад после событий 11 сентября. Он призвал поверить, что США не ведут войны с исламом, и дал понять, что все сравнения войны против терроризма с крестовыми походами, звучавшие из уст Джорджа Буша, были неуместны.

Накрывшая страны Ближнего Востока в начале 2011 года волна массовых выступлений против авторитарных правителей, которая привела к падению режимов в Тунисе, Египте, Йемене, а также в Ливии, где Муамара Каддафи свергали при активном участии НАТО, казалось бы, открывала путь к реализации давней мечты американской политики. Сформулированная еще в начале 2000-х годов в Вашингтоне концепция "большого Ближнего Востока" предусматривала демонтаж в регионе архаичных политических режимов и создание пояса лояльных Западу демократических арабских государств. Приветствуя эти перемены, которые вроде бы иллюстрировали правоту его обращения к исламскому миру, Барак Обама первым назвал это явление "арабской весной".

Однако неожиданно для США и их европейских союзников ситуация развернулась на 180 градусов. Вначале выяснилось, что победившие на Ближнем Востоке революции имеют мало общего с идеями либеральной демократии западного образца и окрашены в цвета ислама. А затем и вовсе произошло событие, ставшее для Америки настоящим шоком, а для Барака Обамы — полным провалом его плана протянуть исламскому миру руку дружбы. Ряд экспертов даже назвали это событие "новым 11 сентября".

После нескольких недель беспорядков в исламском мире в связи с появлением в интернете трейлера скандального американского фильма "Невинность мусульман" в ливийском городе Бенгази боевики группировки "Ансар аш-Шариа" совершили дерзкое нападение на генконсульство США. Был убит новый американский посол в Ливии Кристофер Стивенс. Все это произошло во втором по величине городе Ливии, который в Вашингтоне представляли оплотом демократических сил.

Так в отношениях США и исламского мира все вернулось на круги своя: нападение было совершено в 11-ю годовщину терактов 11 сентября. "Арабская весна" сменилась для Америки "арабской зимой": Госдеп спешно эвакуировал сотрудников американских дипмиссий в регионе, а Пентагон объявил о готовности направить в 18 государств дополнительные подразделения морской пехоты. В Белом доме были вынуждены признать реальность нового кризиса в отношениях с исламским миром, чреватого непредсказуемыми последствиями.

Между тем рост насилия со стороны мусульманской улицы и активизация исламских боевиков наталкиваются на все более жесткий ответ как внутри Америки, так и на Западе в целом. В ходе президентской кампании в США республиканский противник Барака Обамы Митт Ромни обвиняет его в неоправданном заигрывании с исламским миром и недостаточной твердости по отношению к "врагами Америки". Свою избирательную кампанию Митт Ромни проводит под лозунгом защиты традиционных американских ценностей, пострадавших, по его мнению, от "самого неамериканского" президента Обамы. И эти призывы находят растущее одобрение американцев.

Все более жесткую позицию занимают и в Западной Европе. Примером может служить Франция — страна, где живет самая большая в Европе мусульманская община. Когда вслед за фильмом "Невинность мусульман" французский еженедельник Charlie Hebdo опубликовал оскорбительные карикатуры на пророка Мухаммеда, в Париже дали понять: власти не видят в действиях редакции ничего противозаконного. А главный редактор Charlie Hebdo Стефан Шарбонье объявил: "Пророк Мухаммед для меня не священная фигура. Я живу по французским законам, а не по законам Корана". По его словам, экстремисты — "это те, кто выходит на улицы с камнями и калашниковыми".

Тем не менее, опасаясь превращения Франции в новую мишень, Париж был вынужден временно закрыть французские представительства в 20 мусульманских государствах. Первой страной, где прозвучал лозунг "Смерть Франции!", стал Иран.

Накал страстей вокруг ценностей политики, религии и культуры не только превращает столкновения между исламским миром и Западом в главную тенденцию международной жизни, но и сеет массовый страх, агрессию и психоз. Пример — решение компании IKEA убрать из своего каталога для Саудовской Аравии изображения женщин. В шведской версии каталога IKEA публикует фото матери с ребенком, в саудовском же варианте ребенок стоит один. Предосторожность вызвана опасением обидеть чувства подданных ведущей монархии Персидского залива и спровоцировать "конфликт цивилизаций" — в Саудовской Аравии женщина лишена прав, которыми обладает мужчина.

Спор о ценностях между исламским миром и Западом грозит дестабилизировать многие общества, находящиеся вроде бы в стороне от эпицентра конфликта, включая Россию. Казалось бы, повода для беспокойства нет: не считая двух-трех эпизодов на Северном Кавказе, российские правоверные отнеслись к "Невинности мусульман" сдержанно, если не индифферентно.

Тем не менее другая нашумевшая история — дело Pussy Riot — породила ожесточенную дискуссию о толерантности, границах дозволенного в СМИ и интернете. Акции вроде запрета в Ростове культовой оперы "Иисус Христос — суперзвезда" или попытки "православных активистов" засудить дизайнера Лебедева за идею знака, предупреждающего верующих о богохульстве, выглядят более безобидно, чем акции иного рода. Такие, как "профилактический" погром в столичном гей-клубе, сопровождающийся избиением его посетителей, или нападение на кемеровское кафе людьми в футболках с надписью "Чечня", или стычки фанатов махачкалинского "Анжи" и московского "Динамо". Наконец, одной из последних резонансных историй стал случай в одной из школ Ставропольского края, где администрация запретила школьнице посещение занятий в хиджабе.

После запрета в России "Невинности мусульман" на совещании с руководством органов безопасности президент Путин призвал поставить барьер пропаганде экстремизма в интернете, указав на то, что противодействие пропаганде идей национальной, религиозной и социальной нетерпимости поможет и в борьбе с терроризмом. Однако оперативных мер по пресечению конфликта цивилизаций может оказаться недостаточно. Ведь, как показывает мировой опыт, этот конфликт имеет гораздо более глубокие корни. При использовании для его подавления только силовых методов и запретов он лишь уходит вглубь и продолжает нарастать.

Сергей Строкань


Комментарии
Профиль пользователя