Коротко

Новости

Подробно

"Фронт" отложил наступление

Владимир Путин открыл для соратников широкие перспективы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера президент России Владимир Путин встретился с активом "Общероссийского народного фронта" (ОНФ) и попытался выработать вместе с ним стратегию поведения на ближайший год. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ считает, что на самом деле президент уже сделал это: ОНФ должен стать организацией, где "Единая Россия" будет только одним из элементов.


Впервые за долгое время, а может быть, за все время наблюдений не участникам мероприятия пришлось ждать президента, а наоборот. Автобус с активистами ОНФ стартовал в Ново-Огарево позже, чем требовалось, и ехал дольше, чем хотелось (наверное, шоссе перекрывали под кортеж премьера). К этому времени у президента давно закончилась встреча с хоккеистами Ночной хоккейной лиги, второй сезон которой начался вчера вечером. В темноте грозила закончиться и встреча с ОНФ.

В любом случае ОНФ может вписать себе в актив первую значительную победу: Владимир Путин ждал их больше часа. Когда-нибудь это событие будет вписано золотыми буквами в историю "Народного фронта", а активисты, в нем участвовавшие, будут названы поименно и даже, возможно, имена эти будут отлиты в граните.

В первом ряду посадили в основном девушек, которые только еще учились, кажется, сидеть на стуле безукоризненно в ситуации, когда ноги не то что под столом, а когда стола нет вообще. Получалось у всех с переменным успехом. Лучшие сидели, положив ногу на ногу. Но были и не лучшие.

Во втором ряду находились активистки постарше. Все они на встречу с Владимиром Путиным одевались особенным образом. Так, одна из них достала откуда-то (или у кого-то) вечернее платье, в котором ходила в театр чья-то бабушка, и для активистки была честь не то что солировать здесь, а просто присутствовать в этом платье в партере.

Было при этом много суровых мужчин вроде депутата Госдумы Рамазана Абдулатипова, режиссера предвыборной президентской кампании Станислава Говорухина, председателя высшего совета партии "Единая Россия" Бориса Грызлова (присутствовал не как председатель, а как наблюдатель, впрочем заинтересованный), а также президента Ассоциации каскадеров России Александра Иншакова, который, чтобы не рисковать лишний раз, сел в четвертый ряд.

Президент между тем тоже предоставил своему активу несколько минут для ожидания, иначе это было бы совсем уж неприлично с его стороны. В это время кто-то мечтательно сказал, что чуть-чуть пивка для разогрева не помешало бы. Еще кто-то вспомнил Ильфа и Петрова с их бессмертным "пиво только для членов профсоюза". Тут же отозвался президент РСПП Александр Шохин, который заметил, что "да, какие же это профсоюзы, чтоб без пива". Глава Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков тоже не собирался молчать: два этих человека давно не оставляют без внимания ни одно из замечаний друг друга, демонстрируя идеологическую непримиримость по любому поводу.

— Даже работодателям не помешают профсоюзы, которые пьют, потому что иначе они начнут всерьез задумываться о своих работодателях.

— Много было рассуждений,— сказал появившийся наконец Владимир Путин,— по поводу того, для чего создается ОНФ... является ли это только исключительно инструментом предвыборной кампании... Надо прямо сказать, это, конечно, в том числе и политический инструмент предвыборной кампании...

Он посмотрел на присутствующих и убедился, что они не возражают против того, что их сделали инструментом предвыборной кампании.

— Но не только! — продолжил президент.— Было бы просто беспечно, неправильно, расточительно оставить такую широкую коалицию на стороне общественных процессов.

Тут президент произнес фразу, которую активисты ОНФ сразу сделали знаменем борьбы за свои права:

— В этой связи возникает очень простой и естественный вывод: если те, кто представлены в "Общероссийском народном фронте", формулировали эту программу развития страны, это значит, что у нас с вами, у вас есть и должна быть такая возможность — контролировать то, как исполняется то, о чем мы с вами говорили.

Всем без исключения, как я понял, понравилось прежде всего слово "контролировать". Хорошее, емкое слово.

— И в этой связи,— продолжил президент,— конечно, возникает следующий вопрос...

Выяснилось, что "некоторые коллеги предлагали организовать это в виде партии", но президент "уже тогда говорил: может быть, это избыточно, может быть, в будущем это и возможно..."

— Но мне кажется, что сейчас это даже немного ограничило бы наши рамки,— заявил президент.— Почему? Потому что если "Общероссийский народный фронт" — это широкая общественная коалиция, то, как только мы организуемся в партию, ее рамки сразу будут ограничены. А так "Общероссийский фронт" имеет возможность привлекать к своей работе представителей самых разных общественных организаций, в том числе и разных партий: это может быть не только "Единая Россия", "Патриоты России", другие партии...

То есть Владимир Путин неожиданно продемонстрировал очень большие амбиции: он хочет, что ОНФ стал образованием, в которое и "Единая Россия", и другие партии входили бы только как элемент, и то только когда лидер движения, то есть Владимир Путин, сочтет это необходимым.

Занавес этого замысла не то что приоткрывается, а падает.

— Поэтому,— закончил президент,— я бы предложил уже, не откладывая в долгий ящик, где-то через несколько месяцев... видимо, лучше это сделать весной... провести учредительный съезд и создать общероссийскую общественную организацию ОНФ с привлечением туда как общественных организаций, так и партий, так и отдельных граждан страны.

Он предложил активистам вслух подумать над всем этим.

Елена Цуканова, директор школы в Курске, не торопясь начала:

— И вот я сижу третий день в Москве (видимо, в ожидании встречи с Владимиром Путиным.— А. К.) и думаю, как начать выполнять свои задачи...

Судя по тому, что Елена Цуканова говорила дальше, становилось ясно, что в голову ей за эти три дня пришло немногое.

Так, она пришла к мысли, что в стране необходимо сохранить стабильность.

— Причем стабильность вперед, а не стабильность назад или стабильность на месте! — уточнила она.

Один рабочий предложил контролировать всех при помощи возрожденного народного контроля.

— Общество,— добавил он,— должно верить нам и вам, что общество должно жить хорошо. Он должно быть счастливо. Не богато, а именно счастливо, вот что главное!

Судя по гулу в зале, с ним согласились не все.

Асламбек Паскачев, председатель движения "Русский конгресс народов Кавказа", обратил внимание собравшихся на то, что это именно он в свое время предложил "осуществлять выбор губернаторов прямым голосованием" (десятки и сотни других людей, годами предлагавших то же самое, автоматически отпали).

Но теперь Асламбек Паскачев "с большой тревогой" думает о том, что будет дальше, когда пройдут другие выборы, в основном на Северном Кавказе. Там ведь голосуют по национальному признаку и наверняка выберут не тех, кто устраивает Кремль. И тогда начнется, видимо, распад России и очередная Чечня... Короче, Асламбек Паскачев уже сам был не рад своему предложению о прямых губернаторских выборах.

— Я не призываю к отмене выборов, но нас это тревожит,— признался он.— Надо подумать, как осуществить процессы, связанные с выборными делами!

— Если ОНФ будет это решать,— сказал господин Путин,— то можно все другие органы упразднить.

Он все еще думал, что тут кто-то намерен обсуждать дела ОНФ. А Асламбек Паскачев при первой возможности говорил о спасении страны. Все остальное является, конечно, недостойным разговора с президентом страны.

Между тем Владимир Путин намекнул ему, что есть кому решать такие вопросы. Но господин Паскачев не услышал этого намека: он был слишком встревожен складывающейся ситуацией.

Рамазан Абдулатипов рассказал, как в горных районах пастухи с недоумением спрашивали его, как он оказался в "этой партии" (в "Единой России"). А он рассказывал про то, что объем экономики за последние десять лет вырос в десять раз. А они все равно смотрели на него с большим подозрением. Неожиданно Рамазана Абдулатипова в метафоричной форме поддержал один учитель, который сказал пастухам:

— Вы-то чем недовольны? Раньше люди не имели возможности, поднимаясь в гору, держаться за хвост ишака. А теперь вы ездите на импортной машине и критикуете Путина!

Стало по крайней мере ясно, что политические дискуссии бушуют и в горах, среди пастухов.

Так же метафоричен был и доктор Рошаль. Он рассказал свою притчу, про Монголию, где нет дорог, а когда он спросил, как же монголы в такой ситуации ориентируются, куда ехать, ему ответили, что у каждого монгола своя дорога. То же, он намекал, и с ОНФ.

Но он не пояснил, что за дорога у ОНФ. Очевидно, как и монголы, ОНФ должен просто пойти по своей дороге. И куда-то она выведет же в конце концов. Или заведет.

Михаил Шмаков предложил, чтобы ОНФ "взял на себя роль организации критического анализа". Подвергать этому анализу следует правительство и как минимум Госдуму, а также много других организаций.

То есть Счетная палата, по его мнению, не справляется.

При этом Михаил Шмаков был конкретнее остальных.

— Повышаем в десять раз штрафные санкции, да? Но давайте для начала повысим уровень минимальной оплаты труда... Мы можем сорвать резьбу в массовом масштабе!..

Таким образом, это волнует не одних пастухов.

Не волнует это, похоже, только Владимира Путина.

Поступило еще одно предложение: ОНФ "должен стать гуру в формировании общественного мнения в стране".

И Валерий Якушев, депутат Госдумы, счел свои долгом рассказать, как бесит беспорядок в ЖКХ, когда "приходят по две разных расшифровки расходов за один месяц". И что "деньги вложены дорогу, а на них в лужах машины тонут..."

— Значит, не в дорогу вложены! — смеялся президент и предлагал сделать ОНФ "пошире".

Александр Шохин не стал чиниться и попросил внести картину 1908 года выпуска, где русские бабы и мужики пишут письмо.

— Называется "Письмо Путину"! — сказал господин Шохин.

— Да? — приятно удивился Владимир Путин.

Но потом по виду Александра Шохина понял, что тот пошутил.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя