Коротко

Новости

Подробно

Крымская правда

Анна Наринская о фотографиях Кирилла Овчинникова в МАММ

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 25

"В 3.10 жена разбудила меня, говорит — вода прибывает, давай телевизор поднимай, а вода по пояс уже. Выйти не смогли, двери прижало. Стояли на столах, пока вода по горло не поднялась. Мы погибнем, говорю. Ухватился за диван, который плавал, поплыл к ней. А она уже захлебнулась. До потолка осталось 10 см. Так и стоял до утра".

В это короткое свидетельство Михаила Никаноровича — жителя дома N122 по Адагумской улице города Крымска — вместился практически весь ужас ночи с 6 на 7 июля. Неведение, неожиданность, невозможность поверить в самое страшное, самоотверженность, отчаянье, безвозвратная потеря. На снимке Кирилла Овчинникова Михаил Никанорович устало сидит посреди своего дома — на вид даже не так уж и пострадавшего от стихии. Подвешенные очень высоко — чуть ли не в тех самых 10 см от потолка — часы, украшенные веселыми диснеевскими картинками, остановились на 4.28.

Кирилл Овчинников поехал в Крымск через три дня после обрушившегося на город наводнения. Он, по его собственным словам, "просто пошел по улице от дома к дому" и фотографировал — людей на том самом месте, где они провели ту страшную ночь, и пустые дома, жители которых уже никогда не вернутся. Он записывал короткие безыскусные рассказы — и каждый начинался со слов "нас никто не предупредил" или "мы проснулись в воде".

Михаил Иванович, 76 лет. «Когда помощь пришла,— говорит соседка,— бабка пла-
вала на диване под самым потолком, воздух ртом ловила,
как рыба. А он ничком рядом мертвый плавал, а за диван
держался, держал бабку, чтобы не перевернулась… В ми-
лиции работал раньше». Ул. Троицкая, 46

Михаил Иванович, 76 лет. «Когда помощь пришла,— говорит соседка,— бабка пла- вала на диване под самым потолком, воздух ртом ловила, как рыба. А он ничком рядом мертвый плавал, а за диван держался, держал бабку, чтобы не перевернулась… В ми- лиции работал раньше». Ул. Троицкая, 46

Фото: Кирилл Овчинников

В том, что здесь сделано, нет никакого новшества. Это давно существующий подход — и к фотографированию, и к социальности. Знаменитая американка Тарин Саймон, например, создала серию "Невиновные" — она фотографировала людей, ошибочно уличенных в страшных преступлениях и проведших десятки лет за решеткой, на местах их предполагаемых преступлений. Но даже если оставить в стороне такие "звездные" опыты, все равно — серия Овчинникова во многом наследует фотоисториям журнала "Life" периода его расцвета, то есть, можно сказать, классике.

Но про "Крымск. Свидетели" важно не то, насколько нова эта концепция и даже не то, насколько хороши собственно эти фотографии. Важно то, что проект Овчинникова — вещь сейчас здесь у нас необходимая, и надо, чтобы такого было много, а такого, наоборот, мало.

Сегодняшняя рассыпающаяся, трудно описываемая и плохо поддающаяся оцениванию действительность требует каталогизации. Потому что в отсутствие такой "описи реальности" мы — хоть много рассуждаем о том, как надо и не надо, как должно и как не должно быть,— почти совсем не знаем, "как есть". А истина, как бы ее ни старались от нас скрыть соответствующие министерства и ведомства, открывается не только и не столько при возможности спецдоступа, но и при возможности прямого взгляда. У Овчинникова именно такой взгляд — он составляет каталог крымской трагедии и его карточки складываются в правду. И хоть мы до сих пор не знаем, из-за чего точно Крымск накрыло семиметровой волной, но мы знаем, что там было. Там Михаил Никанорович стоял долгие ночные часы по горло в воде, в которой плавало бездыханное тело его жены.

Мультимедиа Арт Музей, с 1 по 25 ноября

Пейль Теодор Яковлевич. 83 года. Утонул. 2-й Троицкий переулок, 2

Пейль Теодор Яковлевич. 83 года. Утонул. 2-й Троицкий переулок, 2

Фото: Кирилл Овчинников

Андрей Евгеньевич. «В 2.20 я проснулся, воды уже много было, сквозь щели просачивалась, я через окно на чердак вылез…». Ул. Троицкая, 84

Андрей Евгеньевич. «В 2.20 я проснулся, воды уже много было, сквозь щели просачивалась, я через окно на чердак вылез…». Ул. Троицкая, 84

Фото: Кирилл Овчинников

Людмила Ефимовна и Владимир Николаевич. "Нас внук вытащил, на крышу. Там ждали до утра". Внук Евгений рассказывает: "Сначала местные эмчеэсовцы пытались спасать людей, часов в 5 это было, на легких резиновых лодках. Но их переворачивало, такое сильное течение, несколько раз пробовали на веслах пройти... Бесполезно. На грузовиках тоже пытались пробраться, но их волной сносило с дороги... У мэрии два БТР стояли с солдатами, но я не видел, чтобы они спасали кого-то, хотя они плавают...". Ул. Орджоникидзе, 45а

Людмила Ефимовна и Владимир Николаевич. "Нас внук вытащил, на крышу. Там ждали до утра". Внук Евгений рассказывает: "Сначала местные эмчеэсовцы пытались спасать людей, часов в 5 это было, на легких резиновых лодках. Но их переворачивало, такое сильное течение, несколько раз пробовали на веслах пройти... Бесполезно. На грузовиках тоже пытались пробраться, но их волной сносило с дороги... У мэрии два БТР стояли с солдатами, но я не видел, чтобы они спасали кого-то, хотя они плавают...". Ул. Орджоникидзе, 45а

Фото: Кирилл Овчинников

Иван Васильевич. "Я на работе был, когда это началось, обзвонил всех знакомых, звоню деду (отец Ивана), а он: я отсюда никуда не уйду! Рванул сюда, плыл... Очнулся в полутора километрах, вытащили ребята в зеленой форме... (МЧС) Спасибо им... Я на попутке круг по городу сделал, и снова... Подобрали ребята на "Урале", доехал до своей улицы и снова нырнул, течение сильное, за столб зацепился, держусь... Смотрю, бабка на веревке болтается и документы в руке держит, вытащил ее, на крышу посадил. Кое-как до дома добрался, а дед утоп уже...". Ул. Орджоникидзе, 40а

Иван Васильевич. "Я на работе был, когда это началось, обзвонил всех знакомых, звоню деду (отец Ивана), а он: я отсюда никуда не уйду! Рванул сюда, плыл... Очнулся в полутора километрах, вытащили ребята в зеленой форме... (МЧС) Спасибо им... Я на попутке круг по городу сделал, и снова... Подобрали ребята на "Урале", доехал до своей улицы и снова нырнул, течение сильное, за столб зацепился, держусь... Смотрю, бабка на веревке болтается и документы в руке держит, вытащил ее, на крышу посадил. Кое-как до дома добрался, а дед утоп уже...". Ул. Орджоникидзе, 40а

Фото: Кирилл Овчинников

"Бабушка Дина тут жила, утонула... Не помню, как фамилия...". Ул. Переяславская, 7

"Бабушка Дина тут жила, утонула... Не помню, как фамилия...". Ул. Переяславская, 7

Фото: Кирилл Овчинников

Мария Васильевна. "Сын на крышу меня затащил, еле-еле... На коньке просидели до утра. Дом наш 56 года. Я все наводнения помню, до порога вода доходила... А теперь вон, уровень воды, видите, какой был. В нем теперь жить невозможно... А новый, дадут ли?". Ул. Свердлова, 165

Мария Васильевна. "Сын на крышу меня затащил, еле-еле... На коньке просидели до утра. Дом наш 56 года. Я все наводнения помню, до порога вода доходила... А теперь вон, уровень воды, видите, какой был. В нем теперь жить невозможно... А новый, дадут ли?". Ул. Свердлова, 165

Фото: Кирилл Овчинников

Ирина, квартирант. "Хозяева тут погибли все, Любовь Мельниченко и Николай Заборцев. Пенсионеры. Я сама в этот день в милиции была, задержанная. Тут еще четверо квартирантов жили, разбежались, наверное... Никто не помог". По этому адресу значатся 2 погибших — Заборцева Нелли и Зинченко Валентина. Ул. Троицкая, 124

Ирина, квартирант. "Хозяева тут погибли все, Любовь Мельниченко и Николай Заборцев. Пенсионеры. Я сама в этот день в милиции была, задержанная. Тут еще четверо квартирантов жили, разбежались, наверное... Никто не помог". По этому адресу значатся 2 погибших — Заборцева Нелли и Зинченко Валентина. Ул. Троицкая, 124

Фото: Кирилл Овчинников

Алина Нестеровна. "Петр Остапенко нас спас, с мужем, он залез через чердак на крышу своего дома, прыгнул в воду, во двор, доплыл до нас, хотя течение очень сильное было, муж у меня инвалид сейчас, он бы не выжил... Вот на этом столе мы и стояли. Два часа он Юру держал на руках, потом поплыл к детям... Не доплыл...". Ул. Олимпийская, 15

Алина Нестеровна. "Петр Остапенко нас спас, с мужем, он залез через чердак на крышу своего дома, прыгнул в воду, во двор, доплыл до нас, хотя течение очень сильное было, муж у меня инвалид сейчас, он бы не выжил... Вот на этом столе мы и стояли. Два часа он Юру держал на руках, потом поплыл к детям... Не доплыл...". Ул. Олимпийская, 15

Фото: Кирилл Овчинников


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя