Коротко

Новости

Подробно

Киотский вопрос решат советники президента

Экономические и политические цели России в "Киото-2" расходятся

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Сторонники продолжения участия России в механизмах Киотского протокола объединили позиции. Сбербанк, ВТБ, РСПП, Минэкономики на этой неделе намерены обратиться к экономическому советнику президента Эльвире Набиуллиной с предложением отстаивать "Киото-2" у государства. Основным оппонентом прекращения участия РФ в продолжении проекта является также советник президента — Александр Бедрицкий.


Согласованная в сентябре 2012 года позиция профильных министерств и ассоциаций бизнеса, смысл которой заключается в том, что экономику России ожидают ощутимые потери и увеличение рисков из-за неучастия во втором периоде Киотского протокола (КП; "Ъ" писал об этом 6 сентября), стала публичной. В прошедшую пятницу в рамках конференции в Высшей школе экономики представители ведомства Андрея Белоусова, ООО "Деловая Россия", РСПП, металлургов, Сбербанка и ВТБ собрались доказать объективность своей позиции (подробности см. "Online") и уже во вторник донести ее до Эльвиры Набиуллиной, занимающей пост экономического советника президента Владимира Путина. Дополнительным доказательством экономической целесообразности возвращения активного участия России в киотском процессе являются декларируемые обязательства "готовности продолжать эффективное экономическое сотрудничество в целях развития отечественного бизнеса и технологической модернизации российской индустрии".

В декабре 2011 года в Дурбане о продлении КП всерьез заговорили и как о возможности продолжать деятельность в рамках проектов совместного осуществления (ПСО) еще пять-восемь лет, пока не будет достигнуто "всеобъемлющего" климатического соглашения. Но позиция российских переговорщиков, которых возглавил Александр Бедрицкий, звучала следующим образом: "Продолжение КП — это ложная цель, которая уводит от решения реальных проблем". Реальной проблемой в Минэкономики, Минприроды и бизнесе считают сохранение проектного рынка для российских компаний с условием реинвестирования киотских денег в экологически эффективные проекты, подрядчиками которых является "российский инжиниринг". Господин же Бедрицкий, предлагая взамен создать в неопределенном будущем национальный углеродный рынок, избежав обязательств в рамках КП, настаивает: "Есть интересы политические, глобальные, а есть интересы групповые, это интересы не промышленности, а нескольких компаний, их даже не десятки. Они питают иллюзии, что во втором периоде КП так же будут на европейском рынке продавать квоты и делать проекты. Это иллюзии. ЕС не заинтересован в этой деятельности с нами".

За участие в КП-2 в пятницу выступали, например, представители города Тольятти с проектами в школах и на транспорте. Идею же создания внутреннего рынка открыто не оспаривали даже металлурги — он смог бы оказать поддержку ценам во втором периоде Киото. Впрочем, ни Минэкономики, ни участники проектного рынка не верят, что он может появиться раньше, чем закончится второй период Киото. Советник президента по климату о возможных сроках создания рынка не говорит, но считает, что спрос на внутренние сокращения может обеспечить подписание двухсторонних соглашений вне ЕС, например с Японией (подробнее об этой перспективе см. "Online"). Но если правила игры на киотском рынке в РФ уже понятны и Минэкономики предлагает их дальнейшую либерализацию при условии реинвестирования доходов и локализации импортных технологий, то в бизнесе сомневаются, что чиновники, привыкшие к ручному управлению, в ближайшем будущем освоят механизмы "тонкой настройки", необходимые внутреннему рынку.

Пожалуй, основной на сегодняшний день аргумент против участия Москвы в дальнейшей судьбе киотских инвестиций — цены на единицы сокращений, генерируемые проектным рынком. Общепринятая точка зрения состоит в том, что европейский рынок на фоне сокращения деловой активности испытывает существенный избыток предложения сокращений из развивающихся стран (в первую очередь из Китая, Бразилии и Индии) и из стран с переходной экономикой, к которым относится РФ. И если Александр Бедрицкий считает, что "политически затащить Россию во второй период Киотского протокола" нужно ЕС, потому что он "фактически в одиночестве там остался", то как минимум из реакции рынка на сентябрьскую публикацию "Ъ" о вероятном возвращении Москвы в Киото этого не следует: ей последовало продолжающееся падение цен. Прежде всего, оно затронуло сокращения из развивающихся и переходных экономик.

Такая реакция рынка скорее спровоцирована не возможным возвращением РФ на рынок ПСО, а недоверием к шести миллиардам тонн "горячего воздуха" — государственной квоты, образовавшейся благодаря сокращению экономики в девяностых и, формально, допускающейся к продаже на киотском рынке. Минэкономики не первый год продолжает заверять рынки, что, по сути, эта квота — "углеродный резервный фонд РФ", и в консенсусе с бизнесом прогнозирует рост его стоимости до €30 млрд, ожидая увеличения цен на российские сокращения с нынешних €1,6 до €5 за тонну уже в 2013 году. Наряду с другими инструментами антициклической политики на внутреннем углеродном рынке, Еврокомиссия (ЕК) всерьез намеривается ограничить доступ сокращений из развивающихся стран (Китай, Бразилия и Индия), но ПСО остаются. Замглавы профильного департамента Минэкономики и участник переговоров Олег Плужников уточняет, что "не помнит сигналов" о том, что в рамках второго периода проектные сокращения из РФ приниматься в ЕС не будут. Впрочем, если РФ (или любая другая "развивающаяся" страна) не станет принимать количественных ограничений на второй период — уже с 2013 года сокращения, произведенные, в том числе в рамках текущих проектов, не будут приниматься торговой системой ЕС.

Очередной раунд международных климатических переговоров в Дохе, где должна решиться судьба участия РФ во втором периоде, состоится уже декабре 2012 года.

Алексей Шаповалов


Комментарии
Профиль пользователя