Коротко


Подробно

С грузинами не расставайтесь

В прокат вышла "Любовь с акцентом"

Премьера

Романтическая комедия Резо Гигинеишвили "Любовь с акцентом" рекламирует любвеобильных грузин обоего пола в качестве неотразимых эротических объектов, а Тбилиси — как одну из мировых столиц секс-туризма, из которой практически невозможно уехать, как следует не отдохнув. Об отпуске в Грузии задумалась ЛИДИЯ МАСЛОВА.


В качестве своих главных авторитетов Резо Гигинеишвили называет Георгия Данелию и Марлена Хуциева, считая именно грузинским их умение сочетать юмор с грустью, однако у него самого с печальными нотами как раз проблема — в эмоциональной цветовой гамме его фильмов неярких и холодных оттенков нет, что ее, конечно, обедняет. Они почти насильно стараются впихнуть в тебя жизнерадостную уверенность, что все будет хорошо, и после просмотра выходишь, как из духана, с несколько утомительным ощущением, что перед тобой полтора часа отплясывали лезгинку, периодически выкрикивая что-то страстное типа "Уважай себя, уважай нас, уважай Кавказ, посети нас!".

В "Любви с акцентом", состоящей из нескольких романтических историй, объединенных по географическому признаку, немного печалится разве что персонаж Филиппа Янковского, режиссер, переживающий развод с женой-продюсером (Светлана Бондарчук), но из диалогов нельзя сделать однозначный вывод, что его больше огорчает — ушедшая любовь или потерянное имущество. Аналогичным дефектом страдала и "Жара", главный кассовый хит режиссера Гигинеишвили, когда авторы, очень стараясь, чтобы решительно все на экране вызывали максимальную симпатию, не замечают или не понимают, что какие-то вроде бы милые и забавные нюансы поведения (если задуматься хоть на секунду дольше, чем предполагается комическим замыслом картины) выставляют персонажей в невыгодном свете, заставляя усомниться в их замечательных человеческих качествах.

В "Любви с акцентом" наиболее приятный и остроумно сыгранный персонаж принадлежит Анне Михалковой: ее героиня отправляется в Тбилиси, прослышав, что "единственный способ избежать зачатия — никогда не встречаться с грузинскими мужчинами". Нельзя не заметить, что авторы иногда ставят милейшую девушку в довольно унизительное и глупое положение. Ничего, в общем-то, зазорного нет в том, что одинокая девушка в отпуске решительно настроена найти себе хотя бы одноразового полового партнера, но можно вести эти поиски поспокойнее, сохраняя остатки достоинства, а можно — с суетливым страхом, что "не повезет". Ищущая "донора" героиня, которая наговаривает на диктофон своему будущему, еще не зачатому ребенку, что вот-вот собирается встретить его отца, зачем-то сделана Хельгой из Вильнюса, то есть как бы, по идее, барышней более европейской и независимой, но при этом ведет она себя как стопроцентно русская баба, в глазах которой вольно или невольно просвечивает генетическая уверенность, что мужчина по определению существо более высокого сорта, ценный объект охоты, на который придется потратить немало времени, сил и нервов. Бедняжка мечется по Тбилиси в поисках мест, где может клюнуть, попадая то на трибуну пустого футбольного стадиона, то на выступление танцевального коллектива в папахах. Немного расслабляется она, лишь оказавшись в отличной мужской компании в хинкальной, после чего вваливается в гостиницу в таком приподнятом расположении духа, что необходимость снова спать одной временно перестает ее мучить.

Остальные любовные истории вызывают более вялотекущий интерес (хотя, возможно, это зависит от индивидуального опыта каждого), и некоторые выглядят совсем лишенными какого-то внутреннего нерва, как, например, переглядывания и осторожные знаки внимания, которыми обмениваются персонаж Надежды Михалковой, поселяющийся на каком-то тбилисском балконе, и наблюдающий за ней сквозь занавески сосед (Мераб Нинидзе). Свою подругу жизни Надежду Михалкову Резо Гигинеишвили с помощью оператора Евгения Ермоленко старается показать как можно привлекательнее, используя крупные портретные планы, но все равно характерологически она остается невнятной: ну, любит Моцарта, ну, ходит в шортах, олицетворяет чистоту, что еще? Да пожалуй, и все. Легкие намеки на то, что русско-грузинская любовь может быть чревата проблемами и драматизмом, тонут в заливающей экран густой патоке оптимизма. Герой Никиты Ефремова умыкает молоденькую зубастенькую грузиночку (Тинатин Далакишвили), не желающую выходить за богатого соотечественника, и весь фильм Ромео и Джульетта убегают от подосланных отцом девушки крепких парней. Какой-то представитель народности, не способной усваивать алкоголь (Артур Смолянинов), напивается в самолете по дороге в горное селение, где его ждет на смотрины суровая, если не сказать дикая, семья его невесты, мужская часть которой то и дело хватается за ружье, и из-за потерявшегося жениха разыгрывается комедия ошибок, в которую оказываются втянуты персонажи Филиппа Янковского и Светланы Бондарчук. Ну и наконец, самая трагичная межнациональная история — о миллионе алых роз, подаренных продавшим "картины и кров" художником Нико Пиросмани одной французской артистке, повторяется в современности, но, скорее, для туристической галочки: вот и эту достопримечательность мы посмотрели, этот сюжет учли и обработали, полюбили Грузию и так, и этак, со всех возможных сторон.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение