Коротко

Новости

Подробно

"Мой сын погиб не в подъезде"

Мать Сергея Магнитского считает бывшего замначальника Бутырки виновным в смерти ее сына

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Вчера в Тверском суде Москвы на процессе по делу бывшего замначальника Бутырского СИЗО по медчасти Дмитрия Кратова, по халатности которого, как считает следствие, скончался Сергей Магнитский, допросили мать аудитора. Наталья Магнитская сообщила суду, что не может простить подсудимого, и заявила, что помимо обвиняемого к ответственности должны быть привлечены и другие лица.


Суд намеревался допросить мать аудитора Сергея Магнитского еще на первом заседании, но тогда потерпевшая пожаловалась на плохое самочувствие. Вчера Наталья Магнитская дала показания суду, правда, вновь посетовав на здоровье, ограничилась тем, что прочитала заранее заготовленную речь. Ее выступление длилось около часа. Уже в самом начале потерпевшая подчеркнула, что подсудимый, по ее мнению, безусловно, не только виновен в смерти ее сына, но и в его истязаниях. Поэтому, сказала госпожа Магнитская, она не может испытывать к обвиняемому "добрых чувств".

Госпожа Магнитская рассказала, что ранее встречалась с Кратовым один раз — 3 сентября 2009 года у него на приеме. Она попросила сделать сыну УЗИ в связи с диагностированием у него ряда тяжелых заболеваний. Для этого необходимо было перевести находившегося под следствием и арестом в Бутырке аудитора в больницу "Матросской тишины" (в медчасти Бутырского СИЗО необходимой аппаратуры не было). Но замначальника СИЗО по медчасти, по словам потерпевшей, отказался санкционировать этот перевод и, как уверена госпожа Магнитская, сделал это умышленно, "понимая, что создает пыточные условия содержания". Как отметила Наталья Магнитская, ее сына во время содержания СИЗО 21 раз переводили в разные камеры, а когда он жаловался на условиях содержания, "его переводили в камеру еще хуже". Женщина добавила, что хочет, чтобы суд установил, "как молодой, здоровый сын, который не имел раньше даже карты в поликлинике", превратился за год содержания в СИЗО в смертельно больного человека. "Мой сын погиб не на пустынной улице и не в подъезде, а в госучреждении на глазах многих свидетелей",— подчеркнула Наталья Магнитская, назвав смерть сына насильственной. Она повторила уже звучавшее ранее требование вернуть дело в прокуратуру для переквалификации обвинения на статью УК РФ "Убийство". Ходатайство вновь было отклонено.

После этого суд заслушал свидетеля — известного правозащитника Валерия Борщева. Он отметил, что арестованного Магнитского за год заключения пять раз перемещали в различные изоляторы, "тем более с нарушением закона". Как отметил свидетель, инициатором переводов было следствие, "причем свою инициативу оно никак не мотивировало". По мнению господина Борщева, такая практика была формой психологического и физического давления. Как посчитал свидетель, подсудимый, работая в СИЗО, был обязан составить рапорт о переводе Магнитского в другой изолятор, поскольку не мог обеспечить квалифицированную медицинскую помощь. "Виновен ли Кратов в смерти Магнитского, я сказать не могу",— оговорился, впрочем, правозащитник. Он отметил, что следствие оказывало на аудитора жесткий прессинг, и поэтому потребовал привлечь к ответственности также следователя Олега Сильченко, который вел дело о неуплате налогов, обвиняемым по которому проходил господин Магнитский.

Отметим, что помимо Тверского суда обстоятельства смерти аудитора Магнитского обсуждались вчера и на Парламентской ассамблеи Совета Европы. В резолюции от России жестко потребовали эффективного расследования, считая недопустимым "случай с Сергеем Магнитским, а также безнаказанность лиц, виновных в его гибели".

Владислав Трифонов


Комментарии
Профиль пользователя