Коротко

Новости

Подробно

Искусство взлетело к потолку

Биеннале антикваров в Париже

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Биеннале антиквариат

В Париже проходит одна из крупнейших и самая роскошная ярмарка искусства в мире — Biennale des Antiquaires. На ней представлено антиквариата на сумму до €50 млрд. Дизайн ярмарки был поручен Карлу Лагерфельду. Взлету искусства удивлялась ТАТЬЯНА МАРКИНА.


По тому вниманию, которое уделено сценографии и роскоши мероприятия, Биеннале антикваров в Париже — несомненно, первая в мире. Это позиция организаторов ярмарки, Национального синдиката антикваров Франции и его президента Кристиана Дейдье. Надо признать ее разумность. Конкуренция с ярмаркой TEFAF, которая проходит в голландском Маастрихте, базельскими Art Basel и Art Basel Design, новоявленной ярмаркой Frieze Masters в Лондоне все жестче. Специализация ярмарок размывается, старое и новое искусство перемешивается все сильнее — и в домах коллекционеров, и в составе инвестфондов, и на стендах ярмарок. Без собственного лица ярмарке не обойтись, и таковым для Биеннале антикваров стала усиленная светская составляющая и максимальное сближение с luxury business. Последнее выразилось и в обилии представленных ювелирных домов, и в дизайне ярмарки, заказанном Карлу Лагерфельду, маэстро дома Chanel.

Надо отметить, что Карл Лагерфельд не особенно напрягался с дизайном: его вклад заключается в создании пары рисунков карандашами, которые затем увеличили до гигантских размеров и нанесли на торцы главного нефа Гран-Пале — обелиск с площади Согласия и Триумфальная арка. Они раскрывают пространство дворца вовне, четче привязывают его к главной оси города и превращают выгородки стендов (нарисованные в неизбежном неоклассическом стиле) в продолжение витрин улицы Риволи. Впрочем, мастер на то и мастер, чтобы совершать волшебство одним движением руки: несомненно, гениальным ходом стала выдумка Лагерфельда подвесить под куполом Гран-Пале воздушный шар (дизайнер вдохновился старыми фото с выставки воздухоплавания, которая проходила во дворце в 1912 году). Теперь первое, что делает зритель, входя на ярмарку,— поднимает голову к знаменитому стеклянному потолку дворца, чуду инженерной мысли начала ХХ века. Потолок по-прежнему поражает.

И только после этого восхищенный зритель опускает взгляд к искусству, представленному на стендах. В этом году участников Биеннале антикваров стало на треть больше — 121 галерея. Впрочем, большинство новичков загнали в Зал славы — почти изолированное от главного нефа помещение, довольно скучное по архитектуре. Главные участники по-прежнему располагаются на стендах, занимающих основное пространство дворца. Среди них стало еще больше французских галерей — 92 из 121. На каверзные вопросы Кристиан Дейдье спокойно отвечает, что "Во Франции работают лучшие во многих областях антиквариата галереи. Почему мы должны их лишаться?". Именно преобладание французских (точнее, парижских) галерей придает ярмарке необходимый акцент, ведь большинство из них специализируется на роскошной мебели времен Людовиков или не менее роскошном ар-деко.

На стендах лидеров мебельного рынка представлены предметы, многие из которых стоят более €1 млн. У Didier Aaron можно найти стол с инкрустацией черепашьим панцирем и латунью, сделанный самым знаменитым королевским краснодеревщиком рубежа XVII-XVIII веков Андре-Шарлем Булем, оцененный свыше €1,2 млн. Здесь же редчайший образец работы его предшественника XVII века Пьера Голля, который стоит не меньше. Самые изысканные образцы французского классицизма XVIII века — столы и комоды работы Жан-Анри Ризенера — собраны на стенде одной из старейших парижских галерей, Kraemer (все вместе стоит не менее €10 млн). Галерея Steinitz демонстрирует комплекс резных дверей, созданных в XIX веке (но в стиле Людовика XVI) для одного из дворцов Ротшильдов. Огромная библиотека в эклектичном, но роскошном китайском стиле Эдуарда Льевра стоит тут свыше €1 млн. Галерея Vallois показывает ар-деко — работы Армана Рато, Downtown посвятила экспозицию Шарлотте Перриан.

Конечно, на биеннале представлена и живопись. Прямо из центрального пространства, что "под шаром", открываются виды на экспозиции L&M Art с большой "Антропометрией" Ива Кляйна, его же "Огненной живописью" и уорхоловским портретом Элизабет Тейлор. Публике цен тут не сообщают (как и на многих других стендах, что довольно необычно для европейской ярмарки — видимо, это еще один способ привнесения настроения роскоши, почти мистической). Стенд Marlborough полностью посвящен Маноло Вальдесу, современному испанскому художнику. На самое выгодное место переехала галерея Minotaure, глава которой Бенуа Шапиро стал правой рукой президента биеннале Кристиана Дейдье (сам президент занимается представленным рядом древнекитайским искусством). Галерея Minotaure всегда занималась художниками парижской школы, и на сей раз показывает целую подборку полотен Марка Шагала, от самых ранних и дорогих (в отношении "Голгофы" 1920-х годов звучала цифра €3 млн) до более поздних. Здесь также представлен "Генезис" Андре Ланского, большой цикл гуашей по Книге Бытия, которые галерея несколько лет назад привозила на выставку в Москву. Ныне цикл продается за €800 тыс.

И еще одна интересная тенденция. Многие галереи, традиционно занимавшиеся старой живописью, сделали шаг в сторону современности. Даже парижско-женевская De Jonckheere, неизменно представляющая на крупнейших ярмарках полотна Брейгеля и Кранаха, впервые решилась на шаг к эклектике — на дальней стене стенда висят небольшие работы Рене Магритта и Лучо Фонтаны. Не менее статусная британская галерея Richard Green показывает в уголке работы Герхарда Рихтера. Основная же часть ее экспозиции посвящена старым мастерам — натюрморт Амброзиуса Босхарта тут стоит более €3 млн, рекордно высокую сумму. Пара цветочных композиций его немецкого современника Георга Флегеля оценена в €1,2 млн. Микст из работ разных эпох — это шаг навстречу требованиям рынка; поколение коллекционеров, специализировавшихся на узкой теме или эпохе (и слывшими знатоками своих тем), ушло в прошлое. Темп современной жизни и стиль современных домов требуют эклектики, того же, под финансовым названием "диверсификация", требуют инвестиционные фонды. Естественно, всем удобнее покупать у своего, давно знакомого антиквара. Навстречу этим пожеланиям и двинулись галеристы.

Интересно, что продавцы "примитивного искусства" (африканских масок и полинезийских идолов) также отмечают, что востребованнее те предметы, что лучше сочетаются с современным искусством. По-видимому, от позиции не выставлять живых художников ярмарке все же придется отказаться. Ведь это уже не противоречит позиции выставлять самое роскошное и дорогое.

Комментарии
Профиль пользователя