Коротко

Новости

Подробно

Деньги бесплатно

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 108

Выпускники западных бизнес-школ жертвуют огромные суммы альма-матер, признавая заслугу учебных заведений в своем успехе. В России традиции пожертвований только формируются, но многие выпускники уже готовы делиться.


Текст: Юлия Фуколова, Евгений Козичев


"Бизнес-школа, которая нуждается в пожертвованиях,— это как толстый диетолог или неверующий монах. Нечто абсурдное, оксюморон",— говорит выпускник российской программы MBA. 39% из 350 опрошенных СФ выпускников российских бизнес-школ ответили "нет" на вопрос о возможном денежном пожертвовании своей альма-матер.

Но большинство обладателей дипломов MBA согласны помогать школам. Так, 29% ответили, что готовы пожертвовать своей бизнес-школе небольшую сумму. Почти столько же (27%) хотят помогать не "живыми" деньгами, а товарами или услугами. Пять выпускников (1%) не пожалели бы и крупной суммы. Например, Роман Самохин, окончивший Институт бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС в 2010 году, готов пожертвовать школе от 100 тыс. руб. Не факт, что выпускники когда-нибудь выполнят свои обещания, но 15 опрошенных (4%) сообщили, что уже оказали материальную помощь бизнес-школе.

Между тем для мирового бизнес-образования фандрайзинг, или целенаправленное привлечение пожертвований от физических и юридических лиц,— обычное дело. Пожертвованные суммы составляют существенную часть бюджета западных учебных заведений. Чаще и больше всего дарят деньги в США, поменьше — в Европе. В честь "доноров" нередко переименовывают школы. Хотя здесь бывают щекотливые ситуации. Так, в 2005 году Гари Танака пожертвовал 27 млн фунтов стерлингов на строительство здания бизнес-школы Imperial College London, и учебное заведение назвали Tanaka Business School. Спустя несколько лет бизнесмен был осужден за махинации, так что школу пришлось снова переименовывать — в Imperial College Business School.

Есть меценаты и в России. 12 компаний и частных лиц, среди которых Рубен Варданян, Александр Абрамов, Леонид Михельсон и другие, вложили в Московскую школу управления "Сколково" по $5 млн (позже они увеличили размер взноса, список "доноров" также расширился), а Роман Абрамович подарил школе участок земли 25 га. Крупные суммы жертвовали вузам другие предприниматели — например, Михаил Прохоров перечислил Финансовому университету при правительстве РФ $5 млн. Однако фандрайзинговые кампании выпускников MBA пока редкость.

Нескромная помощьНа Западе считается нормальным делиться доходами со своим учебным заведением

Нескромная помощьНа Западе считается нормальным делиться доходами со своим учебным заведением

Фото: Reuters

Дареному коню


"Я не против фандрайзинга как такового, я против того, чтобы ходить с протянутой рукой,— говорит ректор ИМИСП Сергей Мордовин.— На мой взгляд, фандрайзинг нужен на старте бизнес-школы, например, когда необходимо строить здание. Или если школа всерьез собирается заниматься наукой. Все остальное нечестно, потому что подаренные деньги не бывают эффективными". Многие руководители бизнес-школ подписались бы под этими словами. То есть от пожертвований никто не отказывается, но организовывать сбор денег от выпускников не хотят или не умеют.

Как объясняет руководитель Высшей школы маркетинга (ВШМ) ГУУ Александр Челенков, большинство школ бизнеса не являются самостоятельными юридическими лицами, и это останавливает потенциальных "доноров": если вкладывать деньги в головной вуз, нет уверенности, что они дойдут до адресата. Чаще всего выпускники помогают с закупкой техники либо оплачивают какие-то мероприятия. Например, когда в Москве проходили конференции Филипа Котлера и Джека Траута, один из выпускников обеспечил билетами десяток слушателей и преподавателей.

В МИРБИС тоже не проводят кампании по сбору пожертвований от выпускников. "В российской практике не сложилась традиция финансово поддерживать учебное заведение, которое ты окончил. Разовая поддержка в отдельных случаях бывает, но это не система",— говорит первый проректор МИРБИС Елена Бешкинская. Тем не менее четыре года назад МИРБИС организовал специальный фонд, в нем собраны 15 млн руб. Это деньги учредителя (ФК "Уралсиб") и частных лиц. Средства фонда тратятся на образовательную и исследовательскую деятельность бизнес-школы.

"Бизнес-школа должна быть бизнесом по определению. По крайней мере, быть самоокупаемой,— рассуждает ректор "Классической бизнес-школы" (КБШ) Петр Калошин.— Просто так жертвовать школе деньги неправильно". По его словам, КБШ себя окупает, а в капитальных затратах помогает учредитель — фонд "Классическое образование" (его основали несколько компаний — "Протек", "Гедеон Рихтер" и другие). Этот же фонд дотирует некоторые программы, поэтому бизнес-школа может позволить себе держать цены ниже, чем в среднем по рынку. "Если слушатель не топ-менеджер или не собственник бизнеса, у него нет лишних денег на обучение",— объясняет Калошин.

Выпускники КБШ готовы помогать альма-матер по собственной инициативе. Один из них пожертвовал $12 тыс. на закупку техники. Но, по словам ректора, интеллектуальная поддержка даже более важна, чем материальная. Так, более трети преподавателей КБШ — это ее же выпускники.

Многие из выпускников ИМИСП тоже регулярно выступают с идеей помочь школе. Чтобы люди не делали бесполезных подарков, у ректора есть для них wish list. В отдельной папке собраны информация и смета проектов, в которых могли бы поучаствовать потенциальные "доноры": ремонт аудиторий, оснащение компьютерного класса и т. д. "Обычно выпускники выделяют по 15-20 тыс. руб. Максимальный взнос был около 500 тыс. руб. Но все равно это копейки в нашем обороте",— говорит Сергей Мордовин. ИМИСП делает памятные доски с именами "доноров", они висят в нескольких аудиториях. На каждой перечислены 20-30 фамилий по алфавиту, независимо от того, сколько человек дал денег. Впрочем, не все благотворители любят публичность. Например, в "Классической бизнес-школе" в свое время тоже был своеобразный "зал славы" — перечень жертвователей на сайте. Но выпускники попросили убрать эту информацию, не желая лишний раз "светиться".

В российской практике есть еще один инструмент для сбора и управления пожертвованиями — эндаумент-фонды (endowment fund, или фонд целевого капитала). Вот только бизнес-школы не торопятся их создавать.

Сдачи не надо Российские бизнес-школы пока не готовы просить деньги у выпускников

Сдачи не надо Российские бизнес-школы пока не готовы просить деньги у выпускников

Фото: Евгений Дудин, Коммерсантъ

Деньги к деньгам


Вузы начали активно организовывать эндаумент-фонды, когда в 2006 году в России был принят закон 275-ФЗ "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций".

В отличие от обычных пожертвований капитал, собранный в эндаументе, остается неприкосновенным. Тратить можно только доходы от его инвестирования, причем в уставе фонда должны быть прописаны конкретные цели, на что пойдут деньги. Кроме того, по закону эндаумент-фонды не могут самостоятельно инвестировать средства — они должны передать их в доверительное управление. Управляющая компания получает до 10% комиссионных от дохода, нет дохода — нет и вознаграждения. Налог на прибыль эндаумент-фонды не платят.

По словам директора инвестиционного департамента ЗАО "Газпромбанк — управление активами" Людмилы Пантелеевой, на конец первого полугодия 2012 года в России были созданы более 80 эндаументов (большинство из них вузовские), а суммарный объем собранных средств превысил 17,5 млрд руб. "Газпромбанк — управление активами" аккумулировал значительную долю этих средств — более 85% рынка. Компания сейчас управляет 17 фондами, из них 12 — вузовские.

С 2012 года жертвователи — физические лица могут получить налоговый вычет в размере не более 25% годового дохода. Для компаний льгот пока нет, хотя Минэкономразвития недавно предложило освободить от налогов расходы бизнеса на благотворительность в пределах 10% прибыли. Если поправки примут, это наверняка подстегнет "доноров".

По размеру привлеченных средств среди образовательных эндаументов пока лидирует МГИМО — в его фонде около 1 млрд руб., первыми крупными "донорами" стали Владимир Потанин, Алишер Усманов и Фаттах Шодиев. Вуз активно занимается фандрайзингом, причем деньги можно вносить онлайн и даже с помощью SMS. К тому же МГИМО всячески "пиарит" жертвователей, размещая информацию на сайте, а имена людей, внесших более 5 млн руб., помещены на доску почетных "доноров".

На втором месте — СПбГУ, у него сейчас более 750 млн руб. Активно привлекают средства Европейский университет в Санкт-Петербурге (совокупный объем трех его эндаументов — более 730 млн руб.), Финансовый университет при правительстве РФ (около 215 млн руб.), Российская экономическая школа (450 млн руб.).

Бизнес-школы в отличие от вузов не столь активны. Из эндаументов "материнского" им тоже вряд ли что-то перепадает. Бизнес-школы сами фактически являются "донорами" для вузов, поскольку перечисляют им 30-50% выручки за брэнд, помещение и т. д. Даже два самостоятельных учебных заведения, созданных в рамках национального проекта "Образование",— Московская школа управления "Сколково" и Высшая школа менеджмента (ВШМ) СПбГУ — пока не имеют особых достижений. "Сколково" зарегистрировала эндаумент-фонд в 2006 году, а в 2010-м, судя по открытым источникам, в нем было собрано 100 млн руб. В самой бизнес-школе от комментариев отказались. В ВШМ СПбГУ в 2007 году заявляли о планах собрать в фонд 150 млн руб. к 2015 году. Но, похоже, дело не сильно сдвинулось. Заместитель гендиректора по работе с клиентами управляющей компании БФА Дмитрий Недумов сообщил, что на сегодня размер эндаумент-фонда ВШМ СПбГУ составляет 74 млн руб.

Однако причина скорее не в лености руководителей бизнес-школ: фонды целевого капитала на данный момент дают мало прибыли при больших затратах времени и сил.

Людмила Пантелеева, директор инвестиционного департамента "Газпромбанк — управление активами": — В основном в эндаумент-фонды жертвуют юридические лица (70%) и лишь 30% — физические. Тогда как в США соотношение с точностью до наоборот.

Людмила Пантелеева, директор инвестиционного департамента "Газпромбанк — управление активами": — В основном в эндаумент-фонды жертвуют юридические лица (70%) и лишь 30% — физические. Тогда как в США соотношение с точностью до наоборот.

Фонды замедленного действия


Эндаумент приносит хоть и регулярные, но небольшие доходы. "В 2010 году средняя доходность эндаументов составляла 11-15%, в 2011-м не превышала 10%. В 2012 году, скорее всего, тоже будет около 10%",— говорит Пантелеева. Понятно, что пока активы фондов невелики, доход от инвестирования не даст значимой прибавки к бюджету. Для сравнения: западные вузы получают от эндаументов до 40% своих бюджетов.

Чтобы увеличивать доходы, нужно целенаправленно заниматься фандрайзингом, а это, по словам Пантелеевой, целая наука. Необходимо создавать специальный отдел, готовить предложения для "доноров". Например, в крупнейший в мире эндаумент-фонд Harvard University с активами свыше $27 млрд пожертвования поступают не одно столетие. Видимо, российские школы предпочитают пока не связываться с долгоиграющими проектами, а тратить пожертвования на текущие нужды.

Так что основные доходы бизнес-школы получают от продажи учебных программ. Но как показывают результаты нашего опроса, российские выпускники MBA уже готовы материально помогать своим альма-матер, и школам стоит активнее задействовать этот ресурс.

10 КРУПНЕЙШИХ ПОЖЕРТВОВАНИЙ ЗАПАДНЫМ БИЗНЕС-ШКОЛАМ ОТ ЧАСТНЫХ ЛИЦ


бизнес-школаблаготворительСумма пожертвования, $
млн
The University of Chicago Booth School of Business (США) Дэвид Бут, глава инвестфонда Dimensional Fund Advisors300
Stanford Graduate School of Business (США) Роберт Кинг, основатель R. Eliot King & Associates Inc.150
Stanford Graduate School of
Business (США)
Филипп Найт, основатель компании Nike Inc.105
Ross School of Business University of Michigan (США) Стивен Росс, основатель девелоперской компании The Related Companies100
Columbia Business School (США)Генри Кравис, основатель инвесткомпании
Kohlberg Kravis Roberts
100
The University of Virginia Darden School of Business (США) Франк Баттен, владелец корпорации Landmark Communications Inc.60
Tepper School of Business (США)Дэвид Теппер, основатель компании Appaloosa
Management
55
Harvard Business School (США)Ратан Тата, глава концерна Tata Group50
Imperial College Business School (Великобритания) Гари Танака, основатель инвесткомпании Amerindo Investment Advisors Inc.50
Telfer School of Management (Канада) Иан Телфер, председатель совета директоров компании Uranium One25

Источник: данные бизнес-школ

ПЯТЬ КРУПНЕЙШИХ ЭНДАУМЕНТ-ФОНДОВ БИЗНЕС-ШКОЛ


Название бизнес-школыРазмер эндаумент-фонда, $ млн*
201120092008
Harvard Business School (США)277921173000
Stanford Graduate School of Business (США)9807551007
The Wharton School of the University of
Pennsylvania (США)
888656747
The University of Chicago Booth School of
Business (США)
850800803
The Kellogg School of Management (США)708556756

* Данные на конец года

Источники: Bloomberg Businessweek, информация бизнес-школ

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя