"Нашим автолюбителям надо обязательно что-нибудь нарушить"

Руководитель проекта Moscow Raceway Екатерина Бельцевич рассказала владельцу компании Kesselman Motorsport Олегу Кессельману, как закатать в асфальт 5 млрд руб. и почему невыгодно проводить "Формулу-1".

Текст: Николай Гришин

Банкир, лендлорд и автогонщик Рустем Терегулов потратил 5 млрд руб. на то, чтобы осуществить мечту — построить самую современную автотрассу в России Moscow Raceway.

Изначально Moscow Raceway, расположенная в 77 км от Москвы по Новой Риге, замышлялась как автодром категории B, но аппетит приходит во время еды. В итоге Терегулов, чье состояние оценивается в $700 млн, заказал самому известному проектировщику трасс немцу Герману Тильке куда более грандиозное строительство. В кризис 2008 года стройка остановилась (компания сменила генподрядчика Strabag, который не укладывался в сроки) и возобновилась лишь в 2010-м. Летом 2012 года автодром первым в России получил категорию F1T, которая разрешает проводить гонки мирового класса вплоть до "Формулы-1". Пока на трассе прошла мировая серия Renault, супербайка и FIA GT.

Олег Кессельман — чемпион России, гонщик Porsche Carrera Cup. Однако в последнее время он редко участвует в соревнованиях, чаще организует их сам. Его компания Kesselman Motorsport проводит 50-60 мероприятий в год для компаний Porsche и Mazda. Он решил выяснить у руководителя проекта Moscow Raceway Екатерины Бельцевич, как она собирается превращать хобби владельца трассы в полноценный бизнес. Самому Олегу, похоже, это удалось.

"Частный инвестор построил олимпийский стадион просто потому, что любит метать копье"

Олег Кессельман: Я давно занимаюсь автоспортом, знаю Рустема Терегулова. На моих глазах все происходило. От стадии дум до постройки. Что будет дальше? Moscow Raceway — это бизнес-проект или все-таки хобби, которое должно приносить когда-нибудь какие-нибудь деньги?

Екатерина Бельцевич: Скажу так — это бизнес с любовью. Это же хорошо, когда то, что приносит деньги, тебе еще и нравится. Но мы выстраиваем компанию именно как бизнес, не хобби. У нас была конкретная цель — построить автодром международного уровня в Московском регионе. И эту бизнес-задачу мы реализовали. Привлекли лучшего проектировщика Германа Тильке, следовали его указаниям на протяжении всего проекта. Мы не шли на компромисс с точки зрения качества строительства. Позвали российско-германского подрядчика компанию "Автобан". Они общаются с Тильке на одном языке — на немецком. Сейчас наша задача — оказывать услуги на столь же высоком уровне, как и качество трассы. Так что вполне себе бизнес-проект.

В середине прошлого года появился трек в Питере. Он обошелся раз в сто, наверное, дешевле Moscow Raceway. И первое время у всех была эйфория. Сейчас очереди нет, а весь асфальт провалился. Экономия может выйти боком.

Основные затраты — это как раз дорожное полотно. Ты представь, на стабилизированную почву нужно засыпать двухметровый слой песка и щебенки так, чтобы даже тяжелый грузовик проходил и не оставлял следов. Потом три слоя специального асфальта. В процессе всплывают сюрпризы. Мы, например, случайно обнаружили болото, хотя все экспертизы говорили, что его там нет. Поэтому когда мы посмотрели разницу в затратах на строительство трека первой категории и второй, то решили, что нужно строить самое лучшее.

Я ездил у вас, правда, на дорожной неспортивной машине и могу сказать, что трек хороший и быстрый. Где-то даже превосходящий средний европейский уровень. Надеюсь, он прослужит много лет. Но все-таки — есть какой-то срок возврата инвестиций?

Срок, конечно, есть. Но объект для России уникальный, говорить что-то конкретное очень сложно. Сейчас мы проработали только половину сезона. Прогнозируемая рентабельность 3-4%. Окупаемость, по нашим расчетам, 30-50 лет. Может, появление такого трека поднимет общий интерес к автоспорту, что даст вирусный эффект и позволит нам сократить срок возврата инвестиций.

У меня возникла такая аналогия: частный инвестор без привязки к Олимпиаде вдруг взял и построил олимпийский стадион. С прилегающим парком и прочим. Просто потому, что он любит метать копье. Если без шуток, то европейский опыт говорит, что такая трасса без привязки к окружающему региону не может окупиться. Все гоночные трассы Германии нерентабельны, но там муниципальные власти поддерживают автоспорт. Им это выгодно: приезжают туристы, открываются гостиницы, рестораны... Зная нашу чиновничью действительность, хочу спросить: вам власти как-то помогают?

Власти помогали тем, что не оказывали противодействия. Глава Волоколамского района Вячеслав Карабанов помогал нам с согласованиями и разрешениями. Но ни копейки государственных денег в проект не вложено.

Есть шансы, что земля вокруг автодрома подорожает?

Мы не скрываем, что рассчитываем на это. Под трассу из земель сельхозназначения в земли поселений было выведено 263 га (по оценке Penny Lane Realty, после этого стоимость земли значительно возросла, превысив 3 млрд руб.— СФ). Сама трасса занимает 100 га, а 160 га вокруг мы будем продавать. Хотелось бы привлечь профильный бизнес, например автоателье, магазины, гоночные команды, спортивные клубы, школы спортивного мастерства. И конечно, просто ритейл. "Газпромнефть" уже построила заправку, "Шоколадница" будет строить большой фуд-корт. Плюс мы начали проектировать четырехзвездную гостиницу. В идеале хочется получить большой мото-авто-бизнес-парк, как на Нюрбургринге (гоночная трасса в Германии, под Нюрнбергом, одна из самых известных в мире.— СФ).

Я скептически отношусь к подобным перспективам — клиенты не привыкли ездить так далеко. Вести бизнес рядом с трассой — это европейская логика, а в России такую культуру еще нужно формировать.

Мы очень надеемся на расположение трека. Московский регион в стране такой один. Построить ближе к столице трассу невероятно сложно.

Убежден, что никто больше и не отважится. "Настоящих буйных мало".

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

"Позволять клиенту самому определять уровень риска нельзя"

Очевидно, что с развитием российского автоспорта сроки окупаемости проекта могут снижаться. Такой объект не может жить одними европейскими гоночными сериями. Треки востребованы в тех странах, где высок уровень автомобильной культуры. Например, трек, построенный тем же Тильке в Турции, в 30 км от столицы, банкрот. Потому что в Турции автоспорт находится на таком же уровне, как в России. Вот вам результат. Что вы делаете для развития нашего нищего и убогого российского автоспорта?

Прежде всего, мы построили трассу высочайшей международной категории. Чтобы провести российский чемпионат по шоссейно-кольцевым гонкам (RRC) 4-5 августа, мы предоставили наш трек бесплатно!

В идеале мы бы хотели работать как спортивный объект, который не выступает в роли промоутера-организатора гонок. Идеальная ситуация такая: организатор берет трек в аренду, привлекает людей, продает билеты и все сам делает, а мы следим, чтобы не повредили асфальт. Но получилось так, что в России эта прослойка промоутеров практически отсутствует. Есть исключения, например компания Yakhnich Motorsport, которая привезла в Россию чемпионат мира по супербайку. Но во всех остальных случаях мы сами организуем события. Мы бы хотели этого избежать, сконцентрировавшись на самом треке.

Да есть промоутеры, но они вас боятся. Во-первых, цены...

Наши цены нельзя назвать запретительными — 400 тыс. руб. за аренду всего трека длиной 4 км на целый будний день, 600 тыс. руб.— на выходной...

Стоп-стоп. Цена адекватная. Например, Нюрбургринг стоит 15 тыс. евро в сутки. Но вы сдаете трек в аренду пакетами по три дня. Хочу я провести мероприятие в выходные, зачем мне еще пятница?

Нюрбургринг все-таки далеко от Москвы... Могу обещать, что в следующем году мы будем более гибкими. Можно будет даже на полдня трек арендовать. Просто приоритет по бронированию получат те клиенты, которые берут трек на долгий период.

Допустим, но в нагрузку к аренде трека я должен еще взять "пакет безопасности", в который входит "скорая" и техническая служба. В итоге цена оказывается гораздо выше, чем на других трассах.

Мы пытаемся снизить себестоимость. Например, открываем свой медицинский центр, чтобы не вызывать коммерческую скорую помощь. Однако использование нашего автодрома будет всегда происходить при адекватном медицинском и техническом сопровождении. Позволять клиенту самому определять уровень риска нельзя. Часто нам говорят: "Давайте без скорой помощи. Вдруг пронесет". А вдруг не пронесет?

"Народ готов подписать любую бумагу, даже не читая"

Давай разберемся, на чем трек зарабатывает. Я знаю три типа автоспортивных мероприятий: большие гонки вроде "Формулы-1" или чемпионата России, которые собирают тысячи зрителей. Трек-дни и похожие мероприятия, когда несколько десятков человек приезжают на дорожных машинах. И наконец, тест-драйвы или корпоративные мероприятия с ездовой частью. Это не гонки. По большому счету столь масштабный трек и не нужен, но антураж важен и автомобильные компании готовы за него доплачивать. Так какой тип мероприятий приносит основной доход?

Трек зарабатывает деньги на профессиональных тестах, корпоративных мероприятиях и трек-днях. Помимо этого на продаже рекламы и спонсорах: мы ведем переговоры с компаниями, которые хотят брэндировать части трека. Нашим первым крупным партнером стало ЗАО "Мерседес-Рус": один из поворотов назван Mercedes-AMG Arena, там же разместится одноименная трибуна более чем на 10 тыс. зрителей.

Массовые мероприятия необходимы для имиджа, чтобы продавать все остальное. Если на трассе проходит пять-шесть крупных мероприятий в год, то она интересна для рекламодателей. Но заработать на больших гонках сложно. В Европе считается, что хорошо, если мероприятие окупило само себя. Судите сами: приезжают 80-100 болидов, на "Формулу Renault" пришли 40 тыс. человек в субботу и 45 тыс. в воскресенье.

Да, народу много было...

Это было наше открытие. Мероприятие не принесло прибыли: трек и зрительскую инфраструктуру каждый раз нужно восстанавливать после столь масштабных мероприятий.

А в целом трек насколько сейчас загружен?

На 100%. Но нужно понимать, что подготовка и проведение массовых международных мероприятий, как правило, занимает неделю. При этом с октября по апрель жизнь на треке замрет: мы не можем эксплуатировать трассу при среднесуточной температуре ниже четырех градусов. Есть планы сделать ледовое кольцо для зимних гонок и проводить в VIP-зоне корпоративные мероприятия, но основная трасса будет закрыта. Так что для коммерческой аренды остается не так много дней.

Вы будете проводить трек-дни?

Уверена. В 2013 году мы будем проводить открытые трек-дни, когда любой человек на своей машине сможет приехать к нам и погонять. Пожелания звучат уже отовсюду. Мы все это слышим и думаем, как лучше организовать. Российский менталитет сильно отличается от европейского, нашим автолюбителям надо обязательно попробовать что-нибудь нарушить.

Все думали, что как только трасса откроется, можно будет приехать, заплатить пару тысяч рублей и гонять.

Автоспорт смертельно опасен. А народ готов подписать любую бумагу, даже не читая. Нужен профессиональный организатор, который проведет инструктаж, личную беседу с каждым автолюбителем, составит расписание, даст возможность отдохнуть между заездами.

Я организовываю множество трек-дней на разных объектах, в том числе для гонок не предназначенных. Например, на днях делал заезды на новосибирском аэродроме. И вот что хочу сказать: проблемы будут точно. Психология и менталитет людей очень сильно влияют. Один и тот же человек на одной и той же трассе за рулем своей и чужой машины ведет себя совершенно по-разному. Все эти нюансы нужно учитывать, иначе может произойти все что угодно.

""Формула-1" неизбежно пройдет"

У меня вопрос, которые тебе задают все: когда у вас будет "Формула-1"? И почему первая гонка пройдет в Сочи, где ничего еще нет, а не у вас?

Проведение "Формулы-1" в Сочи в 2014 году — это инициатива губернатора Краснодарского края и результат его активности. Администрация Московской области пока не проявила такой активности. Проведение одного этапа "Формулы-1" стоит более $50 млн. Контракт заключается долгосрочный, минимум на пять лет. Владелец трассы может рассчитывать только на доходы от продажи билетов, остальные коммерческие права принадлежат "Формуле-1", никаких спонсоров трасса привлечь не может. По статистике, в самых популярных регионах больше 5 млн евро на билетах трасса не собирает — разрыв гасит региональное правительство. Потому что это трансляция на 650 млн человек по всему миру, внимание к региону. Мы будем счастливы принять "Формулу-1". Трасса построена для "Формулы-1". И это неизбежно рано или поздно произойдет. Все-таки Москва — это мегаполис на 20 млн человек. Иностранцам интересно ехать сюда. Но без воли местных и федеральных властей мы такое мероприятие не организуем. Пока мы будем проводить DTM, WTTC, мировую серию Renault, FIA GT. Это не менее интересные мероприятия.

В Европе на DTM (немецкая гоночная серия.— СФ) приходит в два раза больше людей, чем на "Формулу-1". Я помню, когда участвовал в Porsche Carrera Cup, пришли 90 тыс. человек, DTM на Нюрбургринге собирает по 180 тыс. Это не вторая лига автоспорта, это параллельная тусовка. Мы сейчас наблюдаем бум строительства трасс в России. Что случилось? Лишние деньги у людей появились?

Я давно в девелоперском бизнесе, и тут всегда есть большой временной разрыв между зарождением идеи и появлением видимой части айсберга. То, что мы видим сейчас, зародилось в те времена, когда денег было много и складывалось ощущение, что будет еще больше. Решение о строительстве Moscow Raceway приняли в 2007 году. Ведь наши конкуренты начали появляться тогда же?

Ну да. Сравнить Moscow Raceway можно с трассами в Смоленске и Казани. Правда, они обошлись дешевле раза в два и, конечно, не способны принять "Формулу-1", разве что DTM, и то с натяжкой. Их построили такие же энтузиасты, как Рустем Терегулов. Каждый вкладывает в любимую игрушку столько, сколько может.

Досье

Олег Кессельман, владелец компании Kesselman Motorsport, председатель Porsche Club Russland и директор Академии спортивного вождения Mazda

Учился

МАМИ, незаконченное высшее

Работал

Трехкратный чемпион СССР и чемпион Москвы по картингу, участник Deutsche Tourenwagen Challenge 2001 года, профессиональный гонщик команды Schubert Motorsport, предприниматель

Автомобиль

Porsche 911

Стаж вождения

С 1980 года (впервые сел за руль в 12 лет)

Скорость

340 км/ч

Хобби

Собака и горные лыжи


Екатерина Бельцевич, руководитель проекта Moscow Raceway инвестиционной компании "Большой город"

Училась

МГУ им. Ломоносова (магистр экономики), Чикагский университет (MBA)

Работала

Отдел корпоративных финансов московского офиса компании KPMG, директор департамента недвижимости УК "Промсвязькапитал"

Автомобиль

BMW X6

Стаж вождения

С 1998 года

Скорость

170 км/ч на дорожном автомобиле, на спортивном ездила только в роли пассажира

Хобби

Йога и теннис

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...