Коротко


Подробно

Будет сеть — будет пища

Гелия Делеринс — о совместной трапезе через интернет

С тех пор как появился интернет, мы стали есть по-другому. Еда, информация о ней и связанные с ней советы — эта тема занимает второе место среди всех тем, за которыми мы обращаемся в сеть


Гелия Делеринс


Возьмем кулинарный блог — это один из самых населенных материков блогосферы. Кулинарные блогеры объединяются в мощные содружества, собираются на всемирные съезды, многие становятся профессиональными фотографами, стилистами, журналистами. Это давно уже сеть влияния: раньше хозяева ресторанов боялись только "газетчиков", а теперь, кто знает, не напишет ли о них в своем блоге вон та дама, что обедает с семьей за столиком номер четырнадцать? Уж лучше обслужить всех как следует. Так что блогер вы или нет, а на вас тоже распространяется положительный эффект этого взлета кулинарной блогосферы: благодаря интернету мир становится открытым и в этой области.

А теперь есть еще и кулинарные социальные сети. Они возникают в мире десятками и почти все выживают (тогда как в музыкальной, например, области, остаются в живых единицы). И 15 процентов всех фотографий в социальных сетях — кулинарные, а это миллиард фото в месяц. Вы не замечали, что за соседним столиком в ресторане молодой человек, прежде чем притронуться к блюду, вынул фотоаппарат? Или это сделала ваша дочь? А может, вы сами? В любом случае картинка этого блюда уже через пять минут окажется, скажем, на Instagram. Давно уже стали обращать внимание на социальные сети и блоги и фирмы-производители пищевой продукции. Именно в социальных сетях они теперь проводят свои маркетинговые кампании — они действуют гораздо эффективнее, чем традиционные. Молодые люди, специалисты по веб-маркетингу, получают зарплату за то, что целыми днями сидят в социальных сетях и заполняют страницы "Фейсбука". Моя подруга, популярный блогер, написала как-то на своей стене о том, что ее обсчитали в известном супермаркете. Супермаркет немедленно ответил, извинился, прислал ей целую корзину еды... и попросил опубликовать это в блоге. Как велико внимание к еде в сети, я поняла, когда недавно опубликовала в собственном блоге сообщение об одной забавной кулинарной штуке. Это был спрей, распрыскивающий вкусные запахи. На следующий день ящик был завален письмами с просьбами купить, выслать или дать хотя бы адрес. Похоже, что интернет-коммерция в кулинарной области не ощущает кризиса.

Вместе и порознь


Социальные сети способны спровоцировать революции — об этом мы недавно узнали, включив новости и увидев репортажи из Магриба. Но еще одна революция, тоже меняющая картину мира, происходит на наших глазах не в политической области, а в кулинарной. Компьютер меняет наше отношение к еде.

Как мы, люди доинтернетного поколения, узнавали о кухне, где списывали рецепты и у кого учились правильно взбивать венчиком сливки? Конечно, у мам, пап и бабушек, у подруги и в гостях. Было несколько книжек включая знаменитую "Книгу о вкусной и здоровой пище", потом появились журналы. По совсем недавним исследованиям, 49 процентов опрошенных в наше время получают знания о кухне из интернета. И это при том, что книг и журналов тоже становится все больше и больше, но все они вместе, вместе с родственниками и знакомыми, составляют теперь только остальной 51 процент. В интернете мы планируем меню, оттуда выкачиваем рецепты, онлайн покупаем ингредиенты и главное — получаем и даем советы, то есть формируем мнение. Никакой журнал не даст нам возможность написать "Я это сделала!", опубликовать фотографию пирога и салата и с гордостью добавить: "Муж съел все за две минуты и попросил еще". Можно сколько угодно смеяться над наивными записями и самодельными картинками, но если бы мы по-прежнему готовили каждый в своем углу, не имея возможности сообщить об этом миру, неизвестно еще, что было бы с самооценкой каждого из нас. Кухня в сочетании с интернетом — мощный стимул уважения к себе.

Об объединяющей и — разъединяющей! — роли еды мы все знаем по крайней мере с тех пор, когда впервые прочли "Графа Монте-Кристо". "Я уже говорил вам: я никогда не ем муската, сударыня",— и из рук Мерседес падает гроздь винограда. Отказ разделить еду — настоящее объявление войны. Еда, оставшаяся в памяти, почти всегда была с кем-то разделена. Проходит любовь, но не воспоминания о том, как кормили друг друга из одной тарелки. Проходит и жизнь, но, будем умирать — вспомним семейные праздники, бабушкины руки в муке и еще детские, неуверенно держащие первую ложку. На первый взгляд компьютер выступает в роли разлучника. Из-за него даже в самой дружной семье связи распадаются. Мы-то еще сопротивляемся, а вот наши дети теперь уже почти всегда едят перед компьютером. Но это не значит, что они не общаются. Просто они общаются не с нами, не внутри дома. По тем же исследованиям, 32 процента опрошенных использовали во время еды "Твиттер". Из молодежи от 18 до 32 лет общаются в "Твиттере" за едой 47 процентов. Обсуждают, в частности, где можно было бы купить тот же самый ужин, но дешевле. Очень удобно. У подростков и вовсе полное ощущение, что они едят за одним столом, хотя на самом деле каждый сидит дома в своей комнате и делает уроки. "Ты что ешь? Я — пиццу".— "А я гамбургер из (название фастфуда). Вкусно?" — "Дрянь!"

Симпатичное мне качество под названием "не могу есть один" при этом никуда не исчезло, оно — часть человеческой натуры. Чаще всего в этой ситуации оказываются как раз родители. Еще вчера вечер не надо было продумывать заранее, было очевидно, что его придется провести дома, с детьми. А уже сегодня дети заявили, что в качестве компании на вечер их интересует кто-то другой. И куда деваться? На этот случай компьютер тоже предлагает решение. Мой хороший знакомый, парижский русский писатель и колоритный человек, однажды вечером, сдав огромную рукопись и обнаружив, что остался в одиночестве, решил заехать к дочери, чтобы пригласить ее в ресторан. Поняв, что дочь ушла, а дома остались только внучки пяти и восьми лет и няня, он пригласил в ресторан эту неподходящую для вечерних выходов компанию. Писатель любил хорошие парижские рестораны и повел детей не в пиццерию, куда бы им очень хотелось попасть, а в традиционный буржуазный ресторан. Там он убеждал детей есть не фритки, а утиное конфи, обижался, что не хотят, выпил бутылку вина и уснул. Дети испугались, хозяйке ресторана пришлось разыскивать маму. Это было десять лет тому назад. Сейчас он смог бы никого не беспокоить и зайти на сайт Colunching (http://www.colunching.com), обращающийся ко всем, кто работает дома: "Вы не одиноки! В вашем городе есть тысячи таких же людей, как вы. И вы должны иметь возможность с ними встретиться". Сайт прав: в одиночку есть не полезно. Набрал адрес в сети и нашел, с кем и где пообедать. Кроме того, за таким обедом можно завязать совершенно неожиданные деловые контакты. Теперь сайт действует уже не только во Франции, но и в других странах (Британия, США, канада). И на него записываются не только те, кто работает дома и в одиночестве, но и офисные служащие: появляется возможность пообщаться с кем-то, кроме давно знакомых коллег, и поесть в новом интересном месте.

За столом у Цезарины


Удивительное свойство кулинарного интернета и состоит в том, что он почти мгновенно переходит в реал. Еда — вещь материальная, соловья не кормят ни баснями, ни виртуальными картинками. Представьте себе, что вы много работаете и готовить вам некогда, а домашней еды вам все-таки хочется. Как поступить? Раньше выходов было немного: нанять прислугу или жениться. Теперь к вашим услугам социальные сети, связывающие тех, кому некого кормить, и тех, кого некому кормить. Во Франции, например, на сайте Super Marmite (http://www.super-marmite.com) в двух шагах от дома можно найти людей, готовых разделить с вами любимое блюдо, например, бургиньон "по рецепту моей бабушки". Стоимость невысока, сайт не преследует коммерческих целей. На соседней улице я таким образом нашла японку, которая мечтает "познакомить жителей Парижа с тем, что такое домашняя японская кухня, и убедить их в том, что в Стране восходящего солнца едят не только сырую рыбу". Она еженедельно готовит новое блюдо, спасибо ей большое! Это вкусно и совсем дешево. А если проехать на две автобусные остановки дальше, то можно приобрести американский тыквенный кекс — такого в Париже не купишь ни в одной булочной. Когда я готовила кулинарную книжку, то пекла по два торта в день. Сначала я отдавала торты подругам, потом их детям, которые устраивали вечеринки на весь класс, а потом кончились и каникулы, и вечеринки, зато я нашла сайт. За тортами через сайт ко мне приходили такие яркие персонажи, что пора, пожалуй, начинать вторую книгу и описывать их! А кроме того, мне удалось окупить хотя бы истраченное на продукты.

Итальянский сайт Home Food (http://www.homefood.it) объединяет домохозяек, получающих звание Цезарина. Так звали бабушку кого-то из основателей этой сети, а теперь Цезарина — прозвание тех, кто согласен познакомить гостей с традиционной итальянской едой. Цезарины живут в разных итальянских городах и деревнях, готовят еду по рецептам своих бабушек и прабабушек, по старинке делают песто в мраморных ступках, пекут фокаччу в дровяных печах, варят похлебку из черной капусты... Попробовать приглашаются все желающие, нужно только зайти на сайт, который их всех объединяет, и выбрать нужное гастрономическое событие.

Достаточно щелкнуть пальцами


Интернет меняет наши вкусы, поставляет к нашему столу новые продукты и, как невидимый волшебный повар, замешивает из них такой фьюжн, на который недавно не осмелился бы самый продвинутый повар. В свое время для введения в европейский рацион картошки, перца чили, помидоров и кукурузы, понадобился сначала Колумб, потом португальские мореплаватели, а затем энтузиасты, пробивавшие посадки этих чужеземных растений. И вообще на это ушло несколько веков. Теперь — один клик мышкой — и ты учишься у гавайского повара готовить локо-моко. Ален Вонг, удивительный шеф с тех же Гавайских островов, как-то сказал нам: "Мы все теперь сидим за общим столом и выбираем, что кому нравится". Конечно, здесь влияние не только интернета, а еще и самолетов, но в компьютере мы все-таки пока еще путешествуем чаще и больше, чем в реальности. Из интернета мы узнаем о существовании магрибской пряности кумин, а потом открываем, что кумин — это наша зира с соседнего рынка, и все — поменялся стол, приобретя восточные ароматы, пришли домой гости, и, вполне возможно, поменялась и жизнь. Получается, что интернет и кухня — не соперники, а соратники, и вместе они сильнее, чем отдельно.

Мне жалко только одного — никто, наверное, больше не будет вести от руки кулинарные записи. А ведь на них остаются капли соуса, страницы замусоливаются, и это тоже информация — раз пятна, значит, рецепт хороший, его много готовили. Последние приложения к "Айфону" предлагают рецепты, по которым можно готовить, не касаясь экрана руками в муке, достаточно щелкнуть пальцами, и переходишь к следующему этапу. Но это все игрушки, а вот почему у такой материальной вещи, как кухня, такой успех в виртуальном пространстве, это интересно. Может, все дело как раз в том, что кухня сама по себе — древнейшая социальная сеть? Пока не было интернета, все собирались вокруг очага и котла. Кухня объединяла. А может, все дело в том, что виртуальные сообщества образуются там, где есть... эмоции? А где их сконцентрировано больше, чем в еде?

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Огонёк" №36 от 10.09.2012, стр. 48

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение