Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

 Банда


Бандиты исполняли обязанности ОМОНа

       В Мособлсуде закончился процесс над бандитами, промышлявшими разбоем и автокражами под видом сотрудников ОМОНа. Действовали налетчики в Подмосковье, а оружием их снабжал офицер областного ГУВД. Уже после ареста одному из организаторов банды, Павлу Сафонову, удалось сбежать из СИЗО "Матросская Тишина". Пойман он был через полтора месяца и вместе с сообщниками предстал перед судом.
       
Лжеомоновцы
       Банду организовали весной 1995 года жители подмосковного города Раменского Анатолий Бобров и Павел Сафонов. До этого оба отбыли срок за хищение госимущества. Работать им не хотелось, и, послонявшись какое-то время без дела, они решили заняться разбоем. Судьба свела их с уроженцем Киева Юрием Смаго, которого они посвятили в свои планы. Тот сразу же согласился поучаствовать в деле и предложил для начала напасть на его земляков — семью Проценко, занимавшуюся в Раменском коммерцией. Сафонов придумал, что проникнуть в дом можно под видом сотрудников ОМОНа. Для этого злоумышленники раздобыли камуфляжную форму и оружие: автомат АК-47, наган и импортный газовый пистолет.
       В ночь с 27 на 28 апреля 1995 года бандиты приехали в поселок, где жили Проценко, и стали ломиться к ним со словами: "ОМОН, проверка документов!" Для убедительности пригрозили: "Открывайте, иначе будем стрелять!" Перепуганные Проценко впустили лжеомоновцев и сразу пожалели об этом. Грабители, положив хозяев на пол, вынесли из дома все ценные вещи.
       Однако, хотя действовали налетчики в масках (с открытым лицом был лишь Бобров, изображавший командира группы), Проценко узнали Смаго и сообщили о нем в милицию. Смаго арестовали, но на допросах он не выдал сообщников. Сафонов с Бобровым, думая, что их вскоре арестуют, решили какое-то время отсидеться на частной квартире в Раменском.
       Через месяц подельники поняли, что об их участии в налете милиции ничего не известно. Тогда Сафонов и Бобров вовлекли в банду еще четырех знакомых: Павла Даниловича, Эдуарда Борунова, Виталия Тимошенкова и Александра Азмученко. Оружие раздобыли у земляка — инспектора по вооружению ГУВД Московской области Вячеслава Лебедева. За незначительную сумму тот продал им списанный автомат Калашникова, наган 1909 года выпуска и две гранаты РГД-5. Лебедев заведовал складом, где хранилось это оружие, и на следствии объяснил, что сбыл его бандитам "из-за трудного материального положения".
       
Полковник отбился от налетчиков
       Действовали налетчики всегда по одной схеме: под предлогом проверки документов требовали, чтобы им открыли дверь. Если хозяева отказывались подчиниться, угрожали прострелить замок. Как правило, после этого им открывали, и налетчики, проникнув в жилище, выносили из дома все ценное. Часто при ограблении они забирали и автомобили, которые потом продавали на запчасти. Всего с июня по август 1995 года преступники совершили девять налетов на частные дома в Раменском, Подольском и Люберецком районах.
       Один налет, правда, закончился для бандитов неудачно. Главой семьи, на которую они решили напасть, оказался армейский полковник. Сперва он наотрез отказался впустить в дом лжеомоновцев (несмотря на то что Бобров даже "зачитал" через дверь выдуманный им "указ президента о борьбе с преступностью"). А когда бандиты, взломав дверь, все же проникли в дом, военный начал отстреливаться из карабина. Преступники были так ошеломлены сопротивлением, что сочли за благо убраться восвояси, изрешетив напоследок "Ниву" полковника. Но не все потерпевшие вели себя столь решительно. Некоторые и после ухода бандитов продолжали верить, что у них был ОМОН, и поэтому не заявляли о происшедшем в милицию.
       Спустя пару месяцев Бобров, Сафонов и их сообщники решили заняться более выгодным делом — угонять автомобили из гаражно-строительных кооперативов. В течение сентября 1995 года им удалось украсть четыре автомобиля. Но в конце месяца удача отвернулась от воров, они были выслежены милицией и взяты с поличным. Когда следователям стало известно, что Бобров и Сафонов первый налет совершили вместе со Смаго, дело последнего было возвращено из суда на доследование и объединено с делом остальных участников банды.
       
Бандит дал прикурить конвоиру
       На следствии обвиняемые сперва сознавались в преступлениях. Но в суде, как водится, отказались от признаний, заявляя, что оговорили себя. Суд поверил не им, а собранным милицией доказательствам. В результате все участники шайки были признаны виновными в бандитизме, разбоях и кражах. Организатор группировки Бобров и четверо его подельников получили от восьми до десяти лет лишения свободы, снабжавший их оружием Лебедев был приговорен к пяти, а Смаго — к шести годам заключения.
       Больше всех получил Сафонов, который во время следствия совершил дерзкий побег из СИЗО "Матросская Тишина". В январе 1997 года его сокамерник должен был пройти обследование в одной из столичных клиник. Сафонов знал, что конвоиры, как правило, не помнят в лицо подследственных, и по договоренности с сокамерником отозвался на его имя. Пройдя обследование, бандит попросился покурить. Начальник конвоя, сжалившись над симулянтом, разрешил ему в сопровождении одного из солдат выйти на улицу (курить в клинике не разрешалось). Сафонов, с которого почему-то были сняты наручники, на улице напал на конвоира, избил его и убежал.
       На ноги была поднята вся милиция, но поиски по горячим следам не дали результатов. Разыскать беглеца удалось лишь спустя полтора месяца, после чего он был задержан и водворен в камеру. Суд признал Сафонова виновным в бандитизме и с учетом побега приговорил его к 13 годам заключения.
       
       АЛЕКСЕЙ Ъ-ГЕРАСИМОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя