Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

 Архитектурная полоса


В Волоколамское шоссе забьют большие гвозди

       В Союзе архитекторов одновременно проходят выставка "Архитектурные конкурсы. Как строить столицу" (см. материал на этой полосе) и выставка победителей смотра "Золотое сечение". В Манеже прошла выставка инвестиционных проектов "Инвестиции--Строительство--Недвижимость-98". Лауреатом "недвижимости" стала "Французская галерея" в Ветошном переулке, лауреатом "золотого сечения" — проект магазина "Гвоздь" на Волоколамском шоссе. В свое время московская городская управа вручала премии "за лучший фасад" не архитекторам, а заказчикам. Если бы эта традиция сохранялась, следовало бы вручить еще одну премию. Она досталась бы финансирующему эти постройки СБС-АГРО.
       
       Центру Москвы не везет с торговыми площадями. Комплекс "Охотный ряд" на Манежной площади вызвал скептическую реакцию не только у критиков, но и у заказчиков, реконструкция Гостиного двора вообще превратилась в тянущийся несколько лет скандал. На этом фоне "Французская галерея", выстроенная по проекту Людмилы Казаковой,— первое торговое помещение Москвы, которое соответствует современным представлениям о том, каким должен быть современный молл.
       Слово "молл" никак не приживется в русском языке — долгое время его переводили как "торгово-пешеходные зоны". Вместо того, чтобы совершать серьезный поход в "Универмаг", люди просто прогуливаются по улице, заглядывая в лавочки, кафе, попросту фланируют. В таком пространстве нет принуждения к покупке, поэтому оно работает гораздо эффективнее. Покупатель здесь превращается в туриста, прогулка доставляет ему удовольствие.
       Конечно, "Французская галерея" — это не молл в чистом виде, поскольку здесь реконструированы старые торговые ряды. Но тем не менее Людмила Казакова обыграла этот образ, предложив своего рода прогулку по улице Парижа. С двух сторон эта улица замкнута парижскими видами, с одной — гигантским макетом Эйфелевой башней, с другой — стеклянным лифтом в стиле "хай-тек", символизирующим современную французскую архитектуру. По сторонам "улицы" располагаются мощные фасады домов с парижскими балкончиками, над головой — полукруглый стеклянный свод.
       Французские доходные дома, которыми сплошь застроен центр Парижа,— особый вид архитектуры. Они на редкость бесстильны. На улице Горького в десять раз больше архитектурных изысков, чем на Елисейских Полях. Но они создают удивительное ощущение спокойствия и солидности, между ними действительно приятно фланировать. А уж взгляд с балкончика вниз на течение улицы — вообще один из классических французских сюжетов отдыха. Именно этому занятию и предаются все, приходящие во "Французскую галерею", от покупателей до секьюрити. К архитектуре галереи можно предъявить некоторые претензии. Тщательней могли бы быть прорисованы детали, Париж узнается в этом пространстве и без Эйфелевой башни, с ней образ становится слишком однозначным. И все же "Французская галерея" — явное приближение к европейскому стандарту.
       А вот магазин "Гвоздь" — проект, победивший других именно своей неожиданностью. Хотя и здесь проявляется своего рода "цивилизаторский" пафос. Каждый, кто хоть раз посещал какой-нибудь строительный рынок, знает, что это за кошмар. Даже непонятно, как всю распадающуюся на части плоть строительства — доски, цемент, плитку, кирпич — можно собрать в здание, какой архитектурой ее можно оформить. Проект мастерской "Остоженка" (руководитель Александр Скокан, лауреат Госпремии за здание Международного московского банка на Кропоткинской набережной) — попытка осмыслить именно этот образ строительства, происходящего на наших глазах. Он кажется одновременно и цельным, и вместе с тем распадающимся на какие-то фермы, модули, металлические экраны. Особенно сильное впечатление производит входной "портик" из гвоздей-колонн. Скокан использует здесь приемы архитектурной деконструкции — последнего по времени течения современной западной архитектуры, иронически перетолковывающего наследие русского конструктивизма. Архитектура его в силу этого одновременно и по-европейски культурна, и вместе с тем национальна в силу своей ориентации на наследие конструктивизма. Можно сказать, что это и есть новый русский стиль, который с таким трудом разыскивается в Москве в бесконечных башенках, бегунках и поребриках.
       Заказчик, разумеется, не рисует и не проектирует, он принимает или отвергает то, что ему предлагает архитектор. И вот здесь проявляется его культура. В эпоху раннерыночного романтизма, сталкиваясь с бесконечными палатками на улицах, бывший главный архитектор Москвы Леонид Вавакин рассуждал примерно так: сначала палатки, потом агломерации палаток, потом торговые улицы, потом архитектурные шедевры на тему торговли. Пользуясь этой схемой, московские префектуры время от времени громят одни палатки у метро и строят другие, но архитектуры все равно не получается. Архитектура — это большие и "долгие" деньги, их у палаточников нет.
       Банк придумал бизнес-схему, которая делает строительство куда более доходным. Он не только получает плату за аренду торговых площадей, но и предлагает всем арендаторам банковское обслуживание. Строительство оказывается тем самым в поле наиболее благополучного сектора отечественной экономики — торговле. Стратегическая цель здесь — работа с рынком розничной торговли, а в качестве тактических побочных продуктов получается хорошая архитектура, цивилизующая Москву.
       АННА Ъ-ГАРДНЕР
       

Комментарии
Профиль пользователя