Коротко


Подробно

Илья Захаров перепрыгнул Китай

Россиянин стал лучшим на трехметровом трамплине

Во вторник сборная России выиграла свою, может быть, самую неожиданную и самую ценную золотую медаль на лондонской Олимпиаде. Она обыграла ее лидеров — китайцев — на их территории, в прыжках в воду. Илья Захаров на трехметровом трамплине убедительно доказал, что спортсменов из Китая можно превосходить и по сложности программы, и по чистоте ее исполнения. С подробностями — АЛЕКСЕЙ ДОСПЕХОВ.


Чтобы понять ценность того, что совершил Илья Захаров, нужно знать некоторые факты. Например, такой: в прыжках в воду у России не было олимпийских золотых наград с 2000 года, когда в расцвете еще был великий Дмитрий Саутин. Или такой: китайцы на прошлой Олимпиаде, в Пекине, одержали в своем главном виде спорта семь побед из восьми возможных. Или такой: в Лондоне до вторника в нем состоялись соревнования в пяти дисциплинах: Китай взял все. Или такой: Кай Цинь и Чун Хэ, противостоявшие Захарову, были именно на трехметровом трамплине абсолютно неуязвимы с 2006 года. То есть если в других жанрах лучшие из китайцев иногда позволяли лучшим среди чужаков — в основном из-за собственных ошибок — получать свой маленький кусочек счастья, тот тут выигрывали все значимые турниры.

Этот барьер, который выглядел сделанным из титана, сломал 21-летний петербургский парень. И ведь не скажешь, что сломал, как, бывало, ломали его другие, — шальным образом, дождавшись китайского ляпа. Это был слишком правильный, слишком закономерный триумф. И эту закономерность признал даже оставшийся вторым Кай Цинь, сказавший, что уступил мастеру невероятного таланта.

У Ильи Захарова не такой уж простой характер, как может показаться на первый взгляд. Он сам признавался, что в детстве не любил тренироваться: «Жаловался матери, говорил, что больше не хочу ходить на прыжки». С тренером Татьяной Коробко он тоже, как выяснилось, ссорился — даже в предолимпийском сезоне, когда они вместе отрабатывали такие прыжки, чтобы дали возможность воплотить в жизнь мечту, — одолеть китайцев. Цель стоила потраченных нервов.

Сложностью программы Захаров и Евгений Кузнецов — друг и партнер, с которым он завоевал в Лондоне серебро в синхронных прыжках, изумили еще в прошлом году. Это была фактически китайская сложность, хотя раньше считалось, что, кроме «хозяев» прыжков, такой роскошный набор «винтов» и сальто, никто иметь не может. Оставалось улучшить чистоту исполнения программ. Ну, и все-таки дополнительно потрудиться над сложностью программы, пусть все-то думали, что дальше изощряться уже нет никакого смысла. Результат этого труда потряс.

Потрясла вся программа Ильи Захарова. Не сказать, чтобы Чун Хэ и Кай Цинь был хуже, чем обычно. Но им никак не удавалось закрепить за собой привычную — лидерскую — позицию. А как ее закрепить, если коэффициент сложности предпоследнего, скажем, прыжка вашего соперника составляет 3,9, а исполняет он его на таком уровне, что поводов для придирок у зрителей просто никаких, а у судей — минимальные? Коэффициентами, имеющими колоссальное значение для итоговой оценки, китайцы побить Захарова не могли. Но и с остальным — с техникой выполнения прыжков, входом в воду — у того все было в полном порядке.

Развязка была красивой. Это ведь только казалось, что предпоследняя попытка Ильи Захарова — шедевр прыжкового искусства. Шедевром на ее фоне выглядела попытка последняя.

Перед ним завершал свое лондонское выступление Кай Цинь. Он опережал Захарова на балл и выбрал в качестве финального аккорда трюк с коэффициентом 3,3. Когда был вынесен судейский вердикт — 89,1, стало ясно, что у Захарова есть шанс. Когда зрителям напомнили о коэффициенте заключительного прыжка россиянина — 3,8, стало ясно, что шанс огромен. Когда он ушел в воду олимпийского бассейна, стало ясно, что помочь Китаю сохранить границы своей исконной территории в целости и неприкосновенности, может разве что какое-то фантастическое стечение обстоятельств. Ну, допустим, сразу у всех судей наступит помешательство и они проигнорируют гениальность захаровского прыжка.

Илья Захаров говорил, что, когда разрубал торсом воду, думал на самом деле о плохом. У него сложилось впечатление, что он все-таки сплоховал. «Не дошел» — так это, оказывается, формулируют прыгуны. «Сколько раз меня эти последние прыжки подводили!»-- рассказывал он.

А когда вынырнул, то сразу понял, что нет — дошел. Российские фаны на трибунах бесновались, а на табло зажглась оценка — 104,5. Если бы Захаров занимался тем же, чем занимается Усейн Болт, — бегал стометровку, то такой результат был бы эквивалентен ну, примерно девяти с половиной секунд.

Оставался, правда, еще Чун Хэ. Но он-то уже отставал от Захарова. И у него, конечно, аналогичного прыжка в арсенале не имелось.

Так что спустя полчаса Илья Захаров мог предстать перед теми, кого интересовала его персона, в статусе олимпийского чемпиона и сокрушителя китайской гегемонии. С круглым, золотого цвета доказательством того, что он — чемпион и сокрушитель.

Он на прощание удивил еще разок — ленточка на этой медали была почему-то завязана узлом. «Традиция такая,— пояснил Захаров.— Чтобы больше не ускользнула. Закрепить золото надо».

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение