Коротко

Новости

Подробно

"Теперь из зала суда никого не удаляют, потому что никто не смеется, привыкли"

от

Сторона обвинения в процессе над участницами группы Pussy Riot потребовала дать каждой подсудимой по три года колонии общего режима.
Теперь осталось только дождаться приговора. Спецкор ИД "Коммерсантъ" Олег Кашин не знает, что решит судья, но уверен, что этот процесс лучше всего характеризует время, в которое мы живем.


Последние несколько дней я провожу в Хамовническом суде и сегодня тоже пойду. Мои впечатления об этом процессе до обидного неоригинальны, да вы и сами наверняка уже слышали — про ссылки на Трулльский собор, про знаменитого ротвейлера, которого в первый день стошнило на порог зала суда, а потом он четыре дня подряд пугал своим лаем адвоката Волкову, у которой к тому же аллергия на собак. Сторона обвинения — она как будто из плохого кино, или даже не из плохого. Есть известная история про вырезанную цензурой из фильма "Бриллиантовая рука" реплику Нонны Мордюковой — "Не удивлюсь, если ваш муж тайно посещает синагогу"; в конечном варианте "синагогу" заменили на "любовницу". А в Хамовническом суде цензуры нет, поэтому адвокат потерпевшей стороны Лариса Октябристовна Павлова почти дословно повторила эту реплику — мол, если девушек отпустят, то они выступят в мечети, "а может, даже в синагоге". В предыдущие дни прокурор Никифоров просил журналистов не смеяться в зале, потому что это не цирк, и за смех даже удаляли из зала, но теперь никого не удаляют, потому что никто не смеется, привыкли.

Сейчас, когда осталось только дождаться приговора, не стоит делать прогнозов, но главный прогноз, который можно сделать в связи с этим процессом, никак не зависит от того, сколько лет, реально или условно, судья Сырова даст Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич.

В сегодняшнем "Коммерсанте" напечатана прошлогодняя фотография Самуцевич и Толоконниковой с декабрьского митинга на проспекте Сахарова, они стоят там с плакатом "Освободите женщин", и он еще никак не связан с Pussy Riot, просто лозунг феминисток, который звучит сейчас по-новому. Дежурная фотография, которую в декабре никому бы не пришло в голову ставить в газету, сегодня выглядит как исторический документ вроде школьного аттестата Володи Ульянова. Знаменитый Навальный в своих архивах нашел еще одну старую фотографию и с гордостью публикует ее в своем блоге — это "Марш несогласных" 2007 года, и в один кадр с Навальным попала тогда еще совсем юная Толоконникова.

Речи, которые во вторник произносили защитники в прениях, звучали уже не как выступления сторон в состязательном процессе, а как тексты из сборников типа "Речи, которые изменили мир", и я уверен, что очень скоро мы эти тексты именно в таких сборниках и прочитаем.



Я участвовал — и как свидетель, и как репортер — во многих процессах над нацболами. За судом над Ходорковским следили все. Какие у нас еще были резонансные процессы? Ни один из них не давал ощущения буквально физического прикосновения к истории. Я не знаю, каким будет приговор судьи Сыровой или кто там его писал на самом деле. Я не знаю, какое будущее ждет самых известных сегодня в мире русских панков. Но я знаю точно, что стенограмма этого процесса станет тем документом, по которому следующие поколения будут составлять впечатление о нашем времени, как мы изучали советские шестидесятые по известной записи суда над Иосифом Бродским, сделанной Фридой Вигдоровой. Это и есть мой главный прогноз, связанный с этим процессом.


Комментарии
Профиль пользователя