Коротко

Новости

Подробно

Дорога от храма длиной в три года

Прокурор попросил срок для Pussy Riot

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Сегодня судья Хамовнического суда Марина Сырова, скорее всего, вынесет приговор по делу участниц панк-группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич. А вчера в суде прошли прения сторон. Прокурор просил дать подсудимым, которые "противопоставили себя православному миру", по три года колонии за "хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору".


На вчерашнем заседании прокурор Александр Никифоров повторил выводы следствия: "Были одеты в платья непозволительной длины, оголяющие руки и плечи... Священное, намоленное место... Вульгарно, вызывающе, цинично перемещались по солее". Прокурор счел необходимым сказать, что в ходе "панк-молебна" "не прозвучало имени ни одного действующего политика", поэтому слова подсудимых о том, что их акция была политической, он считает несостоятельными. Прокурор говорил, что участницы панк-группы "противопоставили себя православному миру", а по поводу признания подсудимыми "этической ошибки" прокурор посетовал, что они "просят прощения только за действия, но не за обиду, которую они нанесли православным верующим", поэтому он уверен, что "их исправление возможно только в условиях изоляции от общества в колонии общего режима". Для всех подсудимых он потребовал наказания в виде трех лет колонии.

Потом выступали адвокаты потерпевших сотрудников храма Христа Спасителя. "Это хулиганство — спланированное, осознанное,— возмущалась адвокат Лариса Павлова.— Из этого можно сделать вывод, что они намерены поступать так и впредь. Готовы проникать в храм, а может, и в мечети. А может, и в синагоги!" Оживление в зале вызвали слова адвоката о феминизме, который она, очевидно, перепутала с формой сексуальной ориентации, потому что назвала его "смертным грехом", поскольку "смертными грехами являются все неестественные проявления человека, связанные с его жизнью".

Адвокат Алексей Таратухин, также представляющий потерпевших, в своей речи коснулся писем в защиту подсудимых: "Деятели культуры что, хотят, чтобы Лебедев (председатель Верховного суда.— "Ъ") или Егорова (председатель Мосгорсуда.— "Ъ") позвонили Сыровой и надавили на нее? Это возвращает нас во времена телефонного права, так нельзя". При этом адвокат Таратухин сказал, что будет согласен с условным приговором. Третий адвокат, Лев Лялин, опытный арбитражный юрист, тихим голосом начал с того, что констатировал существование в обществе "холодной гражданской войны", затем процитировал "любимого демократической общественностью" поэта Игоря Губермана и адвоката Федора Плевако. От себя адвокат Лялин добавил, что "милосердие такая дефиниция, которую можно просить, но нельзя требовать, и если требуют милосердия, то потерпевший имеет право не быть милосердным". Перед перерывом короткую реплику произнес один из потерпевших алтарник Железнов, который сказал, что приговор должен быть таким, чтобы защитить всех верующих.

Потом выступали адвокаты подсудимых. Виолетта Волкова отношение суда к подсудимым — из-за многочасовых заседаний они почти не спят и не едят — назвала пыткой и пообещала довести дело об этой пытке до Европейского суда по правам человека. "От них требуют не только извиниться, хотя они это сделали, но нет, они должны лизать ботинок судье, унижаться, плакать, дать возможность государству разорвать себя на части,— возмущался адвокат Марк Фейгин.— Ничего не изменилось с советских лет. Можно рассчитывать на снисхождение, только полностью уничтожив свою личность!"

Адвокату Фейгину аплодировали, судья Сырова прервала аплодисменты: "Вы не на трибуне". Выступавший третьим адвокат Николай Полозов вспомнил своего предка князя Трубецкого. Он погиб в войне 1812 года, победе в которой был посвящен снесенный в 1931 году храм Христа Спасителя. И на правах потомка господин Полозов сказал, что построенное в 1996 году сооружение не является "тем самым" храмом: "там проводятся корпоративы, и группа Boney M, выступая там, непристойно дрыгала ногами в десяти метрах от амвона. Их не судили. Почему? Потому что они иностранцы?"

После очередного перерыва первой выступила подсудимая Надежда Толоконникова. "Мы шуты, скоморохи, может быть, юродивые, но не несем никому зла",— заметила она. Мария Алехина вспоминала случаи из своей практики эколога и журналиста — по ее словам, когда во время экологических акций на Кубани активистов поддержали священники, последним звонили из администрации края, заставляя прекратить общественную деятельность, а присутствуя на открытии Марфо-Мариинской обители в Москве, госпожа Алехина сама видела, как в оцепленный храм не пускали паломников, пока в нем был тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков. "Вот против этого мы и протестовали",— заявила она. Подсудимая Екатерина Самуцевич сказала, что уверена, что участниц группы не посадили бы, если бы они пели "Богородица, Путина сохрани". Как и двое других подсудимых, Екатерина Самуцевич попросила суд оправдать всех.

Сегодня в 11:30 должно начаться, возможно, последнее слушание по делу. Подсудимые выступят с последним словом, и, скорее всего, после этого судья вынесет приговор.

Олег Кашин


Комментарии
Профиль пользователя