Коротко


Подробно

Хлебом единым

Предкризисный 2007 год оказался исключительно удачным для мировых рынков продовольственных товаров. В частности, соевые бобы за год подорожали более чем на 60%, а пшеница на европейском рынке — на 68% (см. график ниже). Подорожали и тропические товары: какао на мировом рынке стало дороже на 18%, а кофе — на 20%. Американские власти даже жалуются, что стало слишком дорого закупать у своих фермеров зерно для продовольственной помощи развивающимся странам.

Скупающие продовольственные фьючерсы игроки на мировых сырьевых рынках заявляли, что в мире с производством, к примеру, пшеницы возникли огромные проблемы: по прогнозам американского Министерства сельского хозяйства, мировые запасы зерна к маю 2008 года должны были упасть до самого низкого за 30 лет уровня. Игроки объясняли это тем, что засуха нанесла удар по производству пшеницы в Австралии, что неблагоприятные погодные условия повредили производству пшеницы в Европе (страны Евросоюза по итогам 2007 года произвели на 3,9 млн тонн меньше пшеницы, чем прогнозировалось в июле того года) — и даже тем, что в условиях роста спроса на биоэтанол, используемый в автомобилях как топливо, фермеры в Америке уменьшают посевы пшеницы, чтобы увеличить посевы кукурузы, используемой для его производства. Общемировое производство пшеницы по итогам года составило 607 млн тонн — на 7 млн тонн меньше, чем ожидалось в июне 2007 года. Между тем спрос на пшеницу со стороны развивающихся стран, прежде всего Китая и Индии, продолжал расти.

Ситуация на рынках продовольствия стала напоминать ситуацию начала 1970-х годов. С 1970 года в США и других западных странах все только и говорили о стагфляции — сочетании низких темпов экономического роста с высокими темпами роста цен. В 1973 году темпы роста экономики в индустриальных странах несколько увеличились, зато инфляция выросла гораздо сильнее. В США и Западной Европе она приблизилась к 10% (в частности, американские потребительские цены за год выросли на 7%). В мире наблюдался явный продовольственный кризис: с конца 1971 по середину 1973 года мировая цена на пшеницу выросла на 75%, цена кукурузы удвоилась, цена соевых бобов утроилась. Происходил также валютный кризис, курс доллара на мировом рынке неизменно падал. Это, в свою очередь, значительно повысило мировой спрос на американское продовольствие — властям США даже пришлось вводить ограничения на экспорт соевых бобов и других продуктов, чтобы предотвратить дефицит на внутреннем рынке. Для борьбы с ростом внутренних цен на сельхозпродукты президент Ричард Никсон даже заморозил на 60 дней продовольственные цены. Впрочем, это привело лишь к исчезновению еды с прилавков, и уже через 30 дней цены были разморожены. В итоге за год продовольственные продукты в Америке подорожали на 15%.

В 2007 году к административным мерам прибегли российские власти. Они обратили внимание на то, что цены на продовольствие растут не только на мировом рынке, но и на внутреннем российском. В октябре 2007 года тогдашний глава МЭРТа Эльвира Набиуллина на специально созванном совещании заявила: "Для сдерживания роста цен правительство сейчас планирует принять ряд мер как в части внешнеторгового регулирования, так и в части борьбы с локальными монополиями на региональных рынках (у нас не везде одинаковый рост цен по регионам), а также стимулирования отечественного сельскохозяйственного производства. В частности, сейчас внесен проект постановления по повышению пошлин на пшеницу и ячмень, рассматривается вопрос о пошлинах на молоко, молочную продукцию, и мы считаем, что это даст определенный эффект и позволит сдерживать рост цен на внутреннем рынке". С 12 ноября 2007 года была введена пошлина в размере 10% на экспорт пшеницы и меслина (не менее €0,022 за килограмм), а также экспортная пошлина на ячмень в 30% (не менее €0,07 за килограмм). Было решено, что пошлина будет действовать до 30 апреля 2008 года. Кроме того, власти объявили о намерении ввести экспортную пошлину и на подсолнечное масло. Как сказал глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев, "производители масла могли бы заработать на благоприятной конъюнктуре внешнего рынка, но из-за того, что они подняли цены на внутреннем рынке, они поплатятся за свою жадность".

Тогда же генеральный директор Организации по продовольствию и сельскому хозяйству ООН Жак Диуф заметил, что многие развивающиеся страны могут последовать российскому примеру: "Эти страны должны будут принять нелегкие решения вследствие повышения цен на продовольствие. В каких-то из них будет введен контроль над ценами, в каких-то понижены импортные тарифы на продовольствие, для того чтобы уменьшить влияние роста мировых цен, в каких-то будут увеличены государственные субсидии населению на закупку питания". И добавил: "Если цены продолжат расти, я не удивлюсь голодным бунтам" (при этом Диуф упомянул уже случившиеся в том году продовольственные беспорядки в Мексике, Йемене и Буркина-Фасо). Действительно, в развивающихся странах происходило явное подорожание пищевых продуктов: за год продовольственная инфляция в среднем составила до 11%, в то время как непродовольственная оставалась на уровне 7%.

В начале кризисного 2008 года мировые цены на продовольствие продолжили свой рост, но затем стали падать и к концу года снизились очень существенно (см. график ниже).

Сейчас мир снова наблюдает невероятно быстрый рост продовольственных цен: с середины июня мировые цены на пшеницу выросли уже более чем на 50%, а на кукурузу — более чем на 45%. Что касается цен на соевые бобы, то они выросли за два месяца на 30%, а с начала года — почти на 60% (см. график ниже).

Игроки на мировом продовольственном рынке, скупая фьючерсы на поставки пшеницы, кукурузы и бобов, снова ссылаются на объективные обстоятельства. Мол, на Среднем Западе США урожай зерновых резко снизился из-за засухи, которая также повредила урожаю в России, Казахстане и на Украине, в Европе сбор зерновых сократился, наоборот, из-за необычно влажной погоды, а в Индии — из-за позднего начала сезона муссонов.

Точно так же, как в 2007 и начале 2008 года, эта ситуация вызывает крайнюю озабоченность международных организаций. Новый глава Всемирного банка Джим Ен Ким выступил со специальным заявлением, в котором отметил: "Банк и его партнеры очень внимательно следят за происходящим с тем, чтобы понять, как помочь простым людям. Когда растет цена продовольствия, семьи в развивающихся странах отвечают на это тем, что забирают детей из школ, кормят их менее питательными продуктами, и это может иметь катастрофические социальные и медицинские последствия для миллионов молодых людей". Представители международных организаций также вспомнили, что в 2008 году рост цен вызвал массовые волнения в ряде стран и поставил под сомнение целесообразность использования продовольственных культур для производства биотоплива.

На внутреннем российском рынке также наблюдается заметный рост цен. Цена пшеницы 3-го класса повысились с 7,5 тыс. руб. за тонну по состоянию на 13 июля нынешнего года до 8,06 тыс. руб. за тонну по состоянию на 3 августа. Пшеница 4-го класса за это же время подорожала с 7,28 тыс. руб. до 7,82 тыс. руб. за тонну. Кукуруза подорожала с 7,28 тыс. руб. за тонну до 7,5 тыс. руб., фуражная пшеница — с 6,8 тыс. руб. до 7,34 тыс. руб., ячмень — с 6,38 тыс. руб. до 7,04 тыс. руб.

Надо заметить, что рост цен на продовольствие в 2007 году не выглядел таким уж удивительным. Игроки на мировом финансовом рынке уже тогда сомневались в перспективах роста курса американских и европейских акций. И оказались правы.

Индекс Dow Jones увеличился за год всего на 6,4% (для сравнения: в 2006 году — на 16,3%). Правда, именно в 2007 году Dow Jones показывал невероятные рекорды, преодолев сначала планку в 13 тыс. пунктов, а затем и в 14 тыс. пунктов. Но к концу года началась массовая распродажа американских акций — спекулянты, избавляясь от них, ссылались на кризис на рынке американского ипотечного кредитования, который уже тогда был очевиден и в сентябре 2008 года привел к краху мировых финансовых рынков. Британские акции подорожали за год всего на 3,8%, французские — на 1,3%. Японские же акции подешевели за год на 11%. Итальянский фондовый индекс упал почти так же значительно — на 7%. А уже в январе 2008 года обрушились котировки всех акций в мире.

Спекулянты (прежде всего крупные инвестиционные и пенсионные фонды) в 2007 году искали активы с перспективами роста котировок. Кроме пшеницы, кукурузы и бобов они нашли еще нефть. И нефтяные вложения оказались очень удачными: нефтяные цены за год выросли сразу на 57% — самый лучший результат с 1999 года, когда цена на нефть удвоилась. Стоит только помнить, что тогда удвоение произошло по сравнению с ценой в $10 за баррель. А в 2007 году благодаря 57-процентному росту цена на нефть поднялась почти до $100 за баррель.

Сейчас спекулянты столкнулись со следующей ситуацией. Вложения в американские и европейские акции выглядят малопривлекательными — в условиях европейского долгового кризиса и прекращения экономического роста в индустриальных странах на рост их котировок надеяться сложно. Вкладывать деньги в европейские долговые обязательства и в единую европейскую валюту было бы исключительно странно. Учитывая проблемы с экономическим ростом, инвестиции в нефтяные фьючерсы также выглядят чрезвычайно сомнительными — из-за того, что увеличения спроса на нефть не предвидится, эти фьючерсы имеют тенденцию не дорожать, а дешеветь. В итоге в сложившемся на финансовых рынках положении пшеница, кукуруза и соевые бобы остаются последним прибежищем спекулянта перед лицом второй волны мирового кризиса.


Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 13.08.2012, стр. 36
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение