Коротко

Новости

Подробно

Бунту в колонии подберут диагноз

Акцией протеста заключенных ИК №4 в Салавате занялось следствие

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 8

Вчера следственный комитет объявил, что расследует причины массового членовредительства заключенных в салаватской исправительной колонии особого режима №4. В минувшую пятницу пятеро ее осужденных попытались вскрыть себе вены, более 600 объявили голодовку и потребовали вмешательства омбудсмена и прокуратуры в связи с тяжелыми условиями содержания. Правозащитники утверждают, что бунт разгорелся после того, как от побоев, нанесенных сотрудниками колонии, в больнице скончался осужденный из Тульской области Сергей Лазько. В ГУФСИН его смерть считают «роковым стечением обстоятельств», а бунт заключенных объясняют их желанием «ослабить режимные требования».


Расследованием массовой акции протеста в исправительной колонии особого режима №4 города Салавата занялось региональное следственное управление Следственного комитета РФ. В минувшую пятницу пятеро заключенных ИК, сообщило вчера следствие, попытались покончить жизнь самоубийством путем нанесения «резаных ран различных частей тела неустановленными предметами». На следующий день инициативу поддержали еще более 600 осужденных: они объявили голодовку, а 125 человек в письменной форме потребовали встречи с уполномоченным по правам человека в Башкирии и представителями прокуратуры.

Следствие также должно установить причины смерти в салаватской ГКБ 35-летнего уроженца Тульской области Сергея Лазько, отбывавшего в ИК №4 срок за грабеж (часть 2 статьи 161 УК РФ). Он был госпитализирован и скончался 19 июля. Заключенные, по информации СКР, считают, что смерть Лазько наступила в результате превышения полномочий сотрудников колонии. Этой версии также придерживается правозащитница, член Общественной наблюдательной комиссии республики по общественному контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания Альмира Жукова. Вчера она рассказала „Ъ”, что 9 июля, когда она посещала колонию, несколько осужденных передали ей жалобы «на плохие условия содержания и лечения». А в ходе следующего посещения 11 июля, по словам госпожи Жуковой, она заметила, что к авторам жалоб «были применены грубые физические меры», в результате чего «все ноги у них были синие, кожа на ягодицах порвана». «Среди побитых был и Лазько»,— уточнила она.

Что происходило в колонии в течение следующей недели, пока неизвестно. 17 июля Сергея Лазько, которого в колонии характеризуют как «злостного нарушителя дисциплины», попытались подвернуть «регулярному обыску» сотрудники администрации, рассказал „Ъ” руководитель пресс-службы ГУФСИН Ильшат Бикбулатов. В управлении признают, что «когда осужденный начал резко возражать, к нему была применена физическая сила путем загиба рук, а также спецсредства — ручные браслеты и резиновая палка». «Когда он успокоился,— сообщил господин Бикбулатов,— с него сняли наручники, и он оставался в своей камере». Однако 19 июля Сергей Лазько «почувствовал себя плохо и был госпитализирован в ГКБ». Экспертиза установила, что причиной смерти «стала гипертоническая болезнь сердца, о которой администрации колонии ранее не было известно», сказал представитель ГУФСИН. В управлении настаивают, что «повреждения, полученные осужденным при применении спецсредств, были расценены как не причинившие вреда здоровью», само же применение спецсредств признала законным прокуратура. Старший помощник прокурора республики Гузель Масагутова подтвердила „Ъ”, что дубинки применялись законно, так как «осужденный не повиновался сотрудникам администрации».

В ГУФСИН рассчитывают, что аналогичные выводы сделает по итогам проверки и следствие. Смерть заключенного стала «роковым стечением обстоятельств», а последовавшая за этим протестная акция осужденных являлась «попыткой ослабить режимные требования в колонии», отметил Ильшат Бикбулатов. «Раны, которые нанесли себе осужденные, были поверхностные, и не могли привести к их смерти, никакого вреда своему здоровью они не нанесли»,— указывает представитель ГУФСИН на несерьезность намерений участников акции. Следствие также указывает, что все порезавшие себе руки осужденные «характеризовались отрицательно». «Двое из них отбывают наказание за убийство, двое за сбыт наркотиков, один за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества»,— уточнила старший помощник руководителя регионального СКР Светлана Абрамова.

Уфимский адвокат Ильшат Халиков в то же время полагает, что, «учитывая большой общественный резонанс, который получил инцидент, можно рассчитывать на объективное расследование». «По всей видимости, СКР попытается установить причинно-следственную связь между применением спецмер в отношении осужденного и обострением его болезни, и это может стать основанием для возбуждения уголовного дела»,— полагает он.

Наталья Федорова


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя