Коротко


Подробно

Братство "Кольца"

Синтез искусств на Мюнхенском оперном фестивале

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Фестиваль опера

В Баварской опере тетралогию "Кольцо нибелунга" в постановке Андреаса Кригенбурга дают целиком во второй раз — и в последний, до юбилейного 2013 года. Это центральное событие Мюнхенского оперного фестиваля, которому сопутствует несколько проектов, охватывающих вагнеровскую оперу все новыми кольцами смежных искусств. С места событий — ОЛЬГА МАНУЛКИНА.


Сцену заполняют юноши и девушки в белом. Вскоре они скинут одежды, создавая иллюзию обнаженных тел, и обмакнут ладони в синюю краску, чтобы через несколько мгновений превратиться в волны Рейна. Кент Нагано дает старт музыкальному течению — и тут пожилой господин в смокинге рядом со мной опускает глаза, не в силах соединить картину на сцене со знаменитым бесконечным ми-бемоль-мажорным трезвучием, из которого рождается "Золото Рейна" и вся тетралогия. Он пересиливает себя к моменту вступления русалок.

На следующий день третий акт "Валькирии" начинается не с "Полета", а с балета валькирий. Нет, пишет один из рецензентов в сети, это не валькирии — это табун лошадей. Но это и те и другие: и сами воинственные девы, кентаврихи, носящиеся по полям сражений, и их кони, подробно описанные Вагнером в либретто и ремарках. Танцовщицы в блестящих мини и гадах на протяжении всей последующей сцены будут встряхивать длинными гривами на заднем плане, но вначале они взлетают в воздух в прыжке и с яростной энергией вытаптывают сцену. Однако же танцуют они не под музыку Вагнера, что очень верно, они как бы нащупывают ритмическую формулу "Полета", который вот-вот начнется. Но публика не желает ждать: "бу!" раздаются через тридцать секунд — и тут же "браво!", "остановитесь!", "браво!", "довольно!", "браво!".

В "Кольце" Андреаса Кригенбурга роль живых декораций, и не только эту роль, играют миманс и танцовщики — задействовано около сотни актеров, хореограф Цента Хертер уже много лет является важнейшим членом команды Кригенбурга. Пластическое решение дает "Кольцу" ту составляющую, которую Вагнер в своем Gesamtkunstwerk, кажется, совсем упустил.

Телесная история продолжается за стенами театра. Мюнхенский оперный фестиваль открылся 23 июня инсталляцией Спенсера Туника "Кольцо". Около 1,7 тыс. участников собрались в центре города в три часа утра, разделись, выкрасили свои тела красной и золотой краской, в 5:15, перед восходом солнца, проект стартовал на Людвигштрассе и продолжился в нескольких точках города, живое кольцо возникло на площади перед оперным театром.

На выходе из театра после спектаклей слушателей оглушает грохот: начинается видеоинсталляция Денниса Рудольфа, на секунду заставляющая поверить, что зданию оперы пришел конец: обваливается крыша, пламя взбирается по колоннам, они крошатся и осыпаются — гибель Валгаллы, но, кроме того, высокотехнологичная отсылка к утопическому плану Вагнера, по которому временный (каким и планировался Байрейт) театр после исполнения "Кольца" (и мировой революции) должен быть разрушен.

Но и это еще не все. В фойе второго яруса Баварской оперы на мраморном постаменте-надгробии лежит меч, на нем выбито слово "Nothing", а не "Nothung", как должно быть. Это объект Кастеллуччи. Вы протягиваете руку к мечу. "Осторожно, обожжетесь",— предупреждает служитель. Даже на расстоянии меч излучает тепло. Еще одна инсталляция — реальные обломки громадного камня на площади, еще одна деталь — панно с рогатыми и хвостатыми чудищами поверх мозаичного фронтона оперы.

На случай если эта история кажется слишком немецкой, фестиваль включает проект, который затрагивает самую больную тему: израильский хореограф Саар Магал готовит к 27 июля перформанс "Hacking Wagner" — он будет показан в Haus der Kunst, воздвигнутом нацистами в 1930-е годы. Внучка переживших холокост Магал считает, что израильское общество созрело для дискуссии о цензуре в отношении музыки Вагнера.

Цепь из разнообразных "колец" запустили в жизнь интендант Баварской оперы Николаус Бахлер и команда драматургов театра. Все это помимо четырех томов буклета и фундаментального вагнеровского выпуска журнала "Макс Иосиф", издаваемого Баварской оперой и получившего звание лучшего журнала 2012 года в Германии. В Мюнхене легко уверовать в то, что наиважнейшим искусством сегодня является опера — опера Вагнера.

Комментарии