Коротко


Подробно

Город, выбирающий себя

Дмитрий Орешкин: получат ли калининградцы честно избранного мэра

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Стартовала кампания по выборам мэра Калининграда. Эти выборы многое скажут и о состоянии нашей избирательной системы, и об умах и настроениях граждан, живущих в самом западном анклаве страны


Дмитрий Орешкин


Выборы чем хороши? Вовсе не результатом, который в России был непредсказуем лишь лет 10 из последних 100. И не интригой. А тем, что отражают рейтинг самоуважения граждан и территорий. Своего рода зеркало. Да, кривоватое. Как раз о степени кривизны и речь.

Если на выборах президента РФ в Чечне выходит 99,8 процента — вопросов нет. Чечня же! Вежливо обходим стороной. На другом конце шкалы Москва (47 процентов) и Калининградская область (52,6 процента). Чувствуете, как отражается социокультурная география? В стране есть своя условная "Азия" и своя условная "Европа". Не случайно лечить болезненно-европеизированную Москву предлагалось переливанием здоровой народной крови с "Уралвагонзавода". Если всмотреться в электоральные отражения пристальней, увидим, что в Калининграде официальный результат был как в Москве — 47 процентов. Областной показатель перетянули через 50 процентов исключительно за счет местной глубинки и воинских частей.

Любой власти наводить порядок в Калининграде следует осторожно. Уже пробовали. Оказалось себе дороже. Крутой губернатор Боос исчез, на его месте появился более сдержанный Цуканов. Наверно, поэтому и голоса в Калининграде считают осторожнее, чем на Северном Кавказе. И получают результат в два раза меньше. 14 октября в Калининграде состоятся выборы мэра. Руководство волнуется: небось, не Хасавюрт.

Страна Россия очень разнообразна. А многим хотелось бы ее видеть одинаковой, что по-человечески понятно. То есть одинаково податливой простым методам управления. Примерно как на Кавказе. Но разнообразие сопротивляется. И здесь принципиальная развилка: либо самой власти меняться и приспосабливаться к требованиям усложняющегося общества; либо, наоборот, общество обстругивать и укорачивать, чтобы вписалось в удобный стандарт.

Так вот, в Калининградской области последние год-два по необходимости применялась в основном первая модель. А в Чечне и некоторых прочих республиках — в основном вторая. Сейчас мы приблизились к точке перелома. Если и дальше так жить, то страна будет испытывать растущее напряжение на разрыв. Не столько со стороны Северного Кавказа (о чем мы привыкли думать с 90-х годов), а, наоборот, со стороны Калининграда, Москвы и Питера. Которым как-то душновато и тесновато становится под грузом ценностей "Уралвагонзавода" и Хасавюрта.

А как быть федеральному начальству, тоже разорваться? Объективно сложная политическая задача, если понимать, что вертикаль — день вчерашний. Калининград — одна из тестовых точек. Удастся здесь сработать по-старому — следующей будет Москва, где в 2014 году выборы Мосгордумы, а в 2015-м — мэра.

Напуганная нарастанием митингов-забастовок в 2009-2010 годах, калининградская власть после неудачных попыток демонстрировать жесткость была вынуждена пойти на компромисс. Организаторов и участников митингов винтила полиция, но — вот на что следовало бы обратить внимание — потом оправдывали в судах. Местные СМИ отказывались выполнять указания администрации, у них в эфире несколько раз выступал организатор протестных акций Константин Дорошок. Избирательные комиссии честно считали голоса — за отдельными исключениями, само собой.

Это и называется — сопротивление социокультурной среды. Странно! Но где и возможно, как не в Калининграде, где трудно отыскать человека, хотя бы раз не побывавшего в "большой Европе". Им не надо ничего особенно объяснять — они все сами видели. Понимают, что судья должен честно судить, журналист честно писать, а член избирательной комиссии честно считать голоса.

Тогда все будет в порядке. Московское начальство (в то время зампред Госдумы, член ЕР Владимир Пехтин) для начала заявит, что все акции протеста проплачены из-за рубежа. А потом (в калининградском случае это был общенациональный лидер ЕР) Владимир Путин скажет, что областному руководству следует грамотно работать с людьми, признавать ошибки и вовремя их исправлять...

Конкретно на выборах 4 марта Калининград выглядел весьма достойно. Наблюдателей с участков не выгоняли. Копии первичных протоколов на руки волонтерам выдавали удивительно легко и столько, сколько требовалось, без видимых нарушений. Перед вводом в ГАС "Выборы" данные не исправляли. Среди 28 отчетов, представленных на сайте Лиги избирателей www.svodnyprotokol.ru, нет ни одного, где были бы зафиксированы значимые расхождения первичных протоколов с официальными данными.

Более того, почти нет привычных для других регионов (включая Москву) косвенных признаков: голосование на дому, за отдельными исключениями, не более 2 процентов. Досрочное голосование — почти всегда ноль. По открепительным талонам тоже немного. Сообщений о списках с так называемых производств непрерывного производственного цикла практически нет.

То есть считали честно. Значит, все-таки можем!

Хотя как посмотреть. В среднем на дому голосуют 10-20 избирателей с каждого участка. Редко более 30. Обычно 1-2 процента от общего числа. Но вот, например, на участке N 297 в Центральной ТИК Калининграда на дому проголосовал сразу 131 избиратель. В 4-5 раз больше, чем у соседей. И протокол почему-то составлен 6 марта — на сутки позже других.

Ну и что? Да, собственно, ничего. В жизни всякое бывает. Но поскольку не Чечня все-таки, коллеги все понимают. Это и называется: социокультурный фон. Самое интересное, что все равно участок N 297 показал результат лишь 46 процентов. Без голосования на дому получилось бы 40-42 процента. Так стоило ли?

То ли дело в Тамбовской области, где дома проголосовали целых 20 процентов граждан. История поучительна тем, что молодого и подающего большие надежды главу облизбиркома Тамбовской области, который сумел так здорово все организовать, в июле перебрасывают на руководство избирательной комиссией Санкт-Петербурга.

В некотором смысле тоже десант с "Уралвагонзавода". Из электорального Питера попытаются сделать электоральный Тамбов. С целью оздоровления общественно-политической атмосферы и повышения надоев.

Исключительно с этой же точки зрения для "большой России" интересны выборы городского главы Калининграда. Вообще говоря, исключительно частное дело горожан, их прессы, их судов и избирательных комиссий. Но в Москве переживают: слабое звено.

Нынешний мэр Александр Ярошук и новый губернатор Николай Цуканов, понятное дело, конфликтуют. Хотя оба члены политической партии "Единая Россия". Конфликт чисто объективный. Так устроена жизнь, что люди, экономика и налоговая база концентрируются в городах. Особенно — в региональных центрах. Города, вполне естественно, хотят оставить в своем бюджете больше денег. Поскольку они их произвели. А губернатор-то наоборот, хочет у городов побольше забрать и размазать по всей областной территории. Раз есть что делить, значит, есть почва для конфликта.

Отсюда понятно: губернатору как человеку вертикали в местной столице нужен мэр потише и попослушней. Так что борьба будет ничуть не партийной, а чисто системной. Один слой региональной элиты схлестнется с другим. И нечего по этому случаю лицемерить в большевистском стиле: мол, буржуазная демократия — это такая штука, которая позволяет трудящимся раз в несколько лет решать, кто именно из враждебного класса будет их угнетать.

В альтернативных политических моделях мнением трудящихся вообще не особо интересуются: проголосовал единогласно и вали отсюда. Считать партийную номенклатуру выразителем интересов рабочих и крестьян — не меньшая натяжка, чем считать мэра, губернатора или президента отцом родным, кормильцем и заступником. Суть дела в одном: голоса считают честно или как всегда?

Если честно — не так уж важно, кто конкретно победит. Потому что честные выборы означают, что достаточно честно (в смысле независимо) работают суд, пресса и политические партии. Так или иначе, развернуть свою начальническую психологию на все 120 процентов они победителю не позволят.

А вот если выборы нечестные — тогда беда.

Пока в Калининграде прошло целых четыре цикла внутрипартийного отбора лучших кандидатов. То, что "Единая Россия" назвала красивым русским словом "праймериз". Понятно, с большим преимуществом победил действующий мэр Ярошук. А вот кто ему станет соперником — неясно. Как и то, какие ресурсы ему за собой удастся объединить. Партийные метки здесь дело последнее. Когда речь об интересах бюрократии и бизнеса, люди готовы ради победы или укрепления своих позиций натянуть майку любой команды с любой надписью. Так что очень даже может быть, что главным оппонентом мэру-единороссу станет кто-нибудь из левых (коммунист, например). Но при этом за его спиной будет стоять и беспартийный бизнес, и команда партийных бюрократов из той же "Единой России", которым надо во что бы то ни стало валить Ярошука...

Все это нормально. Но главное: удастся ли Калининградской области сохранить ту самостоятельность и чувство собственного достоинства, которые она завоевала два года назад? Это очень важно для всей остальной России — как пример для подражания. Будут честные выборы — будет и инструмент для будущего исправления возможных кадровых ошибок.

А нет — так и суда нет. Живи как в Узбекистане. Многим нравится.

Я думаю, попытка все проделать по-старому состоится. Но не удастся. Город свой интерес понимает и умеет его отстаивать, не обращая внимания на партийные бренды и пафосную риторику. Убрать пошлины на ввоз автомобилей, снизить налоги, облегчить визовый режим, остановить рост тарифов и цены на бензин — повестка дня абсолютно аполитичная. Политической ее делает механизм реализации. Если Москва навстречу не пойдет — получит рост антимосковских настроений. Так что лучше слишком не гопничать и на город Иммануила Канта с растопыренными пальцами не наезжать.

Комментарии