Коротко


Подробно

Добрый венчур

с Дмитрием Репиным и Анной Чеботаревой

от

Свежие сделки венчурной индустрии и новости инновационных компаний, а также комментарии экспертов и партнеров крупнейших венчурных фондов в еженедельной передаче "Добрый венчур".


А.Ч.: Сегодня мы узнаем, почему технологические гиганты проявляют интерес к медицинским технологиям, обсудим последние новинки игровой индустрии и узнаем, как евангелисты бутстрэппинга привлекли раунд в $100 млн. Вот, с евангелистов и предлагаю начать. GitHub, один из самых активных проповедников бутстрэппинга для стартапов, привлек $100 млн венчурных денег от Andreessen Horowitz.

Досье.

GitHub – сервис для хостинга проектов и их совместной поэтапной разработки. Основан в 2008 году в Калифорнии Томом Престоном-Вернером, Крисом Ванстрасом и PJ Хиеттом. С помощью GitHub можно делить процесс разработки на задачи, распределять из между различными исполнителями и контролировать итерации.

А.Ч.: Надо сказать, что в GitHub работает около ста человек. Получается, что ребята привлекли по одному миллиону где-то на каждого и заставили тем самым усомниться тех молодых предпринимателей, кто так сильно верил в силу и необходимость бутстрэппинга.

Д.Р.: Я думаю, надо напомнить все-таки, что такое бутстрэппинг. Это способ развития компании, когда ты не привлекаешь внешних инвестиций и все делаешь исключительно на свои ресурсы и деньги, которые ты получаешь от клиентов, что не очень типично для Кремниевой долины, где почти все развивается на инвестиционные деньги.

А.Ч.: Действительно, принято считать, что много денег в самом начале пути для стартапа может быть просто губительным и похоронить этот проект в самом начале, во многом за счет сильного влияния щедрого инвестора.

Д.Р.: Я думаю, трудно говорить, что GitHub в самом начале. Все-таки они уже работают пять лет, у них примерно 1,7 млн клиентов, которые развивают на сервисе больше трех миллионов софтверных проектов.

А.Ч.: Надо отметить, что для Andreessen Horowitz это тоже новинка. Они впервые инвестируют на раунде A такую значительную сумму.

Д.Р.: Учитывая, что они недавно собрали новый фонд — третий свой фонд — размером $1,5 млрд, это, в общем, внушительная часть своего портфеля. Я думаю, что мы попробуем позвонить Андрею Казакову из Foresight Ventures. Андрей сам в прошлом программист, хорошо разбирается и в IT, и в инвестициях. Попробуем узнать, что он думает по поводу этой сделки.

У нас в эфире Андрей Казаков – управляющий партнер фонда Foresight Ventures. Андрей, приветствую! У нас вопросы по совсем недавней сделке Andreessen Horowitz, который инвестировал $100 млн в компанию GitHub. Причем эти 100 млн – это первый раунд финансирования. Как вы думаете, насколько это необычно для Andreessen Horowitz, такая сделка?

А.К.: Andreessen Horowitz инвестирует, наверное, в лидеров каждого рынка. И касаясь GitHub, они имеют сильные именно доменные экспертизы, которые помогут в развитии компании. Бен Хоровиц и Марк Андрессен, они сделали такие компании как Loud Cloud, Opsware. И, в принципе, это такие достаточно сильные enterprise компании, они хорошо понимают, как этот рынок работает. А следующая ветвь развития GitHub – это как раз продажи именно с большой enterprise компанией.

Д.Р.: А вот с точки зрения самой компании? GitHub все время позиционировала себя как такой именно бутстрэппинг. Мы видим и знаем другие похожие компании, типа 37signals. Это просто отход в сторону, или не отход, а развитие в сторону enterprise, то есть, не "предача" идеалов бутстрэппинга?

А.К.: Как мне кажется, своими силами они просто не смогут достичь тех результатов, которых смогут достичь с Andreessen Horowitz. Как раз эта команда очень хорошо понимает их целевого потребителя в будущем. При этом у них модель достаточно агрессивная. Если посмотреть на пользовательскую базу, там где-то 1,7 млн пользователей, при этом они закрыли фандинг по оценке 750 млн. Понятно, что долина, долина достаточно такая bubblish. Но, все равно, эти плюсы надо чем-то подкреплять.

Д.Р.: Последний вопрос по поводу дальнейшей судьбы GitHub. Как вы думаете, какой может быть выход в этой истории, в частности, для Andreessen Horowitz?

А.К.: Например, можно продать это все IBM или какому-то такому игроку. Или самым крупным, потому что они уже достаточно большие.

Д.Р.: Понятно, то есть, либо IPO, либо какой-то понятный большой игрок.

А.К.: Да. Хотя, мне кажется, больше понятный большой игрок. Потому что приятнее делать IPO для компаний, которые по своему бизнесу просто понимаются потребителем. GitHub, наверное, тяжело. Людям проще понять, что такое Facebook, нежели разобраться в том, что такое GitHub.

Д.Р.: Понятно. Андрей, спасибо большое. Напомню, у нас в эфире был управляющий партнер фонда Foresight Ventures Андрей Казаков.

Д.Р.: Значит, я думаю, основатели GitHub с удовольствием смотрят в будущее, и продажа IBM или кому-то похожему будет хорошим вариантом развития событий как для основателей, так и для инвесторов. Но основателя и CEO компании GitHub Тома Престона-Вернера волнует не только перспектива выхода, но и обслуживание существующих клиентов, а это большое число людей, которые делают проекты в области open source — бесплатные некоммерческие софтверные проекты. И довольно важно, кто явился инвестором в компании GitHub, потому что, по слухам, довольно много из венчурных фондов Кремниевой долины хотели бы вложиться в эту компанию.

А.Ч.: А именно ребята из GitHub увидели своего парня в Марке Андрессене, прочитав его статью под названием "Why software is eating the world?" ("Почему софтверные технологии пожирают мир?").

Д.Р.: Напомню, что Марк Андрессен – это человек, который, собственно, придумал Netscape, был основателем и генеральным директором этой компании. И, наверное, здесь можно упомянуть и о философии фонда Andreessen Horowitz. В своем блоге Бен Хоровиц пишет, что они стараются инвестировать только в те компании, которые управляются основателями. То есть, не наемными генеральными директорами, а именно теми, кто сделал компанию с нуля и ведет ее к какому-то такому масштабному и серьезному будущему. Они приводят целый ряд примеров — от Стива Джобса до каких-то других основателей компаний, которые, на их взгляд, гораздо успешнее, чем наемный генеральный директор.

А.Ч.: Я надеюсь, что $100 млн для GitHub не станет таким расхолаживающим фактором для молодых предпринимателей. Мы видим еще много новых компаний, поднятых на собственные деньги.

А.Ч.: Ouya – это не неприличная завуалированная фраза, а название новой игровой консоли, которая получила финансирование через AngelList. Ouya будет работать на Android. И по сути это игровая приставка, которую можно будет подключить к телевизору, стоить она будет всего $99. Кроме того, все игры для Ouya будут абсолютно бесплатными. Получается, что консоль Ouya сделана, чтобы быть взломанной. По заверениям самих разработчиков, каждый при покупке может получить CD key для разработки и возможности изменять внутреннюю начинку Ouya — как программную, так и аппаратную. Но все это звучит, конечно, захватывающе и интересно. Однако есть один вопрос: где деньги? Как заработать на консоли, где все игры будут бесплатными? Почему бизнес-ангелы и венчурные инвесторы заинтересовались этой историей?

Д.Р.: Вообще, у меня тоже возникают вопросы, потому что, если вспомнить историю с Xbox от Microsoft, то на первом Xbox Microsoft потерял $4 миллиарда. Там же потом только на второй версии, на Xbox 360, они начали зарабатывать деньги. Я думаю, тех нескольких миллионов долларов, которые собрали разработчики Ouya через AngelList, в общем, явно не хватит на то, чтобы сделать из этого полноценный массовый продукт.

А.Ч.: Но продукт Ouya может получиться хорошим, поскольку к разработке Ouya привлечены довольно хорошие дизайнеры. Среди них Ив Бехар — дизайнер OLPC - компании-производителя ноутбуков для детей из развивающихся стран; и Эд Фрай — бывший работник игрового подразделения Microsoft.

Д.Р.: Хорошие специалисты, это всегда, конечно, плюс в любой разработческой истории. Надо просто напомнить, что проект One Laptop Per Child, то есть лэптоп для каждого ребенка, он, в общем, так не взлетел как предполагалось. Все-таки 200-долларовый лэптоп не стал бестселлером в развивающихся странах. Вопрос в том, начнет ли Ouya какой-то новый тренд в игровых приставках. И здесь мы постараемся получить комментарии у представителей компании Microsoft.

С нами на связи Андрей Крючков – руководитель направления игровых продуктов Microsoft Россия. Андрей, скажите, пожалуйста, а какие модели реализации вообще могут быть использованы в игровых сетях типа Xbox LIVE, если сами игры часто вообще бесплатны для скачивания.

А.К.: Есть определенное количество игр, которые бесплатные для игроков. Это не только касаемо приставки Xbox 360, но и вообще есть такой тренд, который называется Free to Play game, то есть игра, бесплатная для собственно игры. Такой наиболее известной игрой является игра Microsoft Flight – это такой симулятор полетов самолетов. Соответственно, вы ее может скачать бесплатно, начать летать на самолете бесплатно, но если вы хотите купить какой-то дополнительный самолет, вам приходится платить какие-то деньги, если вы хотите купить дополнительную локацию, карту, какой-то новый остров, на который вы можете садиться, или какой-то аэродром, где вы будете пилотировать – это уже стоит денег. Соответственно, в Xbox LIVE есть такого рода игры, где вы можете брать несколько уровней бесплатно, а дополнительные уровни вы покупаете.

А.Р.: И какие тренды сейчас вы видите в отрасли игровых приставок?

А.К.: Я думаю, что рынка три на сегодняшний момент. Так же, как у вас три экрана, с которыми вы работаете – экран мобильного устройства, телефона; это экран компьютера, с которым вы работаете, ноутбука; это экран телевизора, который у вас стоит дома. Вы можете играть на большом телевизоре большую крутую игру, дальше взять с собой небольшое дополнение на мобильном телефоне и с помощью компьютера проверять статус своей игры.

Д.Р.: С нами на связи был Андрей Крючков – руководитель игрового направления компании Microsoft Россия. Нам не удалось, правда, узнать сумму сделки по финансированию приставки Ouya, но на прошлой неделе AngelList отрапортовал свою рекордную по размеру сделку – $7,9 млн, который поднял стартап под названием Rally. Давай, напомним нашим слушателям, что такое AngelList.

Досье

AngelList – американский интернет-сервис, основанный в 2010 году Навалом Равикантом и Бабаком Ниви. Сервис представляет собой социальную сеть для предпринимателей и инвесторов. Основная цель – налаживание связей между недавно созданными проектами и бизнес-ангелами. В 2011 году на AngelList зарегистрировалось более 500 проектов и 2,5 тыс. инвесторов. База данных и программный код сервиса были открыты для сторонних разработчиков. Сайт также заключил соглашение о партнерстве с известным британским бизнес-инкубатором.

А.Ч.: При этом $4,4 млн были подняты через ресурс AngelList, используя технологию краудфандинга — когда большое количество инвесторов могут вложиться в проект, зачастую инвестируя всего по $25 .

Д.Р.: При этом стоит отметить, что Rally – это стартап, который сам занимается краудфандингом. В данном случае получается такой краудфандинг в квадрате. Правда, в отличие от AngelList, Rally занимается краудфандингом в области общественных и благотворительных инициатив. В частности проект, связанный, например, с избирательной компанией Митта Ромни – кандидата в президенты США, или пареньком из Коста-Рики, который пытается собрать себе денег для того, чтобы учится в Корнелльском университете.

А.Ч.: Важно, что такой большой суммы $7,9 млн Rally, скорее всего, никогда не удалось бы привлечь, если бы не два основных инвестора, которые поручились фактически за этот проект.

Д.Р.: Конечно, когда один из ваших инвесторов Рид Хоффман — основатель LinkedIn, есть вероятность, что и множество мелких частных инвесторов придут к вам и будут финансировать ваш проект. Но я думаю, здесь все-таки важен масштаб и прецедент. Говоря про привлечение подобного раунда, основатели стартапа говорят, что они как будто прошли через такое маленькое IPO. Потому что, на самом деле, они рассказали о себе тысячам и тысячам инвесторов, многие из которых, в конце концов, вложили в них деньги и многие атрибуты IPO – такие, как некая маркетинговая кампания — тоже здесь в явном виде присутствовали.

А.Ч.: Основатель Rally Том Сэрес работал без продыху на протяжении восьми дней, провел 70 встреч и выбрал 18 инвесторов со всего мира.

Д.Р.: Комментируя эту сделку, Рид Хоффман сказал, что мир уже изменился, и прошли те времена, когда достаточно рассказать о своем стартапе кучке инвесторов в Кремниевой долине. Что он, несмотря на то, что является и поклонником и участником традиционной венчурной схемы, вполне приветствует такой вот краудфандинговый подход к финансированию своего стартапа.

А.Ч.: В третьей части программы предлагаю устроить блиц из трех новостей. Первая – Intel купил израильскую компанию IDesia Biometrics.

Досье.

IDesia Biometrics – израильская компания, созданная в 2004 году Дэниелом Ланже и Йосефом Гроссом. По состоянию на 2012 год в IDesia работает 14 человек. Технологии компании позволяют распознавать биодинамическую подпись человека — индивидуальный показатель, основанный на электрических импульсах сердца. По нему можно производить безошибочную идентификацию личности, а также измерять состояние работы кардиосистемы. Технологию IDesia Biometrics можно использовать и для медицинских целей, и для систем безопасности наравне с технологиями по распознаванию отпечатков пальца и сетчатки глаза.

А.Ч.: Точная сумма сделки не разглашается, однако в прошлых раундах финансирования IDesia успела привлечь уже 7 млн венчурных инвестиций от таких фондов, как Partec International и Aladdin Knowledge.

Д.Р.: Рискну предположить, что сумма сделки, по крайне мере, в несколько раз больше, чем сумма привлеченных инвестиций.

А.Ч.: Вообще интересно, почему основатели IDesia не смогли поднять необходимые суммы на локальном рынке в Израиле.

Д.Р.: На самом деле, некоторые российские фонды, например, как Bright Capital, идут на израильский рынок, говоря о том, что там действительно недостаток венчурного капитала, и они с удовольствием хотят воспользоваться теми возможностями, которые им предоставляет израильский стартап.

А.Ч.: Я думаю, что не только нехватка денег на локальном рынке подтолкнула компанию IDesia к привлечению иностранного инвестора. Дело, наверное, в технологии.

Д.Р.: Intel, вообще-то, глобальный инвестор. В Израиле у Intel довольно много и заводов по производству микрочипов, и, естественно, инвестиционные какие-то люди там находятся. Вопрос еще в том, что IDesia изменила свой фокус. Они сначала пытались сделать продукт, который бы ориентировался на государственный орган и на какие-то, может быть, аэропорты, или вопросы, связанные с безопасностью по распознаванию твоего уникального сигнала сердца. Но поняли, наверное, что это слишком долго и трудно, и переориентировались на потребительский рынок. И в этом как раз им наверняка может помочь Intel, который сам довольно сильно переориентируется из компании в области B2B — производителя чипов, в компанию ориентированную на потребителя.

А.Ч.: Действительно, Intel в последнее время проявляет повышенный интерес к медицинским технологиям.

Д.Р.: Пример с ультрабуками, когда Intel активно рекламирует новую категорию потребительского продукта – мощные маленькие портативные ноутбуки. При этом не являясь их непосредственным производителем.

А.Ч.: Теперь предлагаю поговорить о технологиях платежей в интернете. Стартап под названием Stripe привлек $20 млн в раунде B от полуинвесторов, среди которых General Catalyst, Sequoia, Peter Thiel и другие уважаемые инвесторы.

Д.Р.: Следует отметить, что и в предыдущем раунде, который тоже составил $20 млн, участвовали и другие основатели PayPal Макс Левчин и Элон Маск.

А.Ч.: Давай объясним, чем занимается стартап Stripe. Stripe делает очень простой интерфейс для приема платежей в онлайне. Клиенты Stripe отмечают, что сервис очень прост и легок в использовании.

Д.Р.: Как я понимаю, Stripe позволяет сторонним сайтам очень легко интегрироваться с платежными системами и брать деньги за любые сервисы и продукты в интернете. Наверное, важной характеристикой Stripe является и тот факт, что три из пяти бывших основателей компании PayPal стали инвесторами этого сервиса, несмотря на то, что он, в общем-то, является прямым конкурентом PayPal. Наверное, сервис действительно настолько прост и хорош, что можем ожидать от него некой революции в онлайн-платежах в интернете и того, что он станет таким драйвером и, может быть, лидером нового витка роста интернет-сервиса.

А.Ч.: Вообще примечательно, что в каждой программе мы тем или иным образом упоминаем про представителей так называемой "PayPal-мафии", среди которых Макс Левчин, Элон Маск и Питер Тиль.

Д.Р.: Действительно, они, похоже, чуть ли не самые активные инвесторы в интернете. И при этом достаточно эксцентричные — выбирают как раз те вещи, которые максимально быстро меняют интернет-индустрию.

А.Ч.: Эта неделя богата на покупки. Так в понедельник в блоге стартапа GoInstant было объявлено, что компания будет куплена лидером SaaS-рынка Salesforce. По данным сайта AllThingsD, сумма сделки составила $76 млн, что не так уж и плохо для компании, основанной в 2010 году.

Д.Р.: Как видишь, что GoInstant – это очень свежая компания, основанная всего лишь в 2010 году, и, в общем-то, предлагающая довольно простой сервис. Тем более, что продукт, или сервис компании, достаточно прост. Это так называемый кобраузинг, то есть возможность для людей, находящихся в разных местах, находиться в одном и том же окошке браузера и совместно делать одни и те же операции. Например, искать что-то в интернете или кликать на одни и те же кнопочки или ссылки.

А.Ч.: И зачем же Salesforce заплатил $76 млн ребятам, которые умеют кобраузить?

Д.Р.: Salesforce же почти все свои продукты предлагает через браузер – это лидер SaaS-рынка. Поэтому, наверное, чтобы объяснить своим бестолковым клиентам о том, на какую кнопочку нажимать, какую менюшку выбирать, им и нужен какой-то простой сервис, позволяющий людям, работающим в поддержке Salesforce, более эффективно работать со своими клиентами. Как видно, эта неделя была богата на сделки по всему миру, но не в России. Надеемся, что к следующей программе мы узнаем о новых венчурных сделках на российском рынке.

А.Ч.: Напоминаем, что, если вы согласны или не согласны с нашим мнением или с мнением наших экспертов, вы можете оставлять свои комментарии на нашей странице в Facebook .


Комментарии
Профиль пользователя