Коротко

Новости

Подробно

"Российские коллеги наконец поняли, что их кто-то облапошил"

Вице-премьер Молдавии о решении проблемы газового долга перед Москвой

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Долг Молдавии за российский газ, образовавшийся из-за хронических неплатежей неконтролируемого Кишиневом Приднестровья, достиг $3,5 млрд. В молдавском правительстве считают, что решить проблему можно. Курирующий энергетику вице-премьер Молдавии ВАЛЕРИУ ЛАЗЭР рассказал корреспондентам "Ъ" ВЛАДИМИРУ СОЛОВЬЕВУ и НАТАЛЬЕ МЕЛЬНИК, как это сделать.


— Вы назвали газовый долг бомбой. Когда она рванет?

— Мы, как осторожные саперы, пытаемся обезвредить эту бомбу. У меня есть ощущение, что реальную ситуацию оценили не только в Кишиневе, но и в Москве. Я почувствовал смену настроений там. В разговоре с очень высокопоставленными российскими коллегами нам было сказано: "Мы не понимаем, чего мы там, в Приднестровье, достигли". Ясно лишь то, что стоило это России $3,5 млрд. Этим уже Счетная палата РФ интересуется. В "Газпроме" давно нервничают.

Существует наработанный механизм действий, когда какой-то потребитель не платит за газ. Тот, кто не рассчитывается, отключается от газоснабжения. Но в случае с Приднестровьем у "Молдовагаза" нет возможности это сделать.

— В Приднестровье никто себе не позволяет не платить "Тираспольтрансгазу".

— Именно. Ведь если откуда-то ушли $3,5 млрд, они куда-то пришли. "Молдовагаз" ограничен в возможности разобраться с дебитором, "Тираспольтрансгазом", в силу объективных причин — не экономических. Единственное, что оплачивает Тирасполь последние пять лет,— услуги по транзиту газа. Но это покрывает лишь 4% платежей. А где остальные 96%?

— И где же?

— Часть этих денег кроется в разнице тарифа. "Молдовагаз" покупает у России газ по $400 за тысячу кубов. К этой сумме на входе в Молдову добавляется $100 за дистрибуцию. В итоге средний тариф для потребителя составляет $500 за тысячу кубов. Однако для потребителей приднестровского региона установлены, по сути, внутрироссийские цены. Из-за этого образовывается дыра.

Кроме того, в Приднестровье два крупных экономических агента с российским капиталом: Молдавская ГРЭС и Молдавский металлургический завод в Рыбнице. Распоряжением приднестровской администрации им установили цену в $150-160 за тысячу кубов. Мы покупаем по $400, а для них тариф почти в три раза меньше. Но самое интересное — все эти деньги, и те, что платит население, и поступающие от предприятий, аккумулируются на спецсчете. И это бюджетообразующий счет приднестровского региона.

Есть желание у России этим заниматься? Ну и занимайтесь, а мы тут причем? Но нам говорят: "Молдова должна за газ". Государство Республика Молдова точно не должно. Есть долги "Молдовагаза" перед "Газпромом", на самом деле это долг "Тираспольтрансгаза". Я спрашиваю российских коллег: у вас в "Молдовагазе" доля больше, чем у нас, и это предприятие больше ваше, чем наше. Его судьба вам безразлична?

— И что отвечают в Москве?

— Пока молчат. Но даже влиятельные российские чиновники задаются вопросом: что выиграла Россия от того, что образовалась дыра в $3,5 млрд? Политически она ничего не получила. И Молдова ничего не получила. А "Газпром" и вовсе потерял. Но ведь кто-то от этого выиграл?

— Долг Приднестровья за российский газ эксперты называют политическим.

— Политический долг образовывается тогда, когда у кого-то есть политический интерес. У Молдовы в этом никакого интереса нет. Но у кого-то же он есть?

— У России?

— Логика меня заставляет думать в этом направлении.

— Но вы сами сказали, что ваши российские собеседники не понимают, что приобрела Россия от всей этой ситуации.

— Россия большая. Есть Кремль, есть Белый дом, есть штаб-квартира "Газпрома", есть другие важные структуры. Слава богу, что наши российские коллеги наконец поняли, что их кто-то облапошил. Кто-то их убедил, что там (в Приднестровье.— "Ъ") будут реализовываться какие-то политические интересы. Но к этому очень четко прилепились какие-то бизнес-интересы. Значит, за все должен платить тот, кто с этого что-то имел.

— Вы придумали, как из этой бомбы извлечь детонатор?

— С "Газпромом" у нас есть видение этой ситуации.

— Есть план решения проблемы долга?

— Не детальный. У нас сейчас две задачи. Первое — в рамках будущего контракта ("Молдовагаз" и "Газпром" работают над новым долгосрочным контрактом на поставки газа.— "Ъ") остановить процесс накопления долга путем выделения отдельных потребителей. Есть несколько потребителей газа, в том числе "Тираспольтрансгаз". Пусть он выходит на прямой контракт и рассчитывается напрямую с "Газпромом". В "Газпроме" к этому готовы. А дальше начинаем работать с долгом, очищать баланс "Молдовагаза".

— Даже если этот сценарий будет реализован, долг никуда не денется. Молдова его гасить не хочет и не может.

— А с какой стати?

— Что предлагаете? Россия должна понять и простить?

— Российское и молдавское право позволяет "Молдовагазу" переуступить долг. То есть "Молдовагаз" говорит: уважаемый "Газпром", я задолжал вам, а "Тираспольтрансгаз" мне. Требуйте теперь вы у них.

— В "Газпроме" согласны на такую схему?

— В мае на встрече российского и молдавского премьеров в Ашхабаде (во время заседания совета глав правительств стран СНГ.— "Ъ") прозвучала обнадеживающая мысль, которую высказал Дмитрий Медведев. Он сказал, что в Москве есть понимание того, что проблему надо решать и что у российской стороны открылись глаза на кое-какие вещи. По его словам, нашим странам нужно найти правильную юридическую и финансовую формулу, по которой мы будем выходить из этой ситуации. Для меня это очень положительный сигнал. Разобрались, где деньги, осталось их оттуда вытащить или простить. Как это юридически сделать — я особых проблем не вижу. Была бы воля.

Комментарии
Профиль пользователя