Коротко

Новости

Подробно

Слепой против скептиков

Татьяна Алешичева о фильме «Красные огни»

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 11

Новый фильм испанского умельца Родриго Кортеса после успешного клаустрофобического триллера с Райаном Рейнольдсом "Погребенный заживо" (2010) отрабатывает классический сюжет фильмов ужасов — "скептик против потусторонних сил". На этот сюжет снимают много и часто — вспомнить недавние, совсем свежие примеры не составит труда: взять хоть британский фильм "Экстрасенс" (2011) или американский независимый ужастик "Искатели могил" (2011), снятый в псевдодокументальной стилистике. Подобные фильмы, при всей разности стиля и содержания, обычно сводятся к одному нехитрому выводу: отбрось свою дедукцию, скептик, не будь высокомерен по отношению к непостижимым тайнам — или ты горько об этом пожалеешь, но будет поздно. И все-таки в развитии темы иногда попадаются разные занятные вариации, и фильм Кортеса — как раз такой случай.

В роли таких скептиков у Кортеса выступают двое ученых из университетского центра исследования паранормальных явлений — опытная ученая дама Маргарет Матесон (Сигурни Уивер) и ее верный ученик Том Бакли (Киллиан Мерфи). Маргарет разоблачила уже не один десяток жуликов — фальшивых медиумов, экстрасенсов и любителей столоверчения. Своим студентам она рассказывает на лекциях, как, например, в темноте во время спиритического сеанса даже одному человеку под силу запросто приподнять стол, чтобы возникло впечатление, будто он парит в воздухе, и раскрывает прочие фокусы такого сорта. А в лаборатории ее верного ассистента Тома на стене висит плакат, где вместо знаменитого кредо агента Малдера "Я хочу верить" написано "Я хочу понять".

На лекциях Том знакомится с въедливой студенткой Салли, задающей ему и Маргарет самые каверзные вопросы — эту роль сыграла необычайно талантливая Элизабет Олсен, младшая сестра двойняшек Мэри-Кейт и Эшли, заявившая о себе в 2011 году участием в независимой санденсовской драме "Марта Марси Мэй Марлен". Ее участие на подпевках в совсем незначительной партии, где она зачем-то пассивно маячит на заднем плане,— живой пример того, как талантливый дебютант прямо с разбега начинает размениваться на проходные роли. Поскольку Кортеса тут больше заботит собственно триллер и детективная интрига с налетом мистики, то любовная линия Тома и Салли намечена каким-то кривым пунктиром: вроде только познакомились, и тут же, в соседнем кадре,— уже давно живут вместе.

Но как бы то ни было, Салли легко вливается в дружную команду скептиков, когда Маргарет узнает из телерепортажа о гастролях самого ловкого и прожженного манипулятора Саймона Сильвера (Роберт Де Ниро) — единственного, кого ей не удалось подловить на жульничестве. Сильвер — слепой экстрасенс в демонических черных очках, который на своих сеансах оперирует больных голыми руками, гнет силой мысли железные ложки, заставляет струю воды изгибаться и демонстрирует чудеса левитации перед пораженной публикой, легко взмывая в воздух над сценой. Некогда карьера Сильвера прервалась в результате громкого скандала, но факт жульничества доказан не был, и вот теперь он триумфально возвращается в статусе могучего экстрасенса. Тому Бакли, конечно, не терпится потыкать в Сильвера своими хитрыми приборчиками и немедленно вывести на чистую воду, но Маргарет смертельно напугана: когда-то Сильвер продемонстрировал, что прекрасно осведомлен о ее сокровенных проблемах — находящемся в коме сыне, жизнь которого искусственно поддерживают медицинские аппараты. Потрясенная Маргарет отступает, но Том сдаваться не намерен, хотя вокруг него тоже начинает твориться черт знает что: взрываются электроприборы и сами собой разбиваются стекла в окне.

Университетский центр всесторонне исследует Сильвера, но опять безуспешно. Тогда Том решает использовать последний шанс и заявляется на его публичное выступление. Для Роберта Де Ниро подобные роли, по-видимому, являются очередным поводом развлечься и размять кости: на "сеансе черной магии с последующим разоблачением" он с удовольствием становится в позу Воланда, пришедшего в цирк посмотреть на москвичей, и замогильным голосом с подвываниями начинает укорять скептиков в том, что не слушали Галилея и сожгли Джордано Бруно. А Кортес до последнего водит зрителя за нос, заставляя гадать, настоящий тот волшебник или липовый, и в итоге сам выступает в роли фокусника, предъявляя финальный твист в стиле Найта Шьямалана.

В прокате с 19 июля

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя