Коротко

Новости

Подробно

История с хорошим балетом

Татьяна Кузнецова о «Коппелии» в Театре Станиславского и Немировича-Данченко

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 23

После нескольких сезонов ударного (и успешного — две "Золотые маски" подряд!) освоения хитов современной хореографии музтеатр Станиславского решил притормозить на пути прогресса и окунуться в мейнстрим. И хотя балеты Иржи Килиана, Начо Дуато, Джона Ноймайера и без того исправно наполняют зал и кассу, театр на сей раз выбрал совсем уж беспроигрышный вариант, охватывающий еще и неофитов, а также детскую аудиторию: "Коппелию" Лео Делиба в постановке Ролана Пети. Вообще-то, этот балет, рожденный в Парижской опере больше 140 лет назад, не ставил только ленивый — уж очень удачно сошлись в нем музыка, сюжет и танцы. Либретто по мотивам гофмановского "Песочного человека" написал автор первой постановки — плодовитый и талантливый балетмейстер Сен-Леон вместе с архивариусом Парижской оперы Нюитерром. Жизнелюбивые французы вытряхнули из первоисточника все зловещее и фантасмагорическое. Философская новелла превратилась в любовную комедию о том, как некая девица Сванильда, заметив, что ее жених заглядывается на красотку, сидящую у окна с книжкой, проникает в этот дом и обнаруживает, что разлучница — всего лишь заводная кукла, а ее "отец" — создатель кукол-автоматов, одержимый идеей их оживления. Бойкая девица переодевается в кукольное платье, дурачит мастера Коппелиуса и спасает своего жениха, которого тот споил в надежде извлечь из него душу и наделить ею свое творение. Кончается все, разумеется, свадьбой и обильными танцами. Ролан Пети взялся за этот сюжет в 1975-м. В то время "Коппелия" переживала очередной приступ популярности: ее ставили наперебой. В Парижской опере Пьер Лакотт предпринял реконструкцию исторического балета Сен-Леона, в котором танцевал еще ребенком. В Нью-Йорке Джордж Баланчин и его давняя возлюбленная Шурочка Данилова, ностальгируя по петроградской юности и спектаклю Петипа, поставили свой балет "под старину". В СССР свои, весьма академические версии сочинили Олег Виноградов (в ленинградском Малом оперном театре) и Алексей Чичинадзе (как раз в музтеатре Станиславского). Единственный, кто дал себе полную волю — это Ролан Пети: "вечный авантюрист", набивший руку на шоу-программах для Казино де Пари, устроил из "Коппелии" сущую оперетку с "разнузданным" (как было сказано в программке к премьере) канканом, который отплясывали Сванильда с Францем вместе со свадебным па-де-де. Хореографу перевалило тогда за 50, но его марсельская труппа состояла из жизнерадостных юнцов, так что шалили они вместе и напропалую. В "Коппелии" классические па, пуанты и пачки лишь дополняли веселье: юношеский флирт лился из всех щелей. Все девицы городка были влюблены в расквартированных вояк; те без устали завоевывали единственного противника — женщин, причем тактику осады игнорировали, брали штурмом. Единственным лирическим героем в галопирующем любовном угаре оказывался Коппелиус. Роль мастера, безнадежно влюбленного в Сванильду и создавшего себе куклу по ее образу и подобию, Ролан Пети придумал для себя. Ее кульминацией был "Танец с куклой", ставший хитом сразу после премьеры: Коппелиус вальсировал, фокстротил, сливался в страстном танго с поролоновым манекеном в человеческий рост, привязанным к его ногам своими податливыми конечностями. В финале отчаявшийся влюбленный, не в силах вынести развеселых плясок Сванильды и Франца, разбивает свою куклу — как несбывшуюся мечту. И, заключает программка, "голова Коппелии, имеющая портретное сходство со Сванильдой, катится по земле". "Коппелию" Ролана Пети в музтеатр Станиславского переносит Луиджи Бонино, постоянный ассистент мэтра. Выглядеть она будет как на французской премьере 1975 года. "Площадь в серо-голубых тонах, стоящие на ней дома растворяются в небесах. Военные мундиры и хорошенькие дамы в шуршащих платьях — все это создает обстановку, напоминающую фильмы Эрнста Любича",— так довольный Пети описывал работу сценографа Эцио Фриджерио и его жены, художницы по костюмам Франки Скуарчапино. Главные партии, как когда-то в Марселе, отданы молодежи: Сванильду танцуют Эрика Микиртичева и вывезенная из Петербурга юная Кристина Шапран. Роль Франца будут исполнять по очереди Семен Величко и Сергей Полунин — тот самый наделавший переполоху премьер Ковент-Гардена, который посреди сезона вдруг уволился из лондонской Королевской труппы, а теперь не менее неожиданно осел в московском "Стасике". На роль влюбленного Коппелиуса назначены Виктор Дик и Антон Домашев, чей отец тоже танцевал партию кукольника в этом же театре, причем как раз в тот год, когда Ролан Пети ставил свой веселый спектакль в Марселе.

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, 8 и 9 июля, 19.00

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя