Коротко


Подробно

Школа внесоюзного значения

Людмила Казарян о программе «Что вы знаете про эстонскую анимацию?»

Классические эстонские мультфильмы, хоть и сняты в Советском Союзе, на удивление несоветские. И несмотря на свой солидный возраст — а созданы они в 1950-1970-х годах,— до сих пор производят впечатление странных, "перевернутых", слегка безумных. Так, в "Городе мастеров медовых дел" (1983) Хейно Парса, увы, не вошедшем в репрезентативную ретроспективу ММКФ, пчелы внешне очеловечены, но живут по законам улья, поэтому на свадьбе пчелиная матка в белом платье окружена женихами-трутнями в смокингах. Предводительница пиратов из "Кровавого Джона" (1974) Эльберта Туганова — гибрид нечистой силы в женском образе и секс-бомбы.

Их странность не зависит от того, в каком жанре они созданы: сказка ("Северный дракон" Туганова,1959; "Снежная мельница" Парса, 1970), лирическая полусказка ("Последний трубочист" Туганова,1964; "Март и его хлеб" Парса, 1971), юмористическая ("Пешеходы", 1971, и "Упрямцы", 1966, Туганова) или сатирическая анимация ("Так точно!" Туганова,1963; "Сказка о Его Высочестве" Парса, 1974).

Впрочем, и зарождалась эстонская анимация причудливо. Ее отец-основатель Эльберт Туганов впервые соприкоснулся с мультипликацией в Берлине в 17-летнем возрасте: окончив гимназию, он с 1937 года работал на небольшой студии рисованных фильмов. Его биография могла бы стать и сюжетом для авантюрного романа, и основанием для расстрельной статьи. Сын осетина и эстонки, он родился в Баку, потому-то и фамилия его звучит непривычно для эстонца. Эстонские спортсмены, у которых он работал гидом на берлинской Олимпиаде 1936 года, приняли его за шпиона, не поверив, что простой берлинский гимназист может так хорошо говорить по-эстонски.

Вернувшись на родину, чтобы служить в эстонской армии, окончание Второй мировой войны он встретил солдатом уже Красной армии. Демобилизовавшись, он одиннадцать лет рисовал и снимал титры на Таллинской киностудии, а в 1958 году стал режиссером первого эстонского кукольного мультфильма "Сон маленького Пеэтера" по сказке датчанина Йенса Сигсгорда. В его создании принимали участие еще два известных впоследствии эстонских мультипликатора — 27-летний Рейн Раамат как художник и 33-летний Хейно Парс как ассистент оператора.

Так началась эстонская школа анимации, неоднократно завоевывавшая призы на международных и всесоюзных фестивалях. Формально оставаясь частью советской мультипликации — прославленный Раамат стажировался у не менее именитого Федора Хитрука,— она в то же время воспринималась как явление отдельное, стоящее особняком, более известное и изучаемое за пределами Советского Союза.

Во времена застоя рецепт победы из "Капитанской дочки" — "действовать не оборонительно и не наступательно, а подкупательно" — широко применялся на окраинах Советского Союза. Республики Прибалтики в качестве взятки получали не только лучшее снабжение, чем соседи, но и большую свободу, формальную и концептуальную, предоставленную людям искусства.

В Эстонии мультфильмы часто снимали или задумывали профессиональные художники, весьма далекие от социалистического реализма, которых в России причислили бы к злокозненным авангардистам. "Эмоциональное воздействие живописи на зрителя, чисто живописные ценности всегда представлялись мне чрезвычайно важными",— писал Раамат, создатель и руководитель отделения рисованных фильмов на студии "Таллинфильм", лауреат множества фестивалей и премий. Художник по образованию, к работе над мультфильмом "Большой Тылль" (1980) он привлек знаменитого Юри Аррака, а в мультфильме "Ад" (1983) оживил экспрессионистически-декадентскую графику Эдуарда Вийральта (1898-1954).

Вот и из пяти режиссеров, чьи фильмы представлены на ММКФ, трое — профессиональные художники. Помимо Раамата это Андо Кесккюла и Хейнц Валк. Кесккюла (1950-2008) — участник группы художников-авангардистов SOUP?69, один из создателей интерактивной видеоинсталляции "Дыхание" на Венецианской биеннале 1999 года. Валк (род. 1936) — известный карикатурист. Сняв всего по два мультфильма каждый — в ретроспективу включены "Зайчонок, который не хотел спать" (1975) Кесккюля и "Кто? Что? Где?" (1970) Валка,— они тем не менее сыграли важнейшую роль в развитии эстонской анимации.

Эти фильмы ускользали от любой одномерной, тем более идеологической, интерпретации. Так, в "Жар-птице" Раамата конфликт черно-белого мира черной кошки и многоцветного мира волшебной птицы можно трактовать и как антифашистскую метафору, и как протест против бесцветной уравниловки, и как порыв художника к свободе самовыражения, ну и само собой, как извечную борьбу добра и зла.

В последние годы эти некогда всеми любимые фильмы даже на родине демонстрируют очень редко. Видимо, поэтому в ретроспективу вошли только две ранние работы Раамата — "Жар-птица" и "Надоедливый музыкант и другие шутки-малютки" (1972). Остались за кадром и новаторские для своего времени работы Парса, например цикл об операторе Кыпсе, в котором режиссер смело вписывал кукольных героев в живую природу.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение