Коротко


Подробно

1937

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 12

Рубрику ведет Евгений Жирнов


Хроника событий 1937 года


11.06. Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР на закрытом заседании в Москве вынесло приговор по делу об "антисоветской троцкистской военной организации в Красной Армии". Восемь военачальников — М. Н. Тухачевский, А. И. Корк, И. Э. Якир, И. П. Уборевич, В. К. Путна, Р. П. Эйдеман, В. М. Примаков, Б. М. Фельдман — приговорены к высшей мере наказания.

11.06. Арестован замнаркома земледелия СССР Ф. А. Цылько. Расстрелян 26 октября.

11.06. Арестован начальник политотдела Амурской Краснознаменной военной флотилии дивизионный комиссар В. С. Винокуров. Расстрелян 22 августа 1938 года.

11.06. Арестован помощник начальника Артиллерийской академии РККА по политической части дивизионный комиссар Я. Ф. Генин. Умер во время следствия.

11.06. Арестован комендант Киевского укрепрайона комдив П. Е. Княгницкий. Расстрелян 9 сентября.

11.06. Арестован помощник начальника Разведупра РККА корпусной комиссар Л. Н. Мейер-Захаров. Расстрелян 10 августа.

11.06. Арестован управляющий трестом "Башнефть" С. М. Ганшин. Расстрелян 22 августа.

11.06. Арестован бывший генеральный секретарь Крестьянского Интернационала И. А. Теодорович.

13.06. Арестован зам. завотделом кадров секретариата исполкома Коминтерна М. Б. Черномордик. Расстрелян 14 сентября.

14.06. Арестован председатель Западного облисполкома А. Л. Шильман. Расстрелян 26 сентября.

14.06. Арестован начальник Военторга Забайкальского ВО бригадный комиссар Е. Б. Амалин. Расстрелян 11 октября.

15.06. Арестован бывший председатель Московского и Петроградского ЧК и начальник Иностранного отдела ОГПУ, председатель президиума Всесоюзной торговой палаты СССР С. А. Мессинг.

15.06. Арестован командир 3-го кавалерийского корпуса Белорусского ВО комдив Д. Ф. Сердич. Расстрелян 28 июля 1938 года.

16.06. Арестован начальник сектора обороны Госплана СССР бригинтендант С. О. Ботнер. Расстрелян 14 сентября.

16.06. Арестован полпред СССР в Испании Л. Я. Гайкис. Расстрелян 21 августа.

17.06. Арестован 1-й заместитель наркома здравоохранения РСФСР и главный санитарный врач В. А. Кангелари. Расстрелян 26 ноября.

17.06. Арестован первый секретарь Западного обкома ВКП(б) И. П. Румянцев. Расстрелян 30 октября.

Из воспоминаний маршала Советского Союза Г. К. Жукова


Советскому народу и партии пришлось тяжело поплатиться за беспринципную подозрительность политического руководства страны, во главе которого стоял И. В. Сталин. В вооруженных силах было арестовано большинство командующих войсками округов и флотов, членов Военных советов, командиров корпусов, командиров и комиссаров соединений и частей... В стране создалась жуткая обстановка. Никто никому не доверял, люди стали бояться друг друга, избегали встреч и каких-либо разговоров, а если нужно было — старались говорить в присутствии третьих лиц — свидетелей. Развернулась небывалая клеветническая эпидемия. Клеветали зачастую на кристально честных людей, а иногда на своих близких друзей. И все это делалось из-за страха быть заподозренным в нелояльности. И эта жуткая обстановка продолжала накаляться...

В 1937 году был арестован наш командир 3-го конного корпуса Данило Сердич как "враг народа"... Кто этому мог поверить из тех, кто хорошо знал Д. Сердича? Через пару недель после ареста комкора Д. Сердича я был вызван в город Минск в вагон командующего войсками округа. Явившись в вагон, я не застал там командующего войсками округа, обязанности которого в то время выполнял комкор В. М. Мулин. Через два месяца В. М. Мулин был арестован как "враг народа"... В вагоне меня принял только что назначенный член Военного совета округа Ф. И. Голиков (ныне Маршал Советского Союза). Он был назначен вместо арестованного члена Военного совета П. А. Смирнова, мужественного и талантливого военачальника.

Задав мне ряд вопросов биографического порядка, Ф. И. Голиков спросил, нет ли у меня кого-либо арестованных из числа родственников или друзей. Я ответил, что не знаю, так как не поддерживаю связи со своими многочисленными родственниками. Что касается близких родственников — матери и сестры, то они живут в настоящее время в деревне Стрелковка и работают в колхозе. Из знакомых и друзей — много арестованных.

"Кто именно?" — спросил Голиков. Я ответил...

"А с кем из них вы дружили?" — спросил Голиков. "Дружил с Рокоссовским и Данилой Сердичем... Дружил с комкором Косоговым и комдивом Верховским при совместной работе в Инспекции кавалерии. Я считал этих людей большими патриотами нашей Родины и честнейшими коммунистами",— ответил я...

Ф. И. Голиков резко встал с кресла и, покраснев до ушей, грубо сказал: "А не опасно ли будущему комкору восхвалять врагов народа?"

Я ответил, что я не знаю, за что их арестовали, думаю, что произошла какая-то ошибка. Я почувствовал, что Ф. И. Голиков сразу настроился на недоброжелательный тон, видимо, он остался неудовлетворенным моими ответами. Порывшись в своей объемистой папке, он достал бумагу и минут пять ее читал, а потом сказал: "Вот в донесении комиссара 3-го конного корпуса Юнга сообщается, что вы бываете до грубости резок в обращении с подчиненными командирами и политработниками и что иногда недооцениваете роль и значение политических работников. Верно ли это?" — "Верно, но не так, как пишет Юнг. Я бываю резок не со всеми, а только с теми, кто халатно выполняет порученное ему дело и безответственно несет свой долг службы. Что касается роли и значения политработников, то я не ценю тех, кто формально выполняет свой партийный долг"...

Дальнейший разговор был прерван приходом в вагон исполнявшего должность командующего войсками округа В. М. Мулина... После предварительной беседы В. М. Мулин сказал: "Военный совет округа предлагает назначить вас на должность командира 3-го конного корпуса. Как вы лично относитесь к этому предложению?" Я ответил, что готов выполнять любую работу, которая мне будет поручена...

Прошло не менее месяца после встречи, а решения из Москвы не поступало. Я считал, что Ф. И. Голиков, видимо, сообщил обо мне в Москву свое отрицательное мнение. А я, откровенно говоря, отчасти даже был доволен тем, что не получил назначения на высшую должность, так как тогда шла какая-то особо активная охота на высших командиров со стороны органов государственной безопасности. Не успеют выдвинуть человека на высшую должность, глядишь, а он уже взят под арест как "враг народа" и мается, бедняга, в подвалах НКВД...

Однако вскоре все же был получен приказ наркома обороны о назначении меня командиром 3-го конного корпуса.

Профиль пользователя