Коротко

Новости

Подробно

Профсоюзы — школа абсурдизма

"Кинотавр" приближается к концу

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Фестиваль кино

Вторая половина проходящего в Сочи 23-го открытого российского кинофестиваля обнаружила склонность основной конкурсной программы к социальной тематике, чаще преломляющейся в комическом ключе, чем в серьезном драматическом. Учитывая отсутствие явного фаворита, делать прогнозы относительно завтрашней церемонии закрытия ЛИДИЯ МАСЛОВА не рискует.


Отборочная комиссия "Кинотавра" оказалась верна заявленной в начале фестиваля широте взглядов — в основном конкурсе вполне уживаются фильмы совершенно разных "весовых категорий" и совсем разные подходы к кинематографу в принципе. Например, солидное, респектабельное, добротное кино мастеров старшего поколения представляет в кинотавровском конкурсе "Искупление" Александра Прошкина по одноименной повести Фридриха Горенштейна — жесткая психологическая драма, героиня которой пишет донос на родную мать из ревности к памяти отца, погибшего на фронте. К этому же традиционалистскому сегменту примыкают единственные дебютанты в конкурсе Александр Касаткин и Наталья Назарова, снявшие драму "Дочь" о жизни провинциального города, где орудует серийный убийца девочек-подростков. Социальные мотивы в этом фильме, где дети и подростки много пьют, курят и страдают от отсутствия боулинга, переплетаются с религиозными, однако в целом попытка подступиться к болезненным вопросам современной российской жизни и неразрешимым этическим проблемам производит довольно робкое впечатление и не проявляет ни малейшего поползновения авторов расширить границы общепринятого киноязыка.

Быть немного раскованней старается в фильме "День учителя" Сергей Мокрицкий, придающий оттенок фантасмагории жизни немного осатаневшего учителя литературы (Анатолий Кот). Несмотря на постоянные шумовые помехи со стороны соседей, которые то стучат, то включают музыку, он пытается на досуге сочинять детектив с участием своей утраченной возлюбленной (Ирина Рахманова), на которой ему не дала жениться мама (Светлана Немоляева). Учеников он пугает экстравагантными лекциями про "триумф метафоры" с использованием редких, не включенных в школьную программу есенинских стихов, а также с цитатами из Рембо, называвшего поэзию "галлюцинацией слов". Это позволяет оправдать и весь "День учителя" как своего рода галлюцинацию, которой, несмотря на то что учитель нередко ведет себя уродским образом, не чужд элемент стилистической красивости, особенно в фантазийных вставках, иллюстрирующих потихоньку выползающий из-под пера героя шпионский роман.

Сюрреалистический кинематограф, к которому тяготеет "День учителя", представляется сейчас менее перспективной ветвью развития кино, чем практикующий противоположный, в чем-то гиперреалистический подход фильм "Я тебя не люблю" Александра Расторгуева и Павла Костомарова. Это вторая часть дилогии о юных жителях Ростова-на-Дону, снятой необычным способом: авторы раздают видеокамеры понравившимся им наиболее харизматичным молодым людям, которые снимают свою повседневную жизнь. После этого, посмотрев отснятую хронику, режиссеры превращают документальное кино в игровое, предлагая героям доснять дополнительные сцены, которые складывались бы в более или менее связный сценарий. Предполагается, что в расторгуевско-костомаровском эксперименте будет и третья часть, хотя разделение на первый, второй и третий фильмы в данном случае так же условно, как разделение на документальное и игровое кино, и общий сценарий для всего проекта был написан одновременно, а потом уже фильм стал сам выстраивать свою структуру, распадаясь на несколько историй. "Я тебя не люблю" кажется проще и четче, чем "Я тебя люблю": здесь меньше основных персонажей, а точнее, весь ритм картины задает психофизика главной героини (Виктория Шевцова), которая выбирает между двумя парнями (Артем Сотников и Евгений Борисов). В прошлом году фильм "Я тебя люблю" производил более свежее и ошеломляющее впечатление — теперь уже примерно знаешь, чего ждать, и кажется, что предложенный авторами жанр не развивается и никуда не эволюционирует, хотя и за тем, как он топчется на прежнем месте, наблюдать все равно интересно.

Фото: ОРКФ "Кинотавр"

Еще более независимое, как художественно, так и финансово, кино представила в конкурсе "Кинотавра" профсоюзная трагикомедия "За Маркса..." Светланы Басковой, создательницы культового "Зеленого слоника" — снимавшиеся в нем Сергей Пахомов и Владимир Епифанцев на этот раз играют классовых врагов: лидера профсоюзного движения и хозяина завода. "За Маркса..." — менее маргинальный фильм, чем предыдущие работы Светланы Басковой, и чисто формально выглядит более простым и прямым высказыванием, но все равно взгляд режиссера на классовую борьбу не совсем традиционен и не всем понятен. Небольшой когнитивный диссонанс может возникнуть оттого, что фильм, посвященный конкретной, важной и серьезной проблеме организации профсоюзного сопротивления капиталистическому произволу, снят с явной иронией и остранением обеих воюющих сторон — и капиталиста, думающего только о том, как бы поплотнее завесить офис современным искусством, и пролетариев, которые в заводском киноклубе смотрят "Ветер с востока" Годара и "Комиссара" Аскольдова, цитируют Карамзина и Покровского, а Гоголя и Белинского и подавно знают наизусть. Отвечая на вопрос о названии "За Маркса...", один из продюсеров картины, Анатолий Осмоловский, объяснил, что это на самом деле тост. После фильма люди должны поднять бокалы, а потом взять "Капитал" и перечитать его, чтобы понять, насколько это актуальное и имеющее практическую ценность произведение: в фильме Светланы Басковой отчуждение по Марксу, помноженное на отчуждение по Брехту, дает в результате максимальное приближение к современной российской действительности с ее обострившимся до абсурда расколом на эксплуататоров и эксплуатируемых.

Комментарии
Профиль пользователя