Коротко

Новости

Подробно

Съемки без правил

"Скрытая перспектива" в театре "Современник"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера театр

В рамках фестиваля "Черешневый лес" в "Современнике" сыграли премьеру спектакля Евгения Арье "Скрытая перспектива", в котором Чулпан Хаматова выступила в роли фотографа, работающего в горячих точках. Спектакль о нравственных поисках американских журналистов посмотрела АЛЛА ШЕНДЕРОВА.


Пьесу неизвестного у нас американца Дональда Маргулиса "Современнику" предложил режиссер Евгений Арье — год назад он выпустил в этом театре спектакль "Враги. История любви", ставший обладателем спецприза "Золотой маски". Пьеса Маргулиса называется "Time stands still", где "still" означает не только остановку, но и "стоп-кадр". Русский вариант названия — "Когда время останавливается", данный переводчиком Василием Аркановым, показался режиссеру неточным, и свой спектакль он переименовал в "Скрытую перспективу", позаимствовав заголовок книги знаменитого военного фотографа Роберта Капы. Фотокор Сара (Чулпан Хаматова) — его сегодняшняя преемница, подорвавшаяся на мине (речь явно идет про Афганистан, однако страну не называют) и очнувшаяся в немецком госпитале, откуда Джеймс (Сергей Юшкевич) переправляет ее домой в Нью-Йорк.

Спектакль начинается с того, что из-под наклонного занавеса, сконструированного художником Семеном Пастухом из мутных стекол, доносятся сдавленные голоса и пыхтение — это Джеймс помогает Саре зайти в дом. Занавес поднимается наподобие навеса, открывая двухэтажный лофт, оборудованный под крышей бывшей фабрики: шершавая стена, железные балки. Наверху — спальня, внизу — гостиная. Немного странно, что герои не догадываются перенести спальню вниз,— впрочем, тогда зритель лишился бы эффектных сцен, в которых Сара преодолевает ступени, опираясь на костыль и стервенея от боли. Чулпан Хаматова в "бритом" парике и черном трико, с одной по-балерински стройной ножкой, а другой — в гипсе выглядит прелестно и правдиво. Ее Сара — взбалмошная скандалистка, в голосе которой сквозь капризные девичьи нотки прорываются властные хрипы, убеждающие, что перед нами не просто красотка, а бесстрашный фотокор, привыкший глядеть в зрачок смерти.

Конфликт в том, что обожженная войной Сара не готова вернуться к нормальной жизни. А выхаживающий ее Джеймс решил завязать: он предлагает пожениться, наплодить детей и променять вонючие циновки в горячих точках на отдых в отелях "все включено". К Джеймсу присоединяются матерый фоторедактор Ричард (Александр Филиппенко) — крестный отец Сары и Джеймса в журналистике — и его юная подружка Мэнди (Дарья Белоусова). Прижимаясь к ней, Ричард жалуется, как нелегко вырвать пару журнальных полос для военных снимков посреди рекламы памперсов. Мэнди — та просто радуется жизни, советуя другим следовать ее примеру.

За три часа Сара успевает снять гипс, отрастить волосы, выйти за Джеймса и с ним расстаться, у Мэнди рождается ребенок, а Ричарду приходится вконец обабиться. Все это поставлено достоверно, иногда изящно. Между свадьбой и расставанием герои беседуют на острые темы — например, о том, что важнее для фотографа: зафиксировать событие, скажем, умирающего от ожогов ребенка или попытаться ему помочь.

Совершенно ясно, что Евгений Арье ставил спектакль по чеховскому принципу: "Люди обедают, только обедают, а в это время решается их судьба",— за светскими беседами героев должны проступать их меняющиеся мировоззрения. Все актеры неплохо играют, а Джеймс Юшкевича даже на этом фоне выделяется своей собачьей преданностью Саре и вообще какой-то звериной естественностью. Однако что-то здесь не так. С каждым новым монологом заметнее, что перед нами обычная мелодрама, упакованная в броскую политическую обертку и сдобренная моралью о том, что у каждого свое призвание — кому детей растить, кому рисковать собой в Афгане. Но если и стоит предъявлять претензии, то лишь к пьесе: благородная затея — поразмышлять о том, что есть призвание журналиста,— приобретает оттенок спекуляции. Возможно, права домохозяйка Мэнди, убеждающая Сару бросить камеру и идти спасать — если не детей, то хоть слонят в Африке. Действительно, чем фотографировать уже сто раз снятый до тебя труп и банально рассуждать на важную тему, не лучше ли пойти записаться в Красный Крест?

Комментарии
Профиль пользователя