Коротко

Новости

Подробно

Фокусы без веселья

Фестиваль "Фокус: цирк" в Париже

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Фестиваль цирк

В Париже прошел фестиваль "Фокус: цирк", представивший последние достижения Франции в жанре "нового цирка". У РОМАНА ДОЛЖАНСКОГО и до фестиваля не было сомнений в том, что в этом искусстве Франция находится впереди планеты всей.


Как известно, публику больше всего впечатляет, когда чудеса творятся из ничего. Казалось бы, что может быть проще, чем вентилятор и тончайший полиэтиленовый мешочек — за такие даже в жадных супермаркетах денег не берут. Компания Non Nova сделала из двух банальных бытовых объектов волшебный спектакль "Послеполуденный отдых фена". Нет, не двух, конечно: вентиляторов взяли полтора десятка, а пакетиков — не меньше сотни. Первые выстроились вокруг небольшой арены, а вторые "играют" на круглой сцене танцевальный спектакль под музыку трех произведений Клода Дебюсси — так что ассоциации с отдыхом фавна не только неслучайны, но обязательны.

В первые несколько минут хочется выпрыгнуть на сцену и разоблачить фокусников — дернуть за невидимые нити. Потом приходится смириться с тем, что никаких нитей нет. Есть только хитро рассчитанные воздушные потоки и скорости вращения вентиляторов да особый способ склейки пакетов, благодаря которому они приобретают не только антропоморфные очертания, но и необходимые аэродинамические свойства. Сесиль Бриан, повелительница пакетов и их единственная партнерша, в начале спектакля с помощью скотча показывает, как именно превратить кусок целлофана в легчайшего актера. Ну а потом уже ветер сам делает свое дело: разноцветные "фавны" танцуют то соло, то нежными дуэтами и экспрессивными группками кружатся по арене и взмывают высоко под потолок. Еще целую стаю их выпускает в полет сама Сесиль Бриан, вырывая по одному из пушистого головного убора. Добрую она играет волшебницу или злую, вряд ли можно сказать наверняка — кто знает, злом или добром нужно считать создание параллельной, полиэтиленовой жизни? Тем более что погибает колдунья от таких же пакетов: откуда ни возьмись, прилетает огромная стая черных "инопланетян" и накрывает собой женщину.

Вообще, современный цирк изобретателен, но невесел; он склонен к красивой и печальной философичности. Спектакль "Геометрия каучука", придуманный в компании "111" режиссером Орельеном Бори (в Москве в конце июня будет показана другая его постановка, которая называется "Беспредметно"), заканчивается тоже исчезновением, смертью человека. В начале действия восемь актеров зарождаются, будто в материнском чреве, внутри огромного белого шатра, повторяющего форму театра-шапито, где и разыгрывают "Геометрию..." — а в конце медленно угасают под ним же, смятым и сдувшимся. Круг жизни здесь вписан в короткий час пластического сценического представления. Зрители сидят с четырех сторон большой арены, на которой люди красиво сосуществуют с подвижным и тягучим материалом — он превращается то в ковер-самолет, то в воронку, то в защитный покров, то в коварное препятствие.

Теперь уже можно сказать, что "Фокус: цирк" на самом деле никаким фестивалем не был: его недельную афишу, рассчитанную на зарубежных продюсеров и критиков, организаторы из института "Культурфранс" составили на перекрестьях текущего репертуара. Цирковые спектакли в афишах многих французских театров не смотрятся бедными родственниками, они на полных правах соседствуют с драмой или танцем. Оказались кстати и мини-фестивали "нового цирка", устроенные в апреле в парижском парке развлечений "Ла Вилетт" и в маленьком нормандском городке Эльбеф. В последнем местный центр сценического искусства так и называется — "театр-цирк" (построен еще в конце позапрошлого века и внутри устроен так, чтобы легко принимать и драматические, и цирковые представления). Показанный в Эльбефе спектакль "Искусство фуги", коль скоро он был включен в программу, должен считаться цирковым, но история, которая в нем рассказывалась, по напряжению внутренней жизни была вполне драматической.

От цирка в "Искусстве фуги" (действие словно обрамлено фугами Баха, исполняемыми пианисткой) прежде всего батут, встроенный в большую сценическую конструкцию,— огромный куб, который постепенно раскладывается-раскидывается в дом, где есть пандус-въезд, двери, лестницы, окна. Спектакль рассказывает о мужчине и женщине, об их взаимоотношениях — то есть про освоение ими этого странного пространства, про борьбу друг за друга и преодоление страха, про взаимную страсть и про невозможность соединения. Автор спектакля Иоанн Буржуа и его партнерша Мари Фонт не произносят за весь спектакль ни одного слова, но их акробатическая пантомима столь выразительна, что слова бы наверняка ничего не добавили.

Двое героев то прячутся друг от друга, исчезая в каких-то потайных отверстиях конструкции, то преследуют один другого, то пытаются найти лирические рифмы — в линиях пространства и траекториях своих движений. Падая на батут и взлетая с него, они словно визуализируют обманчивость любовной близости: долетая до партнера, каждый буквально зависает в воздухе, успев лишь коснуться другого, прежде чем упасть обратно вниз. И просто дух захватывает от того, что в этих томительно и сладостно повторяющихся полетах каждый раз невозможно угадать, удержатся ли они рядом друг с другом или опять расстанутся.

Комментарии
Профиль пользователя