Коротко

Новости

Подробно

Публичность со словарем

Для одних иностранных компаний, работающих в Нижегородской области, публичность – способ сделать свой бизнес успешным, для других – нежелательное внимание. Информационная политика иностранного предприятия на отечественном рынке зачастую обуславливается либо стилем работы всей организации, либо чертами характера конкретного руководителя российского представительства. 

"Social report (Лица города)". Приложение от , стр. 20

На сегодняшний день на территории Нижегородской области ведут свой бизнес около 80 представительств иностранных компаний. И почти у каждого свой подход к вопросам информационной открытости. Social Report «Лица города» попытался выявить ключевые тренды.

Часть иностранных компаний, работающих на территории Нижегородской области, вообще не имеют собственных пресс-служб или менеджеров по работе со СМИ. Перед ними не стоит задача как можно чаще упоминаться в прессе и проводить различные мероприятия. При этом нельзя однозначно заявить и о том, что их руководство недоступно для вопросов. «У нас нет задачи пиарить „Ондулин“, — говорит генеральный директор ЗАО „Ондулин строительные материалы“ Андрей Нежкин. — Но если возникают вопросы от журналистов, например по строительству завода в Нижегородской области, я с удовольствием на них отвечаю».

При этом есть и такие организации, от которых получить ответ на запрос практически невозможно. У этих фирм нет ни интернет-сайтов с указанием нижегородских контактов, ни уж тем более пресс-секретарей. А в приемных руководителей подобных организаций журналистам говорят, что «общение с прессой их руководство не интересует». Удивление вызывает тот факт, что в список труднодоступных компаний, в частности, попали такие гиганты бизнеса, как Procter & Gamble (ООО «Капелла» — совместное предприятие российского завода «Капролактам» и немецкой фирмы Wella AG, которая входит в холдинг P&G), ООО «Либхерр-Нижний Новгород» — производство и сборка строительной техники, ООО «ШОТТ Фармасьютикал Пэккэджинг» — завод по производству фармацевтической упаковки. Информацию об их деятельности зачастую легче получить в министерстве инвестиционной политики региона, которую чиновники в свою очередь запрашивают в столичных представительствах этих корпораций. Самостоятельные попытки Social Report «Лица города» обратиться в московские PR-департаменты не увенчались успехом. Так, на запрос о том, какой PR-стратегии придерживается в России ООО «ШОТТ Фармасьютикал Пэккэджинг», по электронной почте пришел автоматический ответ: «Спасибо за ваше сообщение. Мы скоро с вами свяжемся». Стоит ли говорить о том, что с нами никто не связался, а несколько собственных инициатив разбились о перманентно отсутствующего сотрудника, занимающегося нашим вопросом.

По мнению аналитика независимого аналитического агентства «Инвесткафе» Антона Сафонова, поведение компании в конкретном регионе в большей степени зависит от ее корпоративных принципов в целом. «Если компания заявляет о своей публичности, то это подразумевает не только общение со СМИ и населением, но и раскрытие объема инвестиций в проект, а также финансовую прозрачность для надзорных органов, — рассуждает эксперт. — Но некоторые сделки или проекты компании не могут или не хотят афишировать, что естественно в условиях сильной конкуренции». С мнением эксперта соглашается и заместитель министра инвестиционной политики Нижегородской области Олег Зайцев: «Компании часто ограничивают объём публичной информации, желая таким образом сохранить свое конкурентное преимущество на рынке».

По словам Антона Сафонова, общение со СМИ и населением подразумевает создание специального отдела по внешним коммуникациям, а подобные расходы в регионах головная компания часто предпочитает минимизировать. Олег Зайцев указывает, что многие международные концерны имеют десятки заводов по всему миру, а PR-деятельностью руководит головной офис, и для получения комментариев необходимо обращаться в штаб-квартиру фирмы. По мнению господина Сафонова, в этом и кроется основная причина закрытости иностранных инвесторов. «Между тем бывает и так, что некоторые компании, как правило, зарегистрированные в оффшорах, могут быть аффилированы с бизнесменами, политиками, не желающими раскрывать свою личность. Таким организациям никакие контакты не нужны, поэтому они и остаются полностью непубличными», — поясняет эксперт. Между тем в министерстве инвестиционной политики региона нас заверили в открытости иностранных инвесторов в отношениях с органами власти: «Мы контактируем с инвесторами от начала реализации инвестпроекта и до полного его завершения. Специалисты министерства и пресс-службы регионального правительства тесно работают со специалистами компаний, отвечающих за PR. Возможно, именно поэтому взять комментарий или интересующую информацию нам проще, поскольку уже сложились доверительные отношения». Также в ведомстве добавили, что помогают иностранным инвесторам распространять положительную информацию о проекте после того, как ему присваивают статус приоритетного.

По мнению аналитиков, западные концерны, которые ведут бизнес в России, в большинстве случаев все же предпочитают вести самостоятельную публичную деятельность. «Здесь важно то, каким образом достигается эта публичность, — комментирует директор дивизиона „Поволжье“ кадрового холдинга „Анкор“ Марина Артемьева. —

К примеру, нижегородское бизнес-пространство отличают открытость и интеграция менеджеров иностранных компаний в различные деловые и общественные организации». По словам госпожи Артемьевой, прозрачность и открытость иностранных холдингов во многом достигаются благодаря личным качествам их управленцев. «Организация мероприятий для продуктивного общения с другими бизнесменами — устоявшаяся практика для иностранных компаний. Это позволяет поддерживать формальные и неформальные отношения в деловом сообществе и в дальнейшем совместно реализовывать социальные и благотворительные инициативы. Но без участия топ-менеджеров эти мероприятия не инициируются и не проходят», — объясняет она.

«Необходимо 20 лет, чтобы создать репутацию, и 5 минут, чтобы ее разрушить. Если об этом задуматься, начинаешь по-другому вести себя, — говорит директор филиала „Волга“ компании „Объединенные пивоварни Хейнекен“ в Нижнем Новогороде Маттеас Диетворст. — Поэтому публичность и открытость относятся к базовым принципам нашего взаимодействия с обществом. Как директор пивоварни „Волга“ я обязан общаться со СМИ, принимать участие в публичных мероприятиях, выступая от имени компании. Несмотря на то, что я операционный руководитель, это важная часть моей работы».

По словам генерального директора ООО «РЕМОНДИС Aрзамас Сервис» (входит в германскую группу Remondis, которая является одним из крупнейших европейских операторов рынка ЖКХ) Андреаса Шёльцке, для него как для главы предприятия государственно-частного парт­нерства в сфере водоснабжения и коммунального хозяйства общественная деятельность стала уже неотъемлемой частью жизни. Еженедельный приём посетителей в центре обслуживания клиентов, выступления на местном телевидении являются важными инструментами для поддержания тесного контакта с клиентами. «Хотя я говорю на русском языке с акцентом, люди ценят возможность пообщаться с немецким директором напрямую», — рассказывает господин Шёльцке. «Прозрачность в работе с государством, общественностью, клиентами и подрядчиками — один из основных принципов нашей компании, и этот принцип вполне работоспособен в России», — добавляет директор по стратегическим проектам «Эр Ликид» в России Дмитрий Кузнецов (Air Liquide — международный производитель газов для промышленности, здравоохранения и защиты окружающей среды, планирует поставлять ООО «Русвинил» кислород, азот и сухой сжатый воздух для нового завода по производству ПВХ в Кстове) . При этом, по словам господина Кузнецова, выходя на рынок другого государства, публичная компания ждет открытости и прозрачности и от остальных участников рынка и госструктур: «Большинство процедур и нормативов, как федерального, так и регионального уровня, довольно прозрачны и понятны. Но не все. К сложным вопросам я бы отнес деятельность таможни, а также процесс получения разрешения на строительство и подсоединение к электросетям. Эти процедуры крайне запутаны, ряд из них отличается от региона к региону».

Зачастую зарубежным концернам, начинающим строительство заводов в России, просто необходимо быть открытыми, чтобы общественность начала им доверять и их проект все же был реализован. В подобном положении в Нижегородской области оказалась французская Saint-Gobain Group. Напомним, что в 2007 году французы выступили с проектом разработки северной части Гомзовского месторождения гипса и ангидрита в Павловском районе и строительства завода Saint-Gobain. Воплотить свои планы компания намеревалась уже к 2010 году, однако неожиданно для себя столкнулась с массовыми протестами жителей, которые были уверены, что строительство завода нанесет ущерб экологии района. Чтобы доказать населению, что проект никак не повлияет на экологическую обстановку, руководство Saint-Gobain провело не одну встречу с жителями, демонстрируя работу аналогичных предприятий в других странах и вывозя лидеров общественного мнения — журналистов и экологов — во Францию. «Я чех, работаю в международной компании с французскими корнями, и вот уже полтора года возглавляю строительство завода в Павловском районе, — говорит директор промышленного комплекса по производству гипсокартона „Сен-Гобен Гомзово“ Ярослав Людвик. — Мои коллеги и партнеры — русские специалисты, чиновники, предприниматели, сельские жители. Легко ли нам найти общий язык? Обычно очень легко. Никто не спорит, что молодежи нужна хорошая работа, а деревне Гомзово, рядом с которой строится наш завод, нужны газ, вода и дороги. Но иногда приходится потрудиться, чтобы достичь взаимопонимания. В России, как везде, основа любого дела — это доверие. А доверие невозможно без полной открытости и честности». И, несмотря на то, что сейчас все акции протеста уже позади, управляющий завода до сих пор встречается с населением Павловского района не реже чем раз в квартал: «Мы хорошо знаем своих соседей и доступны для их вопросов и предложений. Регулярно выступаем на радио, в прессе, дискутируем в социальных сетях. Я рад, что для „Сен-Гобен“ такой уровень открытости — это норма жизни», — продолжает господин Людвик. По наблюдениям руководителя «Сен-Гобен Гомзово», «русские не особенно верят словам» и видят подвох в самых благих пожеланиях, поэтому свои обещания и заверения компания старается подтверждать делом. В этом есть и личная позиция Ярослава Людвика: «Я привык к тому, что слова не расходятся с делами. Сначала проверяю свои возможности, потом беру на себя обязательства. Я не жду, что „Сен-Гобен“ как западному инвестору поверят на слово или дадут фору. Поэтому открытость и готовность к диалогу — наша сильная сторона».

Важный момент в деятельности иностранной компании, по словам территориального директора по подбору персонала Kelly Services Светланы Лисиной, быть не только открытыми для прессы и общества, но и честными, в том числе в плане финансовой отчетности. «С одной стороны, это накладывает дополнительную ответственность: ты обязан соблюдать правила, которые сам для себя выбрал, проще говоря, должен быть готов отвечать за слова. Но я считаю, что публичность — это признак сильной компании. А кроме того, публичность помогает формировать такой облик компании, который способствует развитию ее бизнеса, вызывает доверительные отношения со всеми партнерами — клиентами, соискателями, прессой», — говорит Светлана Лисина. «Мы стараемся доводить информацию из первых уст, от лица руководителя. Для меня как для руководителя в публичном общении в первую очередь важно донести позицию нашей компании, сформировать положительное отношение к нашему торговому центру. Мои личностные качества скорее служат инструментом для достижения этой цели», — заключает управляющая «МЕГА Нижний Новгород» — входит в ООО «ИКЕА МОС (Торговля и недвижимость)» Татьяна Прохорова.

Александра Викулова


Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя