Коротко

Новости

Подробно

"Сколково" в конце тоннеля

"Review фонд Сколково". Приложение от , стр. 20

Российские инновации чаще всего ассоциируются с непрозрачными госкорпорациями, абстрактными технологическими изобретениями и бизнес-инкубаторами, где непонятно что происходит. Рассуждения об отечественных высокотехнологичных изобретениях, как правило, вызывают зевоту, а приставка "нано" — ухмылку. Пожалуй, только у "Сколково" получилось уменьшить градус скепсиса в отношении отечественных технологий. Более того, наблюдая развитие "Сколково", россияне начали болеть за будущее российской науки.


"Наукеры" vs сколковцы


Почти все отечественные высокотехнологичные проекты начались с громких политических заявлений и лозунгов. Отчасти поэтому многие наблюдатели скорее ожидают потемкинских деревень, чем работающих бизнес-инкубаторов. Однако по мере продвижения проектов россияне уже самостоятельно могут убедиться, как громкие обещания воплощаются в жизнь.

Проект "Сколково" также появился на волне инициатив по модернизации российской экономики, но по сравнению со своими "коллегами" он, пожалуй, единственный, кто сумел приблизиться к поставленной цели — формированию благоприятных условий для инновационного процесса.

С целью изучения того, как менялось восприятие проекта в глазах участников и наблюдателей, по заказу "Сколково" было проведено масштабное исследование бренда. Опрос стартовал в сентябре 2011 года. Всех участников исследования разделили на резидентов и нерезидентов. Первые — компании со статусом резидента, то есть участники проекта "Сколково". Вторые — научное сообщество, не включенное в сколковские проекты, так называемые наукеры — представители фундаментальной науки.

Было принято решение начать именно с нерезидентов — людей, которые изначально негативно отнеслись к проекту. Представители советской и постсоветской школы — руководство наукоградов, сотрудники различных НИИ, РАМН, Физтеха и т. п. Оказалось, что их прежде всего смущает тот факт, что "Сколково" строится с нуля. Им было непонятно, почему "сколковские" деньги не пошли, например, в Дубну, где можно было строить инновационный центр на базе с оборудованием, лабораториями, кадрами и традициями. Нерезиденты воспринимали "Сколково" как симулякр, большой миф, проект по распилу денег, "игрушку" президента Дмитрия Медведева. Более того, со всеми этими нелестными эпитетами "Сколково" шло в связке с Олимпиадой в Сочи и чемпионатом мира по футболу в России. То есть проект причисляли к амбициозным политическим инициативам, которые призваны работать на репутацию и имидж России на мировом уровне, но оказываются совершенно бесполезными на практике.

В потоке негатива выделялись слухи о текучке кадров в проекте, его кулуарности и закрытости. Огромные суммы инвестиций вызывали у нерезидентов прямые ассоциации с откатами и воровством. Серьезные опасения касались перспектив "Сколково". Респонденты говорили, что не ожидают увидеть серьезных результатов работы, соразмерных заявленным масштабам. Другие опрошенные указывали на невстроенность "Сколково" в общие планы развития страны и, как следствие, необходимость единой системы взаимодействия с государственными предприятиями, отраслевыми холдингами, Минпромом, РАН, инноградами и наукоградами. Без подобных связей проект можно сравнить с параллельной реальностью. Некоторые эксперты вовсе были уверены, что проект запустили, чтобы поднять инвестиционную привлекательность земли. Через какое-то время "научную тему" закроют, а площадку застроят жилой и коммерческой недвижимостью.

Надо сказать, что часть уважаемых респондентов все-таки оставила пространство для маневра, говоря, что проект имеет шансы стать началом перезагрузки стагнирующей российской науки. Впрочем, это был единственный позитивный элемент образа "Сколково". Также нерезиденты отмечали "сумасшедшую" активность вокруг проекта, которую скорее относили к плюсам, нежели к минусам.

Резиденты "Сколково" были более спокойны в критических замечаниях, но многие их опасения совпадали с впечатлениями нерезидентов. Например, в том, что "Сколково" исключительно имиджевый и PR-проект. Кроме того, резидентам казалось, что "Сколково" не может оказать реального влияния на реальное положение дел в науке. Респонденты проводили аналогии и с провальным проектом в Дубне, и с малопонятными "Роснано" и АСИ. Отсутствовала уверенность в транспарентности проекта, его свободе от коррупционных схем, отчасти поэтому не было уверенности и в объективности отбора компаний-резидентов. В общем, настоящие и потенциальные участники были крайне осторожны в оценках перспектив и опасались, что заявленные планы слишком хороши, чтобы стать реальностью. Но несмотря на страхи, основное сообщение, которое резиденты старательно ретранслировали,— восприятие "Сколково" как потенциально новой модели развития отечественной науки, подразумевающей инновации, мировые стандарты, коммерциализацию и эффективное управление.

Последний шанс


Спустя полгода был проведен повторный опрос резидентов и нерезидентов. Его результаты показали, что имидж "Сколково" в представлении научного сообщества стал более осязаемым, приобрел конкретные позитивные черты, а негативные характеристики начали постепенно вытесняться на периферию. При этом образ расширился — проект стали воспринимать как работающий, появились новые позитивные компоненты.

Так, например, нерезиденты осознали, что "Сколково" — последний шанс российской науки коммерциализироваться. Даже сохранившиеся негативные моменты не помешали респондентам увидеть положительные изменения. Очень важную роль в изменении восприятия бренда сыграли сотрудничество с MIT (Массачусетский технологический институт), появление в проекте международных инвесторов, активное участие в работе фонда "Сколково" его президента Виктора Вексельберга и связанный со всеми этими факторами рост информационной открытости. За прошедшие полгода "Сколково" успело стать платформой для встреч российских и западных ученых, о проекте заговорили как о проводнике между интересами государства и теми разработчиками, которые могут представить свои идеи и проекты. И наконец, даже "наукеры" признали низкий уровень бюрократии в отличие от других похожих инновационных проектов. На фоне коррупционных скандалов вокруг госкомпаний "Сколково" выглядит цивилизованным, адекватным реалиям и актуальным проектом с более серьезными, в отличие от наукоградов, перспективами.

Резиденты и инвесторы начали воспринимать "Сколково" как транспарентный, а главное, функционирующий проект. Эксперты сошлись в позитивной оценке динамики развития, полагая, что "Сколково" растет с максимальной для российских реалий скоростью. И резиденты, и инвесторы отметили, что проекту удалось сформировать модель взаимодействия, не имеющую аналогов в России, отстранившись от классической отечественной неэффективной модели администрирования. Все группы опрошенных отметили высокий уровень профессионализма сотрудников фонда "Сколково", их внимание и заинтересованность проектами, быструю реакцию на запросы и объективность системы экспертизы и отбора. То есть всего за полгода появилась серьезная обратная связь между сколковцами и инноваторами.

Хотя резиденты и инвесторы ждут эффективной отдачи лишь в среднесрочной и долгосрочной перспективе, но отмечают, что уже в ближайшие два-три года должны появиться первые прорывные разработки, созданные партнерами "Сколково". Это означает старт индустрии инноваций в России, начало формирования массива эффективных отечественных стартапов, появление нового поколения российских специалистов, эффективно продающих свои идеи, то есть всех необходимых компонентов для перевода экономики на инновационный путь развития. Значительная категория респондентов очень ждет момента, когда станет возможным тиражирование проекта, создание филиалов или аналогичных инноградов в регионах.

При этом, конечно, исчезли далеко не все отрицательные моменты в восприятии бренда "Сколково". Отдельные участники исследования высказывали критические замечания в отношении взаимодействия с командой проекта. Кого-то до сих пор напрягает большое количество молодежи среди сотрудников или частая смена кураторов кластеров. Нельзя не отметить усиление опасений в отношении дальнейшего развития проекта, связанных с политической конъюнктурой и возможными последствиями в виде сокращения финансирования, приостановки программы грантов, формализации и даже вырождения проекта. Ряд экспертов высказали свои опасения о том, что, напротив, разрастание проекта приведет к излишней централизации и снижению эффективности во взаимодействии с резидентами, а созданные инновации Россия не сможет внедрить или продать, поскольку в нашей стране отсутствует спрос на инновации.

При этом, по мнению всех респондентов, данные компоненты неизбежно сопутствуют становлению любого проекта и со временем нивелируются. Градус негатива существенно снижается, когда о "Сколково" рассуждает молодежь — бизнесмены до 40 лет и аспиранты. Молодое поколение смотрит на "Сколково" совершенно по-другому, в отличие от представителей фундаментальной науки. Молодежь заряжает проект эмоциональностью и такими же страстными ожиданиями. При негативе, который сопутствовал старту, российские инноваторы хотят верить в свет в конце тоннеля. И постепенно на их сторону переходят и скептически настроенные "наукеры".

Огромную роль в восприятии бренда "Сколково" сыграли два события. Это заявление вице-премьера Владислава Суркова о том, что реализация проекта "Сколково" останется в повестке дня и избранный президент РФ Владимир Путин поддержит этот проект. Кроме того, стало известно, что "Сколково" может принять саммит "восьмерки" в 2014 году. В связи с этими планами мэр столицы Сергей Собянин на совещании у президента РФ сообщил, что выполнение плана создания инновационного центра в Сколково будет ускорено. После таких заявлений у скептиков осталось совсем мало аргументов относительно перспектив "Сколково".

Ольга Говердовская


Комментарии
Профиль пользователя