Коротко

Новости

Подробно

Область еще возможного

Владислав Иноземцев — о том, что делать с Калининградом и с его свободной экономической зоной

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Окно на Запад, которым недавно еще виделась свободная экономическая зона в Калининграде, скоро перестанет существовать. Может быть, Россия просто разлюбила Европу?


Владислав Иноземцев, доктор экономических наук


Модернизация, о которой Дмитрий Медведев начал говорить еще до занятия высшего государственного поста, постепенно становится не самой важной темой для дискуссий. Россия так и не слезла с сырьевой "иглы" (если в 2008 году нефть, газ и нефтепродукты обеспечили 61,4 процента экспорта, то в 2011-м — 62,3 процента); не стала страной инноваций. Как происходит реальная модернизация, хорошо видно в самой западной точке страны — Калининграде.

Одно дело декларации, и совсем другое — свертывание здесь особой экономической зоны, работавшей на основе специального федерального закона. Закон этот был введен не от хорошей жизни: регион России, граничащий теперь только со странами ЕС и способный стать "балтийскими воротами" страны, развивается не так чтобы быстро. И если то, что производительность труда на местных предприятиях составляет 5-20 процентов от показателя ФРГ, не вызывает удивления, то отставание по накопленным иностранным инвестициям на душу населения в девять раз от Литвы, в 11 раз от Латвии и почти в 28 раз от Эстонии заставляет задуматься. Подлинным же поводом для беспокойства является то, что в 2010 году валовой региональный продукт на душу населения (210,5 тысячи рублей) составил в области 66,4 процента от среднероссийского уровня (для сравнения: ВРП на душу населения в провинциях, где расположены главные морские ворота Китая Шанхай и Гуанчжоу, превышает страновой показатель в 5,1 и 4,3 раза). В области, которая должна связывать Россию и Европу, пропускная способность Калининградской железной дороги используется на 60 процентов, мощности морских терминалов порта Калининград — на 35 процентов, а возможности аэропорта Храброво — не более чем на 10 процентов. В итоге те же Шанхай и Гуанчжоу — главные доноры китайского бюджета, а в Калининградской области дотации из Центра равняются 41,7 процента от суммы собираемых в областной и местные бюджеты налоговых и неналоговых поступлений. Некоторая либерализация для местного бизнеса могла бы дать толчок развитию области. Но она, как сейчас уже ясно, так и не состоялась.

Особая экономическая зона давала предпринимателям ряд льгот, прежде всего таможенных. Ими воспользовались многие. Классический пример — "Автотор", одним из первых начавший сборку в стране иностранных автомобилей. В 2011 году в области было выпущено 222,1 тысячи машин BMW, GM и Kia (12,8 процента общероссийского производства). Появились предприятия по производству алкогольной продукции из импортного сырья. Компания "Альянс-1892" построила самый современный в России завод по производству коньяка из импортного и российского сырья (всего в 2010 году коньячные заводы Калининградской области производили 19,7 процента от всего объема коньяка в России). Возникли заводы по производству телевизоров (5,6 миллиона штук за 2010 год, или 48 процентов от общероссийского показателя), бытовой электроники, мебели, компьютерной техники. Льготный режим ввоза сельхозпродукции открыл возможности для роста пищевой промышленности.

Однако изначально организация особой зоны была непоследовательной; закон о ней не предполагал, что остальное законодательство может меняться, а такие случаи у нас постоянны. В конце 2010 года прозвенел первый звоночек: коньячные спирты (а не только сам коньяк) были объявлены подакцизным товаром, и налог с производителей стали собирать дважды. В итоге фискальная нагрузка повысилась до 85 процентов от отпускной цены, и производство сократилось на треть. Увидев этот "успех", крупные российские компании пищевой промышленности усилили лоббирование, и на протяжении 2011 года из-под льгот были выведены до десятка наименований товаров, в том числе растительных жиров, тропических масел и ряда других. В итоге калининградское предприятие корпорации "Союз-ТТМ" уже закрыто, а самостоятельные фирмы "Балткондитер", Фабрика шоколадных масс и "Альфапрод" — на грани банкротства. Но настоящая беда пришла в конце прошлого года с принятием Федерального закона N409 со скромным названием "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Статья 22 этого закона, по сути, подчинила таможенный режим в Калининградской области нормам, принятым в странах новообразованного Таможенного союза без особых изъятий. Теперь не приходится сомневаться, что уже через месяц-другой "зона" де-факто будет ликвидирована.

Собственно говоря, в происходящем нет ничего удивительного. Налоговое законодательство в России меняется в среднем каждые две недели; правила и нормы пересматриваются так часто и в том направлении, в котором это нужно чиновникам или аффилированному с ними крупному бизнесу. Закон об особой экономической зоне разрабатывался в 2004-2005 годах, когда в России еще думали о тесном экономическом сотрудничестве с Европой и опасались, что сверхвысокие цены на нефть, достигавшие 50 долларов за баррель, вот-вот пойдут вниз. Сегодня все изменилось: Калининград рассматривается скорее не как звено в цепи сотрудничества с Западом, а как плацдарм для развертывания новых ракет, противостоящих американской ПРО. Риторика правительства в общем и целом направлена на поддержку "отечественного производителя", а перспективы развития страны связываются не с вовлеченностью в международное разделение труда, а с созданием довольно замкнутого Евразийского Союза. Конечно, инвесторы в очередной раз увидят, что грош цена обещаниям властей не менять режим особой зоны до 2016 года, но разве это еще не стало для них очевидным? В России надо и учиться, и зарабатывать быстро, иначе не оберешься проблем.

Но если бы речь шла только об инвесторах, которые потеряют часть прибыли, ситуация не выглядела бы столь драматично. Проблема, однако, заключена в том, что в области живут люди. Окруженные со всех сторон Европой, они хорошо видят, что Москва во все большей степени становится азиатской столицей, а принимаемые там законы все сильнее мешают им жить. Еще на рубеже 2009 и 2010 годов Калининград сотрясали самые большие на тот момент в России протестные митинги. Москва "пошла навстречу", сменив губернатора, однако в экономике в результате не изменилось практически ничего. Логика "вертикали" предполагает унификацию и централизм. Но в октябре предстоят выборы мэра Калининграда — и тут возможны неприятные для режима сюрпризы. Ведь закрытие предприятий — это рост безработицы и снижение доходов граждан, а ничего компенсирующего развал сложившегося производственного комплекса власти региона предложить населению не смогут.

Можно ли что-то предпринять в сложившейся ситуации? Прежде всего замечу, что сама логика создания особой экономической зоны в Калининграде изначально выглядела странной. Нигде в мире формирование особых зон не предполагало их развития как инструмента насыщения внутреннего рынка. Напротив, в подавляющем большинстве случаев они назывались export processing zones, так как предназначались в первую очередь для организации производства на экспорт. Одна из первых таких зон, созданных в мире — свободная зона Джебель-Али в Дубае, обеспечивает сейчас 49 процентов совокупного товарного экспорта эмирата (который не так давно продавал только нефть); на нее приходится 21 процент всех иностранных инвестиций в ОАЭ. На территории этой зоны расположены предприятия, принадлежащие 122 из 500 компаний, входящих в список Fortune Global 500. Валовой региональный продукт свободной экономической зоны, созданной в 1993 году по решению ЦК КПК в Пудуне, отсталом пригороде Шанхая, в 2010 году достиг 55 миллиардов долларов, что превышает, например, ВВП Словении, а накопленные здесь иностранные инвестиции составляют 44 миллиарда долларов. Список можно продолжить — сегодня экспортоориентированные промышленные зоны созданы более чем в 100 странах мира. И только у нас почему-то считалось, что такие зоны должны работать на внутренний рынок. Сейчас от этого подхода власть хотела бы отказаться, но беда, что ничего нового предложить не может. Отсюда и проблема.

Конечно, Калининград — не Джебель-Али, не Гуанчжоу и не Амазония. Но в любом случае развитие Калининграда должно подчиняться задачам российско-европейского сотрудничества. А это предполагает несколько условий. Во-первых, для Калининградской области должны быть отменены все визовые ограничения и ограничения на привлечение иностранной рабочей силы, но сделано это должно быть лишь в отношении стран ЕС. Во-вторых, должны быть отменены все требования по сертификации импортируемого на территорию области промышленного оборудования; стандарты и техусловия стран ЕС должны приниматься как основные. В-третьих, споры между хозяйствующими субъектами должны разрешаться на основе европейских правовых норм; действие всех "экономических" статей УК России для резидентов и жителей региона должно быть бессрочно приостановлено. В-четвертых, для работающих здесь предприятий должен быть отменен налог на прибыль, как и таможенные пошлины на ввозимые сырье, оборудование и комплектующие; подоходный налог должен действовать в том же размере, что и в остальной России. Общий результат не заставит себя ждать: в стратегически выгодном месте возникнет регион, в котором европейцы смогут производить свои товары из своего сырья, применяя относительно дешевый труд российских работников, перерабатывая получаемые по российским тарифам нефть и газ и платя российские налоги на доходы. Срок действия законов, определяющих такое положение вещей, должен быть не меньше 25 лет.

Такое развитие событий не угрожает безопасности или суверенитету России и не приносит стране экономических потерь. Калининградская область отделена от остальной территории, и пребывание на ней европейцев не трансформируется в отказ от визовых требований: самолеты и паромы из Калининграда переводятся из внутрироссийских в международные терминалы, на выезде из области в поездах вводится паспортный контроль. Товары, изготовленные в Калининграде, облагаются таможенными пошлинами при ввозе на территорию остальной России, но, например, в половинном размере от ставок, установленных для тех или иных товарных позиций (то же самое предполагается и для их экспорта в направлении других государств Таможенного союза).

В самой Калининградской области эта ситуация создаст феноменальный для России прецедент установления европейского правового порядка. Значительная часть экономики перейдет из "серого" в "белый" сектор. Жестокий удар будет нанесен по коррупции. Возродятся транспортные пути: отмена таможни и пограничного контроля сделает возможным проведение через область автомагистралей из стран Балтии в Польшу; промышленный подъем загрузит порт и железную дорогу; наконец, Храброво станет важнейшим транзитным аэропортом, где смогут базироваться лоукостеры, совершающие как внутрироссийские, так и международные перелеты. Европейские компании, которые сейчас крайне заинтересованы в снижении издержек, начнут переносить сюда свои производства, которые иначе они стали бы размещать в Турции или Марокко. Инвестиционные банки откроют здесь свои подразделения, привлеченные крайне низкими российскими налогами на доходы и дивиденды; этот же фактор привлечет ИТ- и инновационные компании, в издержках которых велики затраты на рабочую силу. Наконец, нельзя не иметь в виду и того, что Калининград станет важнейшим центром общения российских и европейских бизнесменов, так как при безвизовом въезде с обеих сторон он окажется идеальным местом для проведения переговоров, бизнес-форумов, ярмарок и культурных мероприятий. Доходы от въездного туризма вырастут во много раз, как и инвестиции в соответствующую инфраструктуру — гостиницы, торговые центры, конгресс-холлы и т. д. Рост цен на недвижимость приведет к бурному развитию строительства и приходу в область ведущих архитектурных и строительных компаний. Жизнь начнет "налаживаться"...

Фантастикой это выглядит прежде всего потому, что власть взяла курс на "азиатизацию" России. Любой успех региона, ориентированного на Запад, с этим курсом не вяжется. Проще выходит не развивать уникальный анклав, а отправлять в него ежегодную дань, частичку нефтяных доходов, что позволит до поры до времени сдерживать недовольство граждан. Российские инвесторы переживут потери от ликвидации особой экономической зоны — и не такое переживали, а то, что не придут иностранцы, так это точно никого не волнует. Одним царям необходимо было окно в Европу, другим не нужна даже форточка. Другое дело — люди: молодежь Калининградской области сейчас в десять раз чаще ездит в Европу, чем добирается до Москвы. Если к перспективам региона и дальше будут относиться так, как сегодня, предпочтения молодых сложно не угадать...

Комментарии
Профиль пользователя